Во время выступления на конференции «Раса и культура» в ЮНЕСКО в 1971 году Леви-Стросс выдвинул консервативную идею о том, что для выживания обществам необходимо сохранить определенный уровень культурной защиты. Такое мнение шокировало довольно многих, особенно среди многочисленной левой интеллигенции. Как бы то ни было, оно полностью отражало то, что он наблюдал на протяжении всей жизни. Для существования обществу нужно обладать совокупностью относительно однородных нравов, которая определяет его по отношению к другим. Возможно Леви-Стросс пророчески хотел предостеречь нас от догм разнообразия и мультикультурализма, чье наступление предчувствовал?

Если гармоничное общество подразумевает определенный уровень культурной однородности, то «мультикультурное общество» превращается в оксюморон, продукт идеологии, которая опирается на инверсию обязанности интегрироваться. Если принимающая страна должна измениться и отказаться от своей сути, она теряет свой статус и идентичность, наследие истории, культуры и образа жизни. Формирующий национальное единство цемент дает трещины под напором разных ветвей коммунитаризма, которые активно развиваются и, как сказал при отставке бывший министр внутренних дел Жерар Колломб, могут выступить друг против друга.

«Цивилизация есть благо невидимое, потому что она строится не на вещах, а на незримых нитях, связующих между собой вещи», — писал Сент-Экзюпери. Общество не может быть лишь суммой своих составляющих: для их объединения необходимо определенное единообразие. Мультикультурализм представляет себя залогом вечного мира путем диалога, переговоров и консенсуса между общинами с разными интересами, которые могут сосуществовать на одной территории, и для кого западная цивилизация становится лишь одним из вариантов.

Консервативный взгляд

Как бы то ни было, факты указывают на его ошибочность. Мультикультурные общества никогда не бывают спокойными и мирными, а общины зациклены лишь на собственных интересах и постоянно конфликтуют друг с другом. Кроме того, насилие в мультикультурных обществах подтверждает провал лишенного корней человека. Именно поэтому во многих странах исторические народы все чаще сопротивляются тому, чтобы их несправедливо лишали их сущности в угоду опирающемуся на «разнообразие» мировоззрению. Они бунтуют, прежде всего на выборах. Пример тому — подъем популистских движений повсюду на Западе.

Вместо утопии под открытым небом консерватизм напоминает нам, что человек нуждается в корнях, а обществу необходима определенная культурная однородность для выживания. Первые результаты нашего большого опроса «Консерватизм — надежда для Франции?» (он завершится через несколько дней) рисуют четкую картину. Франция выступает за консервативные взгляды, но не для того, чтобы отрицать ошибки прошлого или всю жизнь покаянно просить за них прощение, а чтобы вернуть гордость и величие нашей западной цивилизации. Передача общей памяти и формирование критического мышления — императивы, которые как заслоны встают на пути доктрины забвения и отречения.

Укоренившийся патриотизм

При этом необходимая для счастливого общества культурная однородность не подразумевает отказ от определенной инаковости. Гасконцы, бретонцы и бургундцы все равно остаются французами. Нужно всеобщее следование за главной культурой, объединяющей французской культурой, которая стоит выше своих составляющих. Такое возможно лишь при существовании близости и культурной совместимости сообществ, которые делят корни ради объединения общей нации. То же самое касается представителей иностранных сообществ, которые хотят присоединиться к французскому национальному сообществу: нужно открыто признать, что у некоторых слишком чуждые нравы, чтобы они смогли разделить французский дух.

В противовес стремящейся закрепиться у нас идеологии мультикультурализма «Здравый смысл» отстаивает укоренившийся и раскованный патриотизм. Дерево без корней мертво! Интеграция далёкого в культурном плане населения возможна лишь в том случае, если черенок разделяет одни корни с древом нации, пьет из одного источника и растет вместе с ним. У нас еще осталось какое-то время, чтобы запустить настоящую политику ассимиляции, если мы, конечно, не станем бояться бурных проявлений гнева прогрессистов и конформистов. При достижении этой цели, мы сможем сказать, как Сенека: «Лишь то дерево, что устояло под напором ветра, по-настоящему здорово, потому что корни укрепляются в этой борьбе».

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.