«Как дела в семье? Вы употребляете алкоголь?»

После парламентских выборов 1995 года депутат Пяйви Рясянен (Päivi Räsänen, партия «Христианские демократы») пришла на прием к специалисту по гигиене труда. Ей предстояло работать в парламенте впервые.

«Ну, не то чтобы», — ответила Рясянен на вопрос об употреблении алкоголя.

Врач замер. Не то чтобы! Это еще что?

Он знал многих депутатов, которые не смогли проконтролировать свою зависимость. За этой проблемой следовали увольнения и разводы.

Работа в парламенте имеет свои риски: приходится меньше бывать с семьей, становиться публичной персоной, много стресса, хорошая зарплата…

Но Пяйви Рясянен всего лишь хотела сказать, что регулярно причащается в церкви.

Пьянство финских политиков на работе — давнее явление. Самый «пьяный» период начался сразу после Второй мировой войны — как и у всего народа, борющегося с психологическими травмами, нанесенными войной.

Алкоголь стал лекарством.

Военное время оставило многих молодых мужчин без образования и профессии, и безделье пытались одолеть с помощью спиртного. В парках начали собираться запойные алкоголики. Проблема пьянства была заметной.

Представителем молодого поколения ветеранов войны был Мауно Койвисто (Mauno Koivisto) из города Турку. Когда война закончилась, Койвисто было 20 лет, но он не давал себе расслабиться. Работал в порту, вступил в Социал-демократическую партию, поступил в университет, защитил докторскую, начал карьеру в банке и в политике.

Мауно Койвисто стал министром финансов в 1960-е годы, когда алкоголь — обычно вино и пиво — предлагался всюду. На встречах всегда было спиртное — на совещаниях министров и на подписании трудовых договоров. Обеды затягивались.

Конечно, употребление алкоголя не всегда было уместным. Алкоголь обычно не предлагали на партийных съездах, особенно на съездах левых и центристов, которые продвигали идеи трезвости. Правда, вечерняя встреча нередко продолжалась в ближайшей пивной.

Алкоголь пили не только в рабочее время. В магазинах «Алко» (Alko) представителям власти продавали так называемый «министерский алкоголь». В 1972 году простой гражданин платил за бутылку водки «Коскенкорва» 17 марок 20 пенни, а министр отдавал за желанный напиток всего 1 марку 10 пенни.

Свободное время проводили в саунах и ресторанных кабинетах.

Употребление алкоголя не нужно было скрывать. Например, на пресс-конференциях министров алкоголь предлагали и журналистам. Полагали, что журналисты и сами употребляли так много, что им не стоило вмешиваться в любовь политиков к спиртному.

В декабре 2017 года председатель партии «Истинные финны» Юсси Халла-ахо (Jussi Halla-aho) раскритиковал в Фейсбуке финских журналистов. Они утратили доверие политиков.

Ранее парламентские фракции отмечали в парламенте Рождество, и одному из парламентских помощников «Истинных финнов» вдруг стало плохо. Его рвало, он еле стоял на ногах. У политика подозревали алкогольное отравление.

К счастью, в парламенте был врач. Пяйви Рясянен.

Поздно вечером депутаты парламента обсуждали необходимость реформы закона об алкоголе. Рясянен как раз хотела высказаться, но ее вызвали с просьбой помочь политику. В парламент вызвали скорую. Вскоре происшествие появилось в прессе.

«Журналистов обычно приглашают на внутренние политические вечеринки с негласным условием: все, что происходит на вечеринках, на них и остается. Доверие необходимо: когда люди употребляют спиртное, всякое может быть. Уже то, что газеты обсуждают опьянение и рвоту помощника — подрыв доверия к самим журналистам».

В тот вечер произошло много всего. Теуво Хаккарайнен (Teuvo Hakkarainen, «Истинные финны») насильно поцеловал Вееру Руохо (Veera Ruoho, партия «Национальная коалиция»). При этом Хаккарайнен сильно схватил женщину за шею.

«Медвежьи объятия», — пояснил Хаккарайнен, когда дело рассматривали в суде.

Наказание за пьянство было не очень серьезным. Суд Хельсинки выписал Теуво Хаккарайнену штраф за сексуальные домогательства и рукоприкладство.

Парламентская фракция сделала Хаккаранену выговор, и тот подал в отставку с поста второго заместителя председателя партии. Позже спикер партии Паула Рисикко (Paula Risikko, партия «Национальная коалиция») заявила, что впредь празднование Рождества у партийных фракций будет заканчиваться не позже полуночи и больше не будет проходить в одно время с парламентскими заседаниями.

Вскоре после случая с Веерой Руохо вечерняя газета написала о Пяйви Рясянен. Появился слух, что Хаккарайнен, якобы, домогался и Рясянен, лапал депутата за грудь.

Слух оказался неправдой. Однако Теуво Хаккарайнен и правда однажды напал на Пяйви Рясянен.

Годом раньше Рясянен гуляла по саду у парламента Финляндии, когда на нее вдруг напал пьяный вдрызг Хаккарайнен и начал таскать ее за волосы, бормоча ее имя.

Летом 2019 года Хаккарайнен начал работать в Европейском парламенте. В декабре 2019 года газета «Кескисуомалайнен» (Keskisuomalainen) опубликовала репортаж о работе Хаккарайнена в Брюсселе.

Теуво Хаккарайнен жаловался журналистам на плохое самочувствие, жар, повышенное потоотделение. Позже депутат заказал пива. В интервью Хаккарайнен заявил, что в СССР у Финляндии было бы больше свободы, чем сейчас в Евросоюзе.

Вопрос значимости Советского Союза для свободы Финляндии не был теоретическим. Отношения с СССР многие десятилетия определяли внешнюю политику Финляндии в целом. А их, в свою очередь, определял алкоголь.

Прежде всего, потому, что сотрудничество было насильственным. Ну кто будет клясться в вечной дружбе бывшему врагу? Кроме того, к употреблению спиртного были склонны обе страны.

Внешняя политика — дело непростое, и из-за стресса все пили только больше.

За укрепление отношений взялся премьер-министр Мауно Пеккала (Mauno Pekkala). Советский Союз ждал, что Финляндия, то есть Пеккала, выступит с инициативой заключения договора о сотрудничестве и взаимной помощи. Президент Юхо Кусти Паасикиви (Juho Kusti Paasikivi) строго запретил премьер-министру выступать с такой инициативой. Пеккала решил снять стресс выпивкой.

Отношения с Советским Союзом длились столько, насколько хватало алкоголя. В хельсинкском посольстве СССР на улице Техтаанкату пили так много, что вечером обе стороны тайно заменяли водку в рюмках водой.

Вопросы отношений с Советским Союзом замечательно решал министр иностранных дел Финляндии Ахти Карьялайнен (Ahti Karjalainen, партия «Финляндский Центр»). Карьялайнен и Мауно Койвисто долгое время были политическими соперниками. Они по очереди попадали в милость и немилость президента Урхо Кекконена (Urho Kekkonen), занимали посты в Банке Финляндии, были министрами. Вместе с конкуренцией ухудшались и отношения. Оба хотели стать преемниками Кекконена. Однако к алкоголю они все же относились по-разному.

Однажды Койвисто захотелось выбить бокал с виски из рук своего однопартийца Вяйнё Лескинена (Väinö Leskinen), когда они были на мероприятии Северного совета. «Знакомый блеск» в глазах Лескинена разозлил Койвисто.

Проблема Ахти Карьялайнена усугубилась в 1980-е годы, хотя культура употребления алкоголя уже начала меняться. В то десятилетие женщин выбирали в парламент чаще, чем раньше. Считалось, что только вульгарная женщина могла бы позволить себе пить спиртное на работе. Требования к работе тоже начали ужесточаться. Министры больше не получали скидку на алкоголь.

В начале карьеры Карьялайнена пресса еще не вмешивалась в его личные дела, но позже стала менее принципиальной. Осуждение Карьялайнена за алкоголизм не заинтересовало ни одну желтую газету, о большом штрафе сообщили только в главном выпуске новостей.

1,4 промилле, 25 650 марок, водительские права на полку.

Кто же побьет рекорд Карьялайнена, интересовалась газета «Ууси Суоми» (Uusi Suomi).

Когда в начале 1982 года Мауно Койвисто стал президентом Финляндии, Ахти Карьялайнен стал директором Банка Финляндии.

Путь Карьялайнена к отставке начался уже осенью 1982 года — с девальвации шведской кроны. Карьялайнен отдыхал с подругой в Испании, но из-за девальвации его срочно вызвали в Финляндию. Из самолета вышел пьяный директор банка, который не смог ответить ни на один вопрос прессы.

В мае 1983 года президент Мауно Койвисто отстранил Карьялайнена с поста директора Банка Финляндии, ссылаясь на «общее благо». В интервью «Суомен Кувалехти» (Suomen Kuvalehti) Карьялайнен сказал, что алкоголизм был для Койвисто лишь предлогом.

Ахти Карьялайнен скончался от рака поджелудочной железы седьмого сентября 1990 года. В этот день президент страны Мауно Койвисто выразил своему конкуренту признательность за службу родине. Ведущий новостей радио «Юле» (Yle) процитировал премьер-министра Харри Холкери (Harri Holkeri, партия «Национальная коалиция») и сказал, что делом жизни Карьялайнена было укрепление внешнеполитической линии Финляндии.

«Словно объятия медведя» — так сам Карьялайнен описывал свои отношения с друзьями из Советского Союза.

Мауно Койвисто запомнили политиком, который вел Финляндию на Запад. Он уверенно держался на государственных визитах и в вопросах государственной политики. Койвисто не был абсолютистом, но его помнят и за то, что он пытался бороться с алкоголизмом в политике.

Журналисты тоже решили взять себя в руки. В кризисные 1990-е годы им приходилось меняться быстрее. После перехода газет в цифровой формат журналистам пришлось научиться постоянно быть готовыми к работе, а политикам — быть готовыми ответить на вопросы независимо от времени суток.

Порог неприкосновенности в новостных статьях об алкоголизме политиков снизился. Доставалось даже президентам.

В 1994 году недавно избранный на пост президента Мартти Ахтисаари (Martti Ahtisaari) возвращался после первого государственного визита из Стокгольма. Внимание прессы привлек пластырь на лбу главы государства.

Пресса поинтересовалась происхождением травмы у канцелярии президента. В канцелярии уверяли, что президент поранил голову на торжественном вечере, когда причесывался. Однако шведская газета «Афтонбладет» (Aftonbladet) раскрыла настоящую причину произошедшего. На ужине Ахтисаари поскользнулся в лаковых ботинках на паркете и ударился головой.

Сейчас попасть в прессу очень легко. Перегибы рано или поздно попадают в заголовки.

В декабре 2011 года депутат партии «Национальная коалиция» Сампса Катая (Sampsa Kataja) открыла заседание парламента словами «Уввжаэмый предссдатль, уввжаэмый спикр…»

Перед началом заседания Катая была на рождественском вечере в Финском новостном агентстве (STT).

«Мне ужасно стыдно. Я оказалась не в том месте не в то время, — сказала она газете „Илталехти" (Iltalehti). — В период рождественских ужинов всем надо вести себя аккуратнее».

После «шепелявых» заявлений Сампсы Катая спикер парламента Ээро Хейнялуома (Eero Heinäluoma, Социал-демократическая партия) напомнил политикам в своем блоге о «правилах игры».

«Принимать ответственные решения или готовить важные вопросы в состоянии опьянения нельзя. В этом отношении парламент не отличается от любого другого места работы».

Министру спорта Пааво Архинмяки (Paavo Arhinmäki), в свою очередь, пришлось объяснять, почему он заснул на торжестве по случаю победы финской хоккейной сборной «Лейонат» (Leijonat) на сочинской Олимпиаде 2014 года.

Социолог и депутат Анна Контула (Anna Kontula, Левый союз) рассказывает в своей книге «Парламент — враги и друзья» (Eduskunta - vihamiehiä ja ystäviä), что шумиха в СМИ не всегда вредит карьере политика или его положению.

В мае 2016 на торжественном ужине для спикеров парламента бывший член партии «Истинные финны», нынешний член партии «Синее будущее» Пиркко Маттила (Pirkko Mattila) и Катья Хяннинен (Katja Hänninen, Левый союз) налегли на спиртное настолько сильно, что их выпроводили с мероприятия. Спикер Мария Лохела (Maria Lohela, «Истинные финны», позже — «Синее будущее») отчитала политиков за их поведение, и Маттила была вынуждена объясниться перед журналистами. Анна Контула говорит, что над парочкой просто подсмеивались в парламенте. Позже Маттила заняла пост министра, ответственного за алкогольные вопросы.

Если один политик допускает оплошность, на чашах весов оказывается доверие общества к парламенту в целом. Поэтому любителей выпить скрывают. События того майского вечера в Стокгольме попали в прессу только в ноябре.

Пяйви Рясянен говорит, что не рассказала бы журналистам, что Теуво Хаккарайнен таскал ее за волосы, если бы не было необходимости.

За 25 лет в парламенте Финляндии было много ситуаций, в которых Рясянен выступала скорее как врач, нежели политик. К ней обращались и за медицинской помощью, и чтобы отвести душу.

«Я считаю, что это моя государственная обязанность. Мои врачебные обязанности не ограничиваются оплачиваемой работой».

Она сразу же рассказала о происшествии с помощником «Истинных финнов» прессе, сославшись на государственную обязанность. Однако слухи о том, что Хаккарайнен лапал Рясянен, политики решили не комментировать.

Некоторые посчитали, что так Рясянен дала понять: плохое обращение с женщинами может легко сойти с рук — политик не давала интервью и не обратилась в суд. Типичный консерватор!

Пяйви Рясянен считает, что привлекла к произошедшему больше внимания, чем нужно. Она хотела бы разобраться в ситуации иначе, ведь у Хаккарайнена были проблемы.

Рясянен поделилась мыслями со спикером и председателем парламентской фракции «Истинных финнов» и призвала Хаккарайнена обратиться за помощью. Она даже поддержала Хаккарайнена как «коллегу и врача».

«Думаю, распространение слухов в СМИ ничем не поможет. Нужно иметь смелость поднять эту тему, постараться помочь получить медицинскую помощь без осуждения».

В парламенте могут поступать и иначе.

«Поскольку существует политическое противостояние и соперничество, есть риск, что искреннюю помощь могут оказать не всегда».

В работу депутата входит много разных мероприятий. «Бесплатный алкоголь» по-прежнему предлагается часто.

«Проблема именно в том, что для кого-то это проблема».

Пяйви Рясянен говорит, что депутаты часто посещают эти мероприятия именно в связи с депутатским статусом, и к ним нужно относиться именно как к рабочим встречам, на которых не всегда надо пить.

Большая часть депутатов, по мнению Рясянен, употребляет алкоголь в умеренных количествах. Как и на любых других рабочих местах, проблемы с алкоголем в парламенте — явление частного порядка.

Плохо, что в проблемы депутатов никто не может вмешаться. Нет руководителя, который мог бы пригрозить депутатам увольнением. Депутаты пользуются неприкосновенностью.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.