Какие моменты Второй мировой предопределили победу союзников? Об этом размышляют восемь ведущих военных историков.

1) Самообольщение нацистов

Бен Шепард (Ben Sheperd)

Главную роль в уничтожении немецкой военной машины сыграли ВПК союзников, их флот и ВВС. Но для победы надо было захватить территорию и уничтожить силы, которые ее удерживали. И в этом смысле хребет Вермахту перебили на Восточном фронте.

Я считаю, Гитлер и его генералы недооценили Красную Армию, — их идеология и слепая вера в собственное превосходство привели их к краху. Такое мышление перед вторжением в СССР было пусть и не у всего командования, но у очень многих. Достоверные факты о Красной Армии немецкая разведка подменяла высокомерными и расистскими догадками, будто там царят хаос и неразбериха. Немецкое командование не поняло истинной силы Красной Армии и не увидело опасного рассогласования в собственных рядах.

В катастрофе Красной Армии на первом этапе войны немцы увидели лишь доказательство своей правоты. Но сопротивление становилось все ожесточеннее, потери росли, а мобильность немецких войск терялась из-за огромных расстояний, суровых условий и зачастую изношенной транспортной инфраструктуры. К декабрю 1941 года, когда немцы вышли на подступы к Москве, блицкриг уже выдохся, и с ним улетучился их единственный шанс на решающую победу.

В последующие полтора года Вермахт не раз пытался перехватить инициативу, — самой известной такой попыткой стала Сталинградская битва, — но безуспешно. Тем временем боевая мощь Красной Армии росла по всем параметрам. Она подпитывалась огромными подвигами советской промышленности, которые дорого обошлись советскому народу, и ширящейся экономической помощью США.

После еще одного поражения Германии, в июле 1943 года на Курской дуге, Красная Армия неумолимо двигалась вперед, и Вермахт уже даже не льстил себя надеждой вернуть превосходство.

Бен Шепард — автор книги «Солдаты Гитлера: немецкая армия в Третьем рейхе» (Hitler's Soldiers: The German Army in the Third Reich, 2016), преподаватель истории в Каледонском университете Глазго.

2) Производственные мощности союзников

Джеймс Холланд (James Holland)

Историки склонны рассматривать Вторую мировую войну преимущественно через призму стратегических решений и сражений на передовой, однако ресурсная база воюющих сторон по-своему была даже важнее. Недавно мне попалась на глаза фотография, как загружают танки на десантные корабли перед вторжением союзников на Сицилию. Она говорит сама за себя, — это демонстрация огромной военной мощи и богатства. Что удивительно, так это то, что еще в начале войны ни у Британии, ни у США столь значительной армии не было, а ВВС были сравнительно ограниченные — а у США так и вовсе небольшие. И все же за четыре года они выросли в геометрической прогрессии и сражались на равных в воздухе, на суше и на море — поистине в глобальном масштабе. Еще они помогали техникой Советскому Союзу.

То, что США превратились в арсенал демократии — хорошо известно, но скорость, с которой они этого добились, нередко недооценивают. Не столь известен и впечатляющий военный прирост Британии, — в частности, на ее долю приходится 132 500 самолетов и 31% всех поставок Соединенным Штатам на европейском театре военных действий. Так что помощь по лендлизу односторонней не была.

Ключом к успеху стала верная расстановка приоритетов и четко поставленные цели. Упор делался на исследования, разработки и производство. Напротив того, Германия и Япония после первоначальных успехов ушли в нисходящую спираль, выбраться из которой так и не смогли. Не хватало продовольствия и топлива, а потом прибавились перебои с материально-техническим снабжением. Япония не смогла потопить американские авианосцы в Перл-Харборе, а Германия не выиграла битву за Британию. Победу Британии и США принесла их военная мощь, — успех гарантировала их стратегия «большой войны».

Джеймс Холланд — историк и автор. В настоящее время работает над новой книгой о Сицилийской кампании 1943 года.

3) Вторжение в Советский Союз

Макс Гастингс (Max Hastings)

Решающим моментом войны стало гитлеровское нападение на СССР в июне 1941 года — операция «Барбаросса». После этого основную работу сделала Красная Армия — ценой невыразимых человеческих жертв. Это она остановила и разгромила немцев.

Есть мнение, что победу СССР приблизили американские поставки — от алюминия до консервов «Спам», сапог, грузовиков и телефонных кабелей, — но в первые и решающие полтора года войны на Восточном фронте западная техника достигала СССР лишь в скромных масштабах. До 1943 года и победы под Сталинградом ее вклад в советские военные действия был весьма невелик.

Как говорил великий историк сэр Майкл Ховард (Michael Howard), отрицать факты — глупо, потому что смена одной единственной переменной открывает бесконечные возможности. Я всегда полагал, что если бы Гитлер вместо «Барбароссы», укрепил Роммеля и завершил завоевание Средиземноморья и Ближнего Востока — как по мне, это ему было вполне по силам, — правительство Черчилля бы не удержалось. Пришедшая ему на смену администрация Тори могла бы заключить с Германией компромиссный мир. После Первой мировой войны я не думаю, что британский народ — да и французский тоже — был готов к столь ужасной войне на истощение, которая развернулась на Восточном фронте, пока немцев не отбросили. Легкого пути к победе во Второй мировой войне не было — да и вряд ли могло быть. Так всегда бывает в столкновении более-менее равноценных промышленных держав.

Полагаю, можно представить себе сценарий, когда западные союзники слабели вплоть до появления атомной бомбы — а затем сбросили ее на Германию. Но это предполагает вступление в войну США и многое другое. Я стою на своем: разгромить нацистов удалось лишь огромными жертвами. И хотя западным союзникам на тот момент так не казалось, потомкам это открылось со всей ясностью: основной вклад внесли Советы.

Сэр Макс Гастингс — писатель и журналист, автор книги «Операция „Большая порка": разрушители плотин 1943» (Chastise: The Dambusters Story 1943, 2019).

4) Танк Т-34

Эндрю Робертс (Andrew Roberts)

С 1941 по 1945 год Советский Союз построил 58 681 танк Т-34. Они не были ни первыми по огневой мощи, ни самыми быстрыми, но благодаря их огромному количеству Красная Армию выигрывала битву за битвой — и в конечном счете уничтожила нацистскую Германию. «Рано или поздно, — будто бы говорил Сталин о T-34, — количество переходит в качество». Хотя по отдельности немецкие танки превосходили Т-34, они ничего не смогли противопоставить трех-, четырех-, а иногда и пятикратному превосходству Советов в ключевых сражениях вроде Курской битвы в июле-августе 1943 года.

Ключевая статистика Второй мировой войны — это то, что четыре пятых боевых потерь Германии (без учета гражданских потерь от союзнических бомбардировок) пришлись на Восточный фронт. Мы на Западе по понятным причинам основной упор делаем на «День Д» (высадка в Нормандии), операции «Огород» и битве в Арденнах, но это благодаря не в пример более масштабным кампаниям на Востоке Красная Армия вышла на Берлин и вынудила Гитлера покончить с собой. Например, немецкая группа армий «Центр» только в ходе операции «Багратион» в Белоруссии с июня по август 1944 года потеряла 450 тысяч человек. Вот почему самым решающим фактором в уничтожении нацизма стал Т-34 (включая основные модификации Т-34/76 и Т-34/85).

Эндрю Робертс — военный историк, чья последняя книга называется «Лидерство в войне» (Leadership in War, 2019).

5) Союзники правили морями

Ник Хьюитт (Nick Hewitt)

По сути, поражение нацистской Германии обеспечили морские силы союзников. В мрачные дни 1940 и 1941 годов военные и транспортные корабли союзников спасли целый ряд армий от неминуемой гибели, организовав эвакуацию сначала из Норвегии, затем из Франции через Дюнкерк и, наконец, из Греции и с Крита, — несмотря на неустанные попытки противника им помешать. После падения Франции Великобританию от вторжения спас именно Королевский флот.

Военные корабли защищали конвои транспортных судов с жизненно важными грузами из США, Канады и всего мира от решительных попыток стран «оси» их перехватить. Благодаря этому Великобритания — а затем и Советский Союз — смогли продолжить борьбу. Когда США вступили в войну в декабре 1941 года, флот обеспечил подавляющий рост американской военной и воздушной мощи, благодаря которой борьба на континенте развернулась с новой силой.

Благодаря морской мощи армии Британского Содружества выстояли в Северной Африке, несмотря на разрушительные атаки противника в Средиземном море и опасно длинные маршруты снабжения вокруг мыса Доброй Надежды. Позже она обеспечила союзникам возможность перебрасывать армии по всему миру, перехватывать инициативу и наносить противнику удары в самые уязвимые места — от Мадагаскара, Марокко и Алжира до Сицилии и южной Италии. Для западных союзников Вторая мировая война была скорее морской, а воевали в ней главным образом экспедиционные армии.

Наконец, подавляющее морское превосходство — огромный флот из 7 000 кораблей и судов всех размеров — обеспечило 6 июня 1944 года высадку огромной армии на побережье Нормандии. Это они подвозили каждый день подкрепление из тысяч солдат и транспортных средств, обеспечивали ее продовольствием, топливом и боеприпасами и предоставляли все необходимое — от артиллерийской поддержки с моря до ремонтных мастерских и штаб-квартир.

«День Д» вынудил нацистскую Германию повести войну на два фронта — и в ней она была обречена. Этот последний и решительный триумф морской мощи союзников и положил конец войне в Европе.

Ник Хьюитт — руководитель отдела коллекций и исследований Национального музея Королевского флота и автор ряда книг по военно-морской истории.

6) Вмешательства Гитлера

Мэри Кэтрин Барбье (Mary Kathryn Barbier)

Главным фактором в победе союзников над нацистской Германией в Европе стала роль Адольфа Гитлера в немецких наступательных операциях. Гитлер допустил целый ряд просчетов. Хотя для политического деятеля вмешиваться в военные действия своей страны — обычное дело, Гитлер нередко игнорировал мнение советников и настаивал на крупных операциях, которые в конечном счете имели колоссальные последствия и помешали Германии добиться успеха.

Так, 20 июня 1941 года Гитлер дал зеленый свет вторжению в СССР, и операция началась через два дня. Несмотря на первоначальные успехи по всему фронту, в течение нескольких месяцев блицкриг выдохся. Вместо обещанной легкой победы, немцы разбудили спящего медведя, и он не захотел уступать ни Москву, ни Сталинград. В боях за Москву, Ленинград и Сталинград тысячи немецких солдат погибли или сдались в плен. Война на востоке перемолола миллионы людей, как мясорубка. 11 декабря 1941 года, через три дня после завершения зимней кампании, Гитлер вслед за Муссолини объявил войну США, хотя Советский Союз сдаваться не собирался.

Весной 1943 года, несмотря на сокрушительные потери Вермахта под Сталинградом, Гитлер все еще рассчитывал триумф Германии. Он дал добро на операцию «Цитадель», но наступление на Курской дуге, одно из последних на Восточном фронте, обернулось неминуемой катастрофой.

После поражения Вермахта в этой битве советские войска неуклонно двинулись на запад — на Германию. К лету 1944 года, теснимые западными союзниками немецкие войска столкнулись с наступлением в Италии, Франции, Бельгии и Нидерландах. Не желая сдаваться, Гитлер одобрил последнее контрнаступление рейха на западе, операцию «Осенний туман» — она же битва в Арденнах, — которая тоже закончилась поражением и вбила последний гвоздь в крышку гроба. Шансов на победу у Германии не осталось. Хотя Германию победили советская, британская, американская и канадская армии, их победу приблизили просчеты самого Гитлера.

Мэри Кэтрин Барбье — профессор истории в Университете штата Миссисипи и автор книги «Шпионы, ложь и гражданство: охота на нацистских преступников в Америке и за рубежом» (Spies, Lies, and Citizenship: The Hunt for Nazi Criminals in America and Abroad, 2017).

7) Шифровальщики из Блетчли-парка

Питер Кэддик-Адамс (Peter Caddick-Adams)

Когда их родину в сентябре 1939 года захватили, несколько польских математиков бежали на Запад с секретами немецкого шифровального устройства «Энигма». Она шифровала все 26 букв алфавита особым кодом, который менялся каждые 24 часа. Начиная с вторжения во Францию в мае 1940 года, все немецкие сообщения — на тарабарском языке «Энигмы» — перехватывались и отправлялись в особняк Блетчли-парк, недалеко от Милтон-Кейнса в графстве Бакингемшир. Там разместились училище Шифровальной службы правительства Великобритании и программа разведки «Ультра».

Светлые умы из Блетчли разработали так называемые «Бомбы» — электромеханические устройства для взлома кода «Энигмы». Начиная с марта 1940 года, они наладили дешифровку и перевод немецких сообщений, облегчив их стратегическую оценку. Перехват сообщений во многом предопределил победу в битве за Британию, помог правильно оценить угрозу немецкого вторжения в Англию и сыграл ключевую роль в битве за Атлантику в 1941-42 годах, когда на карту было поставлено само выживание британцев.

«Энигма» поставляла в основном тактические разведданные краткосрочного значения. Более долгосрочное понимание немецкой стратегии наступило в середине 1941 года, когда командирование начало обмениваться шифровками через беспроводной телетайп «Лоренц». Его шифр британские криптографы прозвали «Танни» («тунец»). Поначалу данные расшифровывались вручную, вплоть до создания первой ЭВМ под названием «Колосс». Она заработала в феврале 1944 года.

Работу Блетчли-парка, где взламывались еще и итальянские, и японские шифровки, трудно переоценить. Доподлинно известно, что 12 июля 1945 года американский генерал и будущий президент Дуайт Эйзенхауэр написал секретное письмо с благодарностью сэру Стюарту Мензису (Stewart Menzies), который ежедневно снабжал материалами «Ультры» и Черчилля, и самого Эйзенхауэра. Он писал: «Разведданные, исходившие от вас до и во время этой кампании, принесли нам неоценимую пользу. <…> Они спасли тысячи британских и американских жизней и немало ускорили разгром врага и его капитуляцию».

Это подтвердил сэр Гарри Хинсли (Harry Hinsley), бывший сотрудник Блетчли, а впоследствии автор официальных книг о британской разведке во Второй мировой. Он заявил, что без «Ультры» война продлилась бы «на два, три, а то и все четыре года дольше».

Питер Кэддик-Адамс — военный историк, чья последняя книга называется «Песок и сталь: новая история Дня Д» (Sand and Steel: A New History of D-Day, 2020).

8) Нацисты уступали в силе

Эван Модсли (Evan Mawdsley)

По сути, европейская «ось» и Япония проиграли, потому что были намного слабее союзников. Вторая мировая война разыгралась между имущими и неимущими, между истеблишментом и ревизионистскими державами. Лидеры «оси» считали, что мировые ресурсы — как в Евразии, так и за ее пределами — поделены несправедливо и без их участия, по Версальскому договору 1919 года и ранее. Тройственный пакт от сентября 1940 года необходимым условием долговременного мира назвал «предоставление каждому государству возможности занять свое место в мире». В 1939 году им категорически не хватало ресурсов. Кроме того, перед Германией стояла дополнительная трудность: до середины 30-х годов договор ограничивал ее вооруженные силы.

Нет смысла отдельно обсуждать Италию или малых спутников «оси»: у них тоже были притязания, но победить без Германии они не могли априори. Гитлер же полагал, что справится с господствующими державами, выбивая их одну из другой и одновременно укрепляя защищенную от блокады ресурсную базу в глубине Евразии. Вся прусско-германская военная традиция с ее безукоризненной организацией исторически делала ставку на быстрые победы в «маневренной войне», а не затяжной войне на истощение. Но план провалился: уже к концу 1941 стало ясно, что Гитлер не может ни завоевать Великобританию, ни продвинуться вглубь СССР. Как выразился сам Гитлер в своем «Завещании», написанном в осажденном Берлине в финале войны: «Трагедия немцев в том, что у нас всегда мало времени». Исторически страны «оси» были опоздавшими, которые пытались наверстать упущенное. Они были слабее и потому проиграли.

Эван Модсли — почетный профессор Университета Глазго и автор книги «Война за моря: морская история Второй мировой войны» (The War for the Seas: A Maritime History of World War II, 2019).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.