Крупнейшая нефтяная катастрофа в российской Арктике случилась в пятницу неделю назад. Поначалу ее никто не заметил. Двое очевидцев сняли видео, на котором виден забор, а за ним — высокий круглый резервуар с топливом. Что-то темное течет из-под забора на дорогу. Слышны удивленные голоса этих двух мужчин, ругань. «Это дизель!» — говорит один. Никого больше не видно.

В конце мая из резервуара на ТЭЦ в Норильске, в сибирской тундре, вылилась 21 тысяча тонн дизельного топлива. Из-за короткого вегетационного периода загрязненная территория не сможет восстановиться. Большая часть дизельного топлива оказалась в реке Амбарная, впадающей в Карское озеро. На спутниковых снимках видно, что река на многие километры окрасилась в цвет охры.

В ту пятницу произошла катастрофа национального масштаба, но потребовалось время, чтобы об этом узнали в Москве.

Почему отреагировали так поздно? Спустя пять дней об этом в ярости спросил президент Владимир Путин во время видеоконференции с уличенными чиновниками.

И кто возьмет на себя расходы за причиненный ущерб? Этим вопросом задавались российские телезрители.

Вскоре они услышали ответ на свой вопрос из уст олигарха Владимира Потанина. С состоянием в 25 миллиардов долларов он — самый богатый россиянин и крупнейший акционер концерна «Норникель» (до 2016 года — «Норильский никель»), которому принадлежит и ТЭЦ с поврежденным топливным резервуаром. Во время прямого включения с места катастрофы Потанин пообещал Путину, что концерн оплатит работы по ликвидации последствий. Он оценил расходы в по меньшей мере 130 миллионов евро.

К субботе, по официальным данным, с загрязненной территории было ликвидировано 330 тонн дизельного топлива. По мнению экспертов, на восстановление экосистемы уйдут годы.

Последствия изменения климата: грунт проседает

Но российское государство должен беспокоить другой основополагающий вопрос, который выходит за рамки аварии. Как связана катастрофа с потеплением климата? Изменение климата — такое объяснение дает катастрофе Норникель. Потепление в условиях вечной мерзлоты привело в движение опоры под топливными цистернами, предполагает руководство компании.

То, что изменение климата стало большим вызовом именно для российской Арктики, ни для кого не секрет. Росгидромет еще три года назад оценил рост температур в России в 0,5 градуса за десятилетие, что в 2,5 раза быстрее, чем в остальном мире. А в Арктике потепление проходит еще быстрее. На полуострове Таймыр к северу от Норильска средние температуры выросли на 0,8 градуса за десятилетие. А прошедшая зима была особенно мягкой. В Норильске со второй недели мая не было ночных заморозков.

Именно в Арктике сконцентрированы полезные ископаемые России. Город Норильск появился в советские времена из-за богатых никелем месторождений. Как и другие города, расположенные севернее полярного круга, он борется с таянием вечной мерзлоты. Грунт проседает, строения и инфраструктуру приходится укреплять за счет накачки охлаждающего материала в грунт. Это дорого.

Никель для электроавтомобилей

«Нигде в мире температуры не растут так быстро, как в российской Арктике, — говорит эксперт Greenpeace по нефтяной отрасли Владимир Чупров. — Но Норникель уже давно знает об этой проблеме». Поэтому приведенное объяснение не снимает с него ответственности. Greenpeace выступает за полную ведомственную проверку всей инфраструктуры и всех строений в Арктике, чтобы лучше оценить масштабы оттаивания грунта.

Чупров назвал инцидент в Норильске «крупнейшей катастрофой этого рода севернее полярного круга в истории человечества». Она сопоставима с выбросом нефти на танкере «Эксон Валдиз» (Exxon Valdez) на Аляске в 1989 году, произошедшим все-таки намного южнее.

Норникель выдвигает на первый план изменение климата в том числе и по причинам делового характера. «Концерн пытается сохранить лицо и поэтому все сваливает на климат», — говорит Алексей Книжников из российского отделения Всемирного фонда дикой природы. Помимо потепления климата, проблема в разгильдяйстве — мягко говоря. Аварийный резервуар стоит еще с советских времен.

На самом деле вся ТЭЦ №3, к которой относится резервуар, была построена в 1980-е годы, чтобы снабжать энергией новый металлургический завод. С тех времен бак не меняли.

Если бы его своевременно поменяли, не было бы экологического ущерба, и компании не пришлось бы нести такие расходы, сказал Путин владельцу предприятия Потанину в пятницу.

Сейчас пытаются сдержать поток дизельного топлива и откачать его при помощи плавучих барьеров на реке Амбарная. От идеи сжигания топлива отказались.

А Норникель на своих рынках сбыта парадоксальным образом извлекает выгоду из изменения климата. Речь идет о политике, которая должна его ограничивать. Никель необходим для производства батарей, которые в свою очередь являются составной частью электроавтомобилей. Тем самым энергетический поворот создает новый спрос на металл, который ранее был необходим прежде всего для производства высококачественной стали.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.