Как исследователя и защитницу прав ЛГБТ-сообщества на Ближнем Востоке и в Северной Африке, меня часто спрашивают: «Что значит быть гомосексуалом в этом регионе?»

Этот вопрос не имеет ответа, поскольку звучит так, словно мы говорим лишь о гомосексуальном опыте, что не соответствует действительности. Сексуальная ориентация и гендерная идентичность — лишь одни из аспектов опыта. Большое значение на то, «каково это», влияют социально-экономические факторы. Опыт членов ЛГБТ-сообщества различается даже в рамках одной страны, не говоря уже обо всем регионе.

Лучше задать следующий вопрос — как региональные правительства используют анти-ЛГБТ-риторику для продвижения своих политических программ? Отвечая на него, мы увидим, как государства спонсируют гомофобию, которая негативно влияет на жизнь ЛГБТ в регионе.

«Месяц гордости» — это возможность для людей во всем мире отпраздновать победы ЛГБТ-сообщества после восстания в Стонуолле в Соединенных Штатах в 1969 году. Это прекрасное время, чтобы изучить правительственные стратегии, которые препятствуют достижению равенства на Ближнем Востоке и в Северной Африке, а также закрепляют дискриминацию и насилие против этой группы граждан.

Везде, где есть преследование, существует и сопротивление. Это могут быть публичные кампании, призывающие к законодательной реформе, или собрания в тайных заведениях, принимающих членов ЛГБТ. Однако несмотря на настойчивость организаций и активистов сообщества в деле продвижения прав сексуальных и гендерных меньшинств перед лицом поддерживаемых государством гонений, ситуация вокруг прав ЛГБТ-граждан на Ближнем Востоке и в Северной Африке остается по-прежнему тяжелой.

Удушающие ограничительные меры, возникшие в результате вспышки коронавируса, еще раз продемонстрировали, как ЛГБТ-граждане, которые уже были знакомы с дискриминацией в области здравоохранения и вытеснением из экономической жизни общества, становятся козлами отпущения в кризисных ситуациях. На фоне эпидемий и стихийных бедствий правительства в регионе заявляют, что предоставление прав ЛГБТ-сообществу разрушит социальную структуру, не говоря о том, что наличие таких меньшинств — уже проклятие.

Во имя общественных нравов

В большинстве стран региона действуют законы, криминализирующие однополые отношения. Даже в тех странах, где такие законы отсутствуют, включая Бахрейн, Египет и Иорданию, псевдо-законы и законы о безнравственности и проституции используются для преследования ЛГБТ-граждан в нарушение норм международного права.

В Египте правительство президента Абдель Фаттаха ас-Сиси с 2014 года ведет кампанию против сотен людей с нетрадиционной ориентацией и гендерной идентичностью под предлогом «защиты общественной морали». В 2019 году каирская правозащитная организация зарегистрировала 92 случая ареста предполагаемых гомосексуалов в соответствии с египетским «Законом о разврате».

В последние годы правительство Ливана также принимает меры, чтобы помешать проведению правозащитных мероприятий и акций ЛГБТ-сообщества во имя «защиты общественной морали». В 2019 году конференцию по гендерным вопросам и сексуальности, проводимую ежегодно в Ливане с 2013-го, впервые пришлось перенести в другое место, после того как служба общественной безопасности попыталась отменить ее годом ранее. Ведомство нарушило право граждан на мирные собрания, закрепленное в международном праве, заявив, что любая подобная деятельность должна быть совместима с системой ценностей местного общества, хотя международные правовые нормы запрещают дискриминацию по признаку сексуальной ориентации.

Что касается иорданских властей, то они обвинили членов ЛГБТ-сообщества в «сексуальной преступности», которая «попирает общественный порядок и нравы».

В январе суд Мавритании осудил восемь человек за «нарушение нравов» и «совершение порочащих действий», после того как полицейские арестовали их в связи с видеозаписью празднования дня рождения. Их обвинили в уподоблении женщинам. Под давлением активистов и правозащитников мужчин освободили.

В Алжире закон, запрещающий регистрацию ассоциаций, чьи цели противоречат «общественной морали», представляет прямую угрозу для ЛГБТ-граждан, а также правозащитных организаций, которые могли бы их поддержать.

В Тунисе власти предали суду и заключили в тюрьму предполагаемых геев и трансгендеров в соответствии с главой 230 Уголовного кодекса страны, который считает «содомию» преступлением с лишением свободы на срок до трех лет. Власти часто использовали и другие статьи Уголовного кодекса для ареста и преследования ЛГБТ-сообщества, например, по обвинению в «непристойном поведении» и «угрозе добрым нравам». Хотя небольшое число членов тунисского правительства после революции было готово бороться с насилием против ЛГБТ-граждан, ведущие политические партии, включая «Ан-Нахду», называющую себя демократической исламистской партией, неоднократно выступали против инициатив, нацеленных на равенство.

В Ираке, где опасным явлением стали похищения, пытки и убийства ЛГБТ со стороны иракских вооруженных сил на протяжении более 10 лет, правительства освободили себя от ответственности за это, заявив, что вооруженные силы страны пытались защитить иракские религиозные нравы и традиции. Волна нападений на сексуальные меньшинства со стороны армии и других вооруженных групп началась в 2012 году. В Багдаде убийства продолжались в 2017 и 2018 годах, и, похоже, иракские власти не делают ничего, чтобы остановить их или наказать виновных. Вновь избранный премьер-министр Мустафа Аль-Казыми выразил готовность противостоять продолжающимся нарушениям прав человека.

Страны используют лозунг защиты общественной морали для контроля над ЛГБТ-гражданами, однако речь идет не об общественных интересах: надзор над «ненормальным» поведением граждан направлен на сохранение статус-кво, закрепление патриархальных ценностей и оправдание пренебрежения государства к проблемам меньшинств. Правительства стран региона утверждают, что общество не готово к сложностям, которые возникнут из-за столкновения реакционной идеологии и новых веяний, однако народные восстания в Ираке, Ливане и Тунисе доказали, что солидарность с ЛГБТ-сообществом является неотъемлемой частью призывов против любых форм дискриминации.

Миф об «импорте с Запада»

По всему региону правительства используют один и тот же нарратив, чтобы поставить под сомнение законность прав ЛГБТ-граждан. Это тезис об импорте с Запада. В Катаре, стране, принимающей Чемпионат мира по футболу в 2022 году, где однополые отношения наказываются лишением свободы на срок от одного до трех лет, официальные лица заявили, что приветствуют всех гостей, включая ЛГБТ-лиц. Это решение о временном приостановлении действия местных стандартов имеет противоречивый эффект, поскольку усиливает представление о том, что гомосексуализм и гендерное разнообразие являются иностранными понятиями.

В этом контексте следует также упомянуть решение филиала Northwestern University в Катаре о переносе пресс-конференции членов музыкальной группы Mashrou' Leila, смело обсуждающей гендерные вопросы и сексуальность на Ближнем Востоке (ее солист является геем), из Дохи в Чикаго. Оно вызвало дебаты в социальных сетях на тему западного культурного империализма. Катарский фонд, некоммерческая организация, близкая к властям, заявила, что мероприятие было отменено из-за несоответствия катарским законам и традициям. Как рассказали члены местного ЛГБТ-сообщества организации Хьюман Райтс Вотч, когда Катар считает права ЛГБТ-людей частью империалистической повестки дня, они не хотят выступать против правительственных репрессий, опасаясь, что их назовут предателями.

17 мая в Ираке ряд посольств зарубежных стран в столице поднял радужный флаг, символ солидарности с ЛГБТ-сообществом. Это был Международный день борьбы с гомофобией, трансофобией и бифобией. Событие вызвало осуждение иракских деятелей, в том числе шиитского священнослужителя Муктады ас-Садра, депутатов и Министерства иностранных дел. По их словам, эти посольства выразили неуважение к иракским ценностям и навязывают западную повестку дня. Как рассказали нам активисты, с тех пор многие геи были убиты, а десятки других ЛГБТ-граждан получили угрозы.

В Ливане Главное управление общей безопасности приняло решение запретить въезд в страну для ЛГБТ-активистов, которые присутствовали на конференции по гендерным вопросам в 2018 году. По их словам, они действовали из соображений защиты государственной безопасности и общества от вредных идей, которые «подрывают их безопасность и стабильность».

ЛГБТ-активисты во многих странах ежедневно обвиняются в том, что уничтожают местную культуру с помощью западных идей. Авторы данного тезиса игнорируют тот факт, что региональные активисты создали свое движение самостоятельно, основываясь на своем личном опыте.

Этот миф подогревается интересом к тому, кто является источником ЛГБТ-движения. Если мы обратимся к арабской и исламской истории, то сможем найти множество намеков на гомосексуализм. Речь идет о поэте Абу Навасе, абассидском халифе аль-Амине, османском визире Мустафе Рашид-паше, произведениях Аль-Джахиза в VIII веке и трудах тунисского судьи Шихаба ад-Дина ат-Тифа, написанных в XIII веке.

Контроль над ЛГБТ-сообществом

Распространенным явлением в регионе является запрет на просмотр, производство и продвижение связанного с ЛГБТ контента и инициатив. Катар, стремясь представить себя миру более открытым государством, чем его соседи по Персидскому заливу, попал в неловкую ситуацию в 2018 году из-за цензуры партнера New York Times, частной компании, удалившей публикуемый в Катаре контент газеты о ЛГБТ-сообществе. Наряду с Саудовской Аравией, Египтом, Иорданией и Ливаном Катар запретил музыкальной группе Mashrou' Leila выступать на своей территории.

Египетский журналист был приговорен к одному году лишения свободы за то, что пригласил гея принять участие в телевизионной программе. Высший совет по регулированию СМИ — правительственный орган, созданный в 2017 году — издал запрет на «пропаганду или распространение гей-лозунгов». Египетские власти продолжали отрицать существование ЛГБТ, когда 12 марта решительно отвергли рекомендации ряда стран прекратить аресты и дискриминацию по таким признакам, как сексуальная ориентация и гендерная идентичность.

В попытке подавить ЛГБТ-группы в Тунисе правительство попыталось приостановить деятельность правозащитных ЛГБТ-организаций, утверждая, что их миссия по защите сексуальных меньшинств противоречит исламским ценностям тунисского общества, для которого не радиационное поведение неприемлемо. В конечном итоге Апелляционный суд поддержал право организаций на работу в стране.

В 2019 году в Палестине, где местное ЛГБТ-сообщество и так страдает в условиях израильской оккупации, местная администрация запретила палестинскому институту сексуального и гендерного разнообразия «Аль-Коус», организовывать мероприятия на Западном берегу и пригрозила арестовать их участников. Власти утверждают, что учреждение, которое с 2001 года борется с различными формами репрессий против ЛГБТ-граждан, действует вразрез с традиционными палестинскими ценностями и является группой иностранных агентов.

Для многих представителей ЛГБТ-сообщества в ближневосточном регионе даже повседневная рутина вроде прогулки по улицам становится объектом цензуры. Это одна из причин, почему они предпочитают действовать на интернет-платформах, где могут самовыражаться намного свободнее. Тем не менее действия против ЛГБТ-сообщества со стороны правительственных и неправительственных сил в социальных сетях и приложениях для знакомств является обычным явлением в регионе. Так, в апреле в Марокко началась кампания по «разглашению информации» об ЛГБТ-гражданах, когда люди создавали фальшивые аккаунты в приложениях для знакомств, предназначенных для гомосексуалов, и распространяли (продавали) полученные сведения, подвергая пользователей риску и попирая их право на неприкосновенность частной жизни.

Когда правительства изображают ЛГБТ-граждан как угрозу общественному порядку и нравам, традиционным семейным устоям и социальной стабильности, они используют эти меньшинства в качестве инструмента для реализации политических стратегий, что лишь усиливает их стигматизацию. Дискриминация продолжается и совершается безнаказанно, а члены ЛГБТ-сообщества остаются без прав и защиты властей.

Сопротивление как надежда

Восстания в Египте, Ираке, Ливане и Тунисе стали лучом надежды на защиту прав человека, включая права ЛГБТ. Общественные движения объединили в себе самые разные силы на пути к достоинству и равенству. Начавшиеся 17 октября протесты в Ливане показали, что ЛГБТ-граждане и их права были на переднем крае борьбы в стране, где однополые отношения наказываются лишением свободы на срок до года, а транснксуалы становятся жертвами дискриминации. Члены ЛГБТ-сообщества использовали право голоса и приняли участие в демонстрациях, чтобы добиться для себя больших прав. Они делали все, чтобы правительство знало, что социально-экономические и правовые реформы должны отражать требования ЛГБТ.

Хотя солидарность отдельных лиц и групп в регионе является важным шагом для разрушения негативных общественных стереотипов, главная ответственность лежит на правительствах, способных остановить дискриминацию и защитить ЛГБТ-граждан. Несмотря на шаги, предпринятые в их интересах, они будут по-прежнему существовать «на обочине» общества, если правительства не отменят законодательство, криминализирующее однополые отношения, и не примет новые законы, которые защищали бы их от дискриминации. Правительства должны отстаивать основные права граждан на достоинство, независимость, социально-экономическое развитие, свободу слова и собраний.

Права ЛГБТ-сообщества являются важной частью базовых прав человека, и их нарушение под искусственным предлогом защиты «общественных интересов» наносит ущерб всем. Мы хотим сказать правительствам по всему ближневосточному региону, полным решимости заставить замолчать голоса меньшинств: «Позор вам!»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.