Ученые работают над созданием вакцины от covid-19, а небольшое, но рьяное антивакцинаторское движение мобилизует свои силы на борьбу с ней. Участники этой кампании выдвигают экстравагантные теории и аргументы. Они лживо заявляют, что вакцину от коронавируса будут использовать для вживления людям микрочипов, и не менее лживо утверждают, что в Британии умерла одна женщина, участвовавшая в испытаниях вакцины. В апреле эти люди вышли в Калифорнии на митинги протеста против самоизоляции, неся в руках плакаты с лозунгами против вакцины. На прошлой неделе в Ютюбе появилось удаленное на сегодня видео, в котором выдвигаются дикие конспирологические теории о пандемии и утверждается (бездоказательно), что вакцина «убьет миллионы». Это видео набрало более восьми миллионов просмотров.

Неизвестно, какое количество людей на самом деле откажется прививаться от covid-19, но в целом уровень поддержки вакцины довольно высок. Однако некоторые исследователи, занимающиеся изучением движений против вакцинации, говорят, что их беспокоит другое. Те послания, которые распространяют противники вакцины, могут подорвать усилия по созданию коллективного иммунитета от нового коронавируса. Онлайновая оппозиция, выступающая против вакцины, очень быстро начала разговоры о пандемии, говорит физик Нил Джонсон (Neil Johnson), работающий в столичном Университете Джорджа Вашингтона и изучающий тактику участников этой кампании. «Сейчас многие из этих организаций только о covid и говорят», — рассказывает он.

Возражающие против вакцины организации невелики по количеству членов, но их онлайновая стратегия поразительно эффективна и чревата тревожными последствиями, о чем на этой неделе в своей работе написал научный коллектив Джонсона. Еще до появления вируса SARS-CoV-2 эти исследователи начали изучать взгляды на вакцинацию, излагаемые в социальных сетях, таких как Фейсбук. Они проанализировали более 1 300 страничек, на которые подписаны около 85 миллионов пользователей.

13 мая они опубликовали свои заключения, свидетельствующие о том, что у противопрививочных страничек обычно меньше подписчиков, чем у тех, что поддерживают вакцинацию, но первые более многочисленны, чем вторые. Кроме того, они чаще дают ссылки на другие дискуссии в Фейсбуке, такие как странички родительских ассоциаций в школах. А там отношение к вакцинации весьма неоднозначное.

С другой стороны, странички, где объясняются преимущества вакцинации и приводятся научные доводы в пользу прививок, объединены в сообщества, которые никак не связаны с «главным полем боя» за настроения в обществе, как выразился Джонсон. Во время вспышки кори в 2019 году на противопрививочных страничках в Фейсбуке появилось больше ссылок, чем на страничках в защиту вакцинации, отмечает команда Джонсона. Экстраполяция существующих тенденций с использованием компьютерного моделирования указывает на то, что антивакцинаторство через десять лет может занять господствующие позиции в сетевых взглядах на вакцину.

Эта работа показывает, что «сторонники вакцинации, по сути дела, придерживаются своей точки зрения и ведут разговор друг с другом, не реагируя на рассуждения и взгляды тех, кто пока сомневается», — говорит Хайди Ларсон (Heidi Larson), возглавляющая проект «Доверие к вакцинам» (Vaccine Confidence Project). Ее группа из Лондонской школы гигиены и тропической медицины следит за степенью доверия общества к различным вакцинам.

Эта проблема уже вышла за рамки Фейсбука. 1 апреля коллектив Джонсона опубликовал предварительные результаты другого исследования об обмене сообщениями в онлайне по вопросу covid-19. Эта работа еще не получила коллегиальную экспертную оценку, но она указывает на разрастание связей при обсуждении вопросов пандемии между группами антивакцинаторов в различных социальных сетях и другими группами по интересам, включая крайне правых экстремистов.

Чтобы противостоять распространению антивакцинаторства, нужно понять не только форму онлайновой карты, но и то, как это получилось, говорит президент программы глобальной иммунизации Брюс Геллин (Bruce Gellin), работающий в Вашингтоне в Институте вакцины им. Сейбина. «Мы должны понять, что в этих беседах и в этом контенте (на тему противодействия вакцинации) заставляет людей прислушиваться и распространять эту информацию», — подчеркивает он.

Разнообразные, возбуждающие эмоции сообщения

У сторонников вакцинации посыл простой: вакцина работает и спасает жизни. У антивакцинаторов же интерпретаций и идей огромное множество, и они весьма замысловатые. Кто-то провоцирует тревогу за здоровье детей; кто-то ратует за альтернативные лекарства; кто-то выдвигает конспирологические теории об иммунизации. Такие сообщения о вреде вакцины распространяются гораздо шире и в большем количестве сетевых сообществ, чем информация более крупных групп сторонников прививок. Джонсон говорит, что его команда обнаружила похожие закономерности в более ранних исследованиях повстанческих сетей в зонах конфликтов. Там боевики и мятежники очень часто и довольно глубоко внедрялись в существующие социальные сети.

Активакцинаторы обычно переманивают людей на свою сторону эмоциональными сообщениями, учитывая личностные особенности адресатов. По словам Ларсон, они далеко не всегда строятся на страхе («Вакцина тебя убьет».) Довольно часто антивакцинаторы апеллируют к глубоким чувствам людей («Вы любите своих детей?»). Между тем, медики просто пытаются охватить прививками как можно больше людей, а это вызывает такое ощущение, что они стараются улучшить свои статистические показатели. «В отношении сомневающихся людей нужен совсем другой подход, — говорит Ларсон. — Выступающие за вакцинацию организации не прислушиваются к людским тревогам и вопросам».

Геллин отмечает, что большинство людей выступает за прививки, и согласны сделать их во время пандемии. Тем не менее, в последние два десятилетия уровень вакцинации в мире остается без изменений. Ларсон и Геллин обеспокоены тем, что у людей есть другая причина для подозрений в отношении вакцины от covid-19: это та скорость, с которой она разрабатывается. «Мы должны очень четко и предельно откровенно рассказывать о процессе разработки, — говорит Геллин. — Иначе, когда появится вакцина, люди начнут задавать вопросы о том, не срезали ли ученые какие-нибудь углы».

Надо будет также тщательно обдумывать содержание и тональность сообщений о вакцине. Если количество заражений covid-19 к тому времени сократится, приводить доводы в пользу прививок будет сложнее, отмечает Ларсон. «Изменить отношение людей к прививкам сможет заявление властей о том, что если ты привился, то имеешь право идти на работу», — говорит она.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.