На днях я опубликовала статью «Какими должны быть японцы с точки зрения иностранцев? Размышления на основе рисунка «Сейлор Мун, похожая на восточную девушку». В ней я анализировала проблему, в соответствии с которой часть западных людей навязывает японцам свой идеальный образ гражданина Страны восходящего солнца.

Образ японца, который рисуют себе иностранцы, иногда отличается от реального. Впечатления также различаются в зависимости от того, являетесь ли вы участником событий или нет. 

Кстати, в феврале этого года серьезный резонанс в сети вызвала тема «чистокровного японца». Мнения студентов, связанных с этой темой, и общественности также оказались диаметрально противоположными. В этой статье я вспомню вышеупомянутые события и в очередной раз поразмышляю о выражении «чистокровный японец». 

Фраза «чистокровный японец» распространилась благодаря семинару Исэсаки

Выражение «чистокровный японец» и ранее часто использовалось в университетской среде, где много детей, которые проживали за границей и вернулись в Японию. Тем не менее поводом для резонанса, вызванного этой фразой, стало мероприятие, организованное Токийским университетом иностранных языков. 

Накануне мероприятия было раскрыто его название — «На сколько процентов ты японец? Давайте вместе с Дзюн Хори (Jun Hori) — организатором проекта „Смешанный японец", поразмышляем о японцах 2030 года». В социальных сетях выражение «смешанный японец» тут же вызвало горячие дебаты. Одновременно сомнению подвергся его антоним — «чистокровный японец». 

Многие участники дискуссии начали выражать протесты: «Это — монорасовая идеология», «концепция — расистская» и так далее. В связи с этим название мероприятия скорректировали — «Размышления вместе с Дзюн Хори о японцах через десять лет/нужно ли вообще выражение „чистокровный японец? "». Несмотря на это, дискуссия продолжилась. Люди задавались вопросом — что именно означает «чистокровный японец»? 

Как я отметила выше, выражение «чистокровный японец» неформально использовали студенты Токийского университета иностранных языков, Университета Софии, Международного христианского университета и других высших учебных заведений, где много японцев, которые раньше долгое время жили за границей. Оно не несло негативного смысла. 

Эту фразу использовали не жившие за границей студенты, когда сравнивали себя с сокурсниками, имеющими точки соприкосновения с другими странами. Они вкладывали в нее несколько уничижительный смысл — «Эх, а я чистокровный японец…»

Я также слышала это выражение — как-то один студент сказал мне: «Мне пришлось постараться с английским во время экзаменов. В детстве я не был за границей, полностью — чистокровный японец!»

Можно сказать, что «чистокровный японец» — это жаргонное выражение, появившееся для дифференцирования себя с японцами, связанными с другой страной или иностранным языком, наподобие тех, кто жил за границей. 

Возможно, вполне естественно, что сомнения вызывает слово «чистокровный», но поскольку в японском языке есть специальное слово для детей, которые жили и учились за границей, приходишь к мнению, что появление такого неологизма, как «чистокровный японец», неизбежно. 

Это выражение употреблялось среди приятелей, и в этом не было никаких проблем, но как только оно распространилось шире, тут же появились критические замечания о том, что использовать — нехорошо. 

Если бы меня спросили, политкорректно ли применять выражение «чистокровный японец», то я ответила бы, что да. Я повторяюсь, но поскольку в Японии есть слово, обозначающее японца, вернувшегося из-за границы, то необходимо и понятие, указывающее на обратную ситуацию. 

Возможно, будет политкорректно объяснять — «японец, который не жил за рубежом в детстве и который не владеет английским или другим иностранным языком», но в ходе диалога такое подробное объяснение — слишком хлопотное занятие. Поэтому и была придумана короткая фраза «чистокровный японец».

Другой способ использования фразы «чистокровный японец»: это не метисы?

Будучи наполовину немкой, наполовину японкой, я на собственном опыте испытала всю сложность употребления слов. Несколько лет назад я написала книгу на тему метисов. И самым сложным в ней было именно объяснение использования слов. 

У меня тогда появилась идея написать книгу об опыте метисов, в том числе и про свой. И я направила проект в издательство. В ходе совещания в издательстве было высказано мнение: «Поскольку в газетах и новостных программах нельзя использовать слово «половинчатый» (по-японски «хафу» от английского half), то нормально ли включать его в название книги?»

Тогда вместе с редактором мы решили подумать, нельзя ли перевести слово «хафу» на японский язык? Тем не менее мы поняли, что в японском есть только послевоенные слова с расистским оттенком: «дитя любви» или «кровосмешение». 

Был один неплохой вариант — «международный ребенок» — но он указывает именно на ребенка, и к взрослым его не применить. 

Тогда методом исключения мы оставили понятное слово «хафу», которое уже впиталось в социальный уклад. Но возникла новая проблема. В книге появляются «половинчатые японцы» (хафу), которых мало, и «чистые японцы», которых в Японии подавляющее большинство, и как тогда называть последних? 

Мы пришли к мнению, что таких японцев в книге мы будем называть «чистокровными». Если «хафу», это — японцы, связанные с другой страной, тогда «чистокровные японцы» — это люди, по большому счету не имеющие точек соприкосновения с иностранным государством. 

Кто-то поддержал эту мысль, а кто-то нет, но я честно не знаю, какими еще словами можно обозначить эти понятия. В очередной раз понимаешь, какие затруднения могут вызвать простые слова. Хорошо, если все понимают контекст и намерения говорящего, но проблема в том, что иногда слова выходят из контекста и превращаются в самостоятельную единицу. 

«Хафу» или «дабуру» («двойной» от английского double)? Мнения разделились

Японский эквивалент слову «хафу» найти было сложно. Об этом я написала выше. Но часто встречается мнение, что если уж и использовать заимствованные слова, то «дабуру» лучше, чем «хафу».

Действительно, «хафу» означает «половина», а «дабуру» — «двойной», поэтому естественнее полагать, что у последнего варианта более позитивный смысл. Но какое из этих слов более подходящее? Во многом это зависит от «позиции» человека. 

Когда я писала свою книгу, я общалась с интернациональными семьями. Большинство родителей хотело, чтобы их детей называли не «хафу», а «дабуру». 

Между тем сами представители «хафу» говорили, что «можно придумать два слова», ведь «они знакомы с обеими культурами». Но когда начинаешь называть их «дабуру», многие заявили, что это слово оказывает на них давление. 

На самом деле, я тоже, когда слышу о себе «дабуру», начинаю ощущать давление — мне нужно постоянно быть позитивной, поэтому использую слово «хафу». 

Таким образом, позиции родителей и детей даже в интернациональных семьях различаются. 

По моему мнению, самый лучший вариант — это общество, в котором нет нужды применять специальные слова для японцев, живших за границей, а также «хафу», «дабуру» или «чистокровный японец». 

Если мы придем к обществу, в котором будет комфортно всем, тогда, возможно, эти слова исчезнут сами по себе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.