Настроение президента России Путина, похоже, испортилось. Каждый день я смотрю на него на экране телевизора на совещаниях с членами правительства и руководителями регионов по борьбе с коронавирусом и вижу явно тоскливое выражение лица. Иногда он слушает выступающих с напряженной мимикой и словно едва сдерживается, а порой, прерывая говорящего, дает свои указания относительно мер по борьбе с коронавирусом.

Я думаю, что настроение российского лидера испортил не только коронавирус. Рухнувшие политические планы тоже повлияли на его эмоциональное состояние. Поясню.

Путин находится у власти 20 лет. Российский лидер, который ранее не раз говорил о том, что «он не останется в кресле президента до смерти» и «не будет менять конституцию», в первые месяцы этого года сделал заявления о том, что в стране будет проведена реформа политической системы.

Все, что говорилось, создавало впечатление, будто Путин, перестраивая высшие государственные посты, пытается принять меры для того, чтобы обезопасить как страну, так и проводимую политику, а также себя после того, как истечет срок полномочий и он оставит президентский пост в 2024 году (а, может быть, раньше).

Но вдруг произошло неожиданное (это было либо частью заранее подготовленного плана, либо результатом давления некоторых официальных и экономических кругов на Путина, дескать, «ты не должен оставлять пост»). Путин не исключил той вероятности, что «в случае внесения необходимых поправок в конституцию» он может продолжать свою работу еще два срока начиная с 2024 года, а именно — до 2036 года или, иными словами, до своих 84 лет.

Первым шагом этой «политической реформы» должен был стать референдум, назначенный на 22 апреля 2020 года.

Но коронавирус, будь он неладен, нарушил эти планы.

По мнению некоторых российских комментаторов, в том числе и из-за этого плана в России произошла задержка с принятием мер по предотвращению распространения коронавируса. По одной из версий, хозяева Кремля даже думали провести референдум 22 апреля, а 23 апреля объявить карантин, но, когда опасность коронавируса перевесила, от этого отказались.

Когда по этой же причине не удалось провести должным образом празднования Дня Победы 9 мая (75-й годовщины победы, одержанной во Второй мировой войне), которому придается большое значение с точки зрения международного престижа российского руководства, настроение стало еще хуже.

Это были весьма досадные события для российского лидера. Ведь политическая судьба Путина, привыкшего до конца претворять запускаемые планы в жизнь, теперь уже зависела не только от последствий экономического кризиса, но и эпидемии вируса, о котором ничего неизвестно. С этой точки зрения Кремль, исходя из принципа «чем раньше, тем лучше», в настоящее время обсуждает вероятность проведения и референдума, и Парада Победы 24 июня, а если нет, то оба мероприятия могут быть перенесены на сентябрь.

Несомненно, социально-экономические проблемы, которые возникнут под влиянием коронавируса и в результате сокращения нефтяных доходов, могут усложнить жизнь российскому руководству. (В своей вчерашней статье я пытался изложить озвучиваемые предположения о перевороте в России, во многом связанные с этим.)

Коронавирус: неизвестный враг потряс сильного лидера

Хотя поначалу новости о коронавирусе, приходившие из России, создавали впечатление, что дела идут хорошо, вскоре ситуация изменилась. Россия долгое время занимает второе место после США по количеству случаев заражения.

Когда ситуация ухудшилась, Путина сначала почти не было видно. (Как известно, крупные лидеры, не желая ассоциироваться с негативными событиями, склонны перекладывать плохие новости на других.) Однако со временем, с одной стороны, в российском обществе стало нарастать недовольство, с другой — такие персоны, как мэр Москвы Собянин и премьер-министр Мишустин, начали красоваться в политических рейтингах.

Вмешательство опытных кремлевских советников не заставило себя долго ждать. Премьер-министру, который готовился объявить комплексные меры по борьбе с коронавирусом в середине апреля, было сказано: «Это сделает президент». Что касается Собянина, который постепенно начал привлекать внимание своими активными усилиями, в части российских СМИ была запущена соответствующая кампания. На некоторых федеральных каналах неоднократно демонстрировались очереди, образовавшиеся у входа в метро в Москве во время проверки электронных пропусков. Один из архитекторов проекта новой конституции, подготовленного с целью продления срока полномочий Путина, сенатор Андрей Клишас открыто бросил вызов Собянину, заявив, что «мэр Москвы не вправе ограничивать свободу передвижения граждан».

В то время как тех, кто вырвался вперед, подравняли, было принято решение о том, что Путин будет часто проводить совещания, транслируемые с экранов телевизоров, и время от времени выступать с ободряющими народ речами.

Вместе с тем не ускользнул от внимания и следующий факт. Лидер, который обладает безграничными полномочиями и «единолично отвечает за все в стране», в значительной степени оставил такую новую и сложную проблему, как коронавирус, на усмотрение членов правительства и особенно местных руководителей. (Российская Федерация состоит из 85 субъектов, а именно — республик, регионов и городов разного статуса).

Разумеется, то, что в условиях разрастания кризиса лидер требует отчета с кого-либо, при необходимости устраивает нагоняй и даже увольняет, могло бы создать «подходящую картину». (Возможно, дело руководителей Коми, Камчатки и Архангельска, попрощавшихся со своими креслами в начале коронавирусного кризиса, разбухло и раньше.) Но что если кризис нанесет еще большие раны?

Более того, в этих условиях возникли некоторые вопросы. А как же централизованный федерализм, президентская система? Разве нет вероятности того, что этот ход событий повлечет за собой опасность перераспределения полномочий в Российской Федерации?

Кроме того, разве российский народ не выставляет своим царям и национальным лидерам счет как за победы, так и за катастрофы?

К тому же насколько местные руководители и высокопоставленные чиновники, чья судьба целиком и полностью зависит от президента, действительно могут ставить здоровье населения в приоритет, насколько достоверную информацию они могут предоставлять? Особенно когда экономический спад ощущается в регионах как минимум не меньше, чем в центре, и из Москвы не поступает серьезной финансовой поддержки в регионы, за исключением некоторых направлений.

Последняя ситуация по коронавирусу и недоверие населения к официальным заявлениям

Несмотря на то что в России опасность распространения коронавируса остается серьезной, отметим, что в последнее время ситуация стала меняться в лучшую сторону. 17 мая состоялось совещание по коронавирусу в Москве, а 18 мая — в масштабах всей России. Озвучивается прогноз о том, что ситуация в целом выправится до начала июля.

Большая часть случаев заражения в России зафиксирована в Москве. Далее следуют Московская область и Санкт-Петербург. Следует добавить, что ситуация в регионах, располагающихся за этими густонаселенными территориями, тоже является критической: Нижний Новгород, Дагестан, Свердловск, Краснодар, Ростов-на-Дону, Калуга, Тула. По состоянию на вчерашний день это «топ-10» регионов, где коронавирус бушует больше всего.

Также обратим внимание на реакцию. Сначала состоялись «виртуальные митинги», организованные в интернете некоторыми оппозиционерами. Затем стало известно о реальных митингах против мер по борьбе с коронавирусом в Северной Осетии. Вспышка коронавируса в Дагестане, где, как выяснилось, существует большая нехватка оборудования и средств, усложнила ситуацию.

Кроме того, как сообщает сайт «Turkrus.com», проведенный опрос показал, что уровень поддержки карантинных мер в России со стороны населения рекордно упал и составил 23%. В то время как процент тех, кто считает необходимым ослаблять ограничения, составляет 64, тех, кто выступает за еще большее ужесточение мер, всего 6%. А доверие к официальным заявлениям за последний месяц упало с 28 до 19%.

Недоверие народа, разумеется, неудивительно. После слов главы Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека Анны Поповой, известной как «главный врач России», о том, что «10-12% проведенных тестирований дают положительный результат», главный редактор радио «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов критически заметил: «То есть в расчете на 100 миллионов это составляет 10 миллионов случаев». (Согласно вчерашним официальным данным, общее число случаев инфицированных в стране насчитывает 317554 тысяч.)

Российская оппозиционная «Новая газета» и некоторые западные издания (прежде всего «Файнэншл таймс» (Financial Times) и «Нью-Йорк таймс» (New York Times)) написали, что реальное количество смертей от коронавируса в России может быть на 70% больше, чем говорится в официальных заявлениях. Масла в огонь подлил и «Блумберг» (Bloomberg). Преисполненное энтузиазма от подвернувшейся возможности наброситься на Москву, издание разместило странный заголовок: «Эксперты хотят знать, почему от коронавируса в России не погибло больше людей?». Министерство иностранных дел России по этому поводу выступило еще с одним осуждением в адрес Запада.

Наряду с предположениями о сокрытии фактов, есть еще одна очень важная проблема, возникшая на повестке дня: с коронавирусом в очередной раз проявились большие недостатки российской системы здравоохранения. Количество больниц и потенциал ухода за больными оказались недостаточными. (В 2000-2015 годах при проведении «реформы здравоохранения» число больниц в стране, по официальным данным, сократилось вдвое — с 10,7 тысячи до 5,4 тысячи.) В последние месяцы неоднократно поднимался вопрос о том, что врачи и другие работники здравоохранения трудятся при низких заработных платах и недостаточном обеспечении средствами защиты.

Сайт «Zona.media» написал, что российские врачи в гораздо большем количестве заболевают и умирают от covid-19 по сравнению с другими странами. В то время как в США врачи составляют 0,48% от умерших, в России этот показатель равен 7%. По меньшей мере 186 российских врачей умерли от коронавируса. (Общее количество смертельных случаев от коронавируса в России, по объявленным вчера, 20 мая, данным, насчитывает 3099.) Несмотря на то что президент Путин объявил об оказании финансовой помощи медицинским работникам, многие из них не получили никаких дополнительных выплат, и разразился скандал.

Каким образом Россия, как и весь мир, преодолеет коронавирусный кризис — неизвестно. Что выпадет на долю Кремля из-за этой неопределенности, покажет время.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.