Андреа Уидбург (Andrea Widburg) написала, что корреспондент издания New York Times Уолтер Дюранти (Walter Duranty) получил Пулитцеровскую премию за ложь о массовых преступных злодеяниях коммунизма на территории Украины. Это был довольно очевидный конфуз.

Однако это перестанет казаться вам конфузом, когда вы узнаете, кто получил Пулитцеровскую премию в этом году.

Ее получил Грег Грандин (Greg Grandin), ведущий апологет Уго Чавеса. Ее получил человек, который до последнего отстаивает Уго Чавеса и совершенные им преступления. Я имею в виду не такого человека, как Берни Сандерс (Bernie Sanders), который говорит: «Да, социализм в Венесуэле — это прекрасно, но проблемы там все же есть».

Грандин — это по-настоящему бескомпромиссный полезный приспешник, который без остановки расхваливает жестокого коммуниста-диктатора. Таких людей было мало, но шум, который они создавали, был довольно громким. Учитывая неудачи социализма, сейчас его апологетов осталось еще меньше. Но Грандин до сих пор ему верен.

Вот что пишет «Аль-Джазира» о Грандине, который абсолютно серьезно убеждает нас в том, каким чудесным парнем был этот головорез из Каракаса:

В своем некрологе, опубликованном в издании The Nation в марте прошлого года, историк Грег Грандин написал следующее: «Последние 14 лет Чавес посвятил себя и свою программу 14 всенародным голосованиям, 13 из которых он выиграл с огромным преимуществом. Джимми Картер (Jimmy Carter) назвал эти голосования "лучшими в мире" из тех 92 выборов, за ходом которых он следил».

Помимо бесконечных выборов Грандин высоко оценивает «демократию прямого участия, которая осуществлялась на уровне районов, рабочих мест и в сельской местности» в эпоху Чавеса, и превозносит общественные организации и социальные движения за «проделанную ими героическую работу по демократизации общества, по предоставлению гражданам возможности пережить крайности неолиберализма и бороться с новыми бесчинствами».

Именно такая обстановка заставляет Грандина сделать его вывод: «Венесуэла, возможно, является самой демократической страной в Западном полушарии». Действительно, больше всего венесуэльскую элиту злило в Чавесе то, что он открыл политическое пространство для ранее маргинализированных масс и таким образом упразднил эксклюзивистскую систему.

Этого достаточно? 

Я читала труды Грандина, чтобы понять, насколько он заблуждался. Колумнист New York Times Брет Стивенс (Bret Stephens) приводит следующую цитату из некролога Грандина, посвященного венесуэльскому диктатору:

В длинном некрологе, опубликованном в издании The Nation, профессор Нью-Йоркского университета Грег Грандин выдвинул следующее предположение: «Главная проблема, с которой Венесуэла сталкивалась в период его правления, заключалась не в том, что Чавес был авторитарным правителем, а в том, что он был недостаточно авторитарным».

Другими словами, как однажды сказал другой апологет Чавеса Билл Айерс (Bill Ayers), «я не сожалею о заложенных бомбах, но я чувствую, что их оказалось недостаточно».

Грандин написал сотни страниц, прославляя диктатора Каракаса, пока тот расстреливал людей прямо на улицах и уничтожал венесуэльскую демократию во имя антидемократической кубинской модели. Подобно Дюранти, Грандин тоже покрывал все это глазурью и продавал левакам по всему миру. Теперь же он получил Пулитцеровскую премию в категории «нехудожественная литература» за книгу, в которой он прославляет свой новый объект восхищения — теперь, когда прославлять Чавеса стало затруднительно, — а именно незаконных иммигрантов.

Пулитцеровская премия Грандина создает вокруг него ореол респектабельности, несмотря на его отвратительные лживые утверждения. Уго Чавес стал социалистическим кошмаром и настоящей катастрофой для Венесуэлы, где люди до сих пор едят животных из зоопарков, живут без электричества, стреляют друг в друга на улицах и бегут пешком в соседнюю Колумбию. Это адская бездна, однако полезные марионетки продолжают лгать нам о том, как хороша Венесуэла, и получать за это престижные награды от истеблишмента.

Черное стало белым. Уго заботился о бедных. Социализм «uber alles». Грег Грандин, которого нельзя назвать историком, — это всего лишь пропагандист того, что невозможно оправдать.

Если это не дискредитирует оргкомитет Пулитцеровской премии, тогда что может его дискредитировать? Консервативно настроенный Том Кунц (Tom Kuntz) из New York Times написал в своей статье для онлайн-издания RealClearInvestigation, что подобное будет происходить и дальше. Он предупредил, что издание New York Times утратило свою чистоту и принципиальность и что он не хочет видеть, как оргкомитет Пулитцеровской премии тоже катится под гору. А он катится.

Когда я училась в школе журналистики Колумбийского университета, я писала свою работу на степень магистра под руководством тогдашнего секретаря комитета Пулитцеровской премии, одного из величайших репортеров New York Times старой закалки Сеймура Топпинга (Seymour Topping). В то время принципиальность имела огромное значение. Стоит также отметить, что под его руководством ни одна работа сомнительного качества не получила награду от оргкомитета Пулитцеровской премии. Мне даже довелось познакомиться с несколькими удивительными людьми, работавшими в этом комитете в те годы, включая Клэр Стерлинг (Claire Sterling) и Филипа Тирни (Philip Tierney). Теперь все скатилось по наклонной.

Присуждение Грандину какой-либо награды — это пятно позора на журналистике в целом. Грандин взахлеб прославлял государственные пропагандистские издания режима Чавеса и выступал в качестве агитатора этого гнусного режима. Тот факт, что теперь ему вручают Пулитцеровскую премию, свидетельствует о том, как низко скатился ее оргкомитет. Мне противно.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.