Москва — Раньше жители сибирского села Русское Устье, расположенного недалеко от побережья Северного Ледовитого океана, в июне ездили на снегоходах.

На прошлой неделе температура там превысила 30 градусов Цельсия.

«Наверное, природа мстит нам, — сказал по телефону глава сельского поселения Сергей Портнягин. — Мы слишком жестоко с ней обращаемся».

Потепление в Арктике происходит быстрыми темпами уже несколько лет, но даже по таким меркам аномальная жара, поджаривающая в последние недели северную Сибирь, просто потрясает.

Распространяются лесные пожары. Рыбы становится все меньше, а комары свирепствуют. Люди закрывают окна фольгой и одеялами, спасаясь от полуночного солнца.

В городе Верхоянске, который расположен на 650 километров севернее аляскинского Анкориджа, в прошлую субботу температура поднялась до 37 градусов. Возможно, это был температурный рекорд, зафиксированный за Полярным кругом.

Верхоянск больше всего известен как место ссылки в царской России, а еще как полюс холода в Северном полушарии, где в 1892 году был установлен температурный рекорд — минус 67,8 градусов Цельсия.

Но еще до сегодняшней аномальной жары климатические изменения начали менять жизнь на российском Крайнем Севере, и это будет иметь глобальные последствия.

«Здесь происходят очень странные вещи, — рассказал ученый Роман Десяткин, живущий в сибирском Якутске и изучающий самое серьезное последствие потепления в регионе — таяние вечной мерзлоты. — Наши растения, наши животные и наши люди не привыкли к такой сильной жаре».

Замерзший грунт, или вечная мерзлота, лежит под поверхностью земли на значительной части российской территории, а также в некоторых регионах Аляски, Канады и Скандинавии. Кое-где, в том числе в северо-восточной Сибири, в вечной мерзлоте находятся большие куски льда.

Каждым летом этот лед все больше тает, и вода заливает пастбища, разрушает дороги, лишает устойчивости здания и размывает берега рек.

Таяние вечной мерзлоты имеет глобальные последствия, потому что при этом из замороженного органического вещества в больших количествах выделяются парниковые газы. Созванная ООН группа ученых в прошлом году заявила, что в результате этого процесса к 2100 году в атмосферу попадет не менее 240 миллиардов тонн углерода, и это ускорит климатические изменения.

России потепление несет определенные выгоды. Власти надеются, что по мере уменьшения площади морского льда будет расширяться торговля, поскольку суда смогут перевозить грузы между Азией и Европой по Северному Ледовитому океану; а еще это облегчит доступ к запасам нефти и газа, находящимся под морским дном.

Но и издержек будет немало. В прошлом году ученые провели оценку и сделали вывод, что только для устранения повреждений зданий и инфраструктуры, вызванных таянием вечной мерзлоты, к 2050 году понадобится более 100 миллиардов долларов.

Нынешняя жара также поспособствовала экологической катастрофе, говорят российские власти. В конце мая из-за проседания растаявшего грунта произошло повреждение резервуара с топливом вблизи арктического города Норильска. По словам руководства, эта емкость прочно стояла на месте много лет, но во время теплой весны дала течь. В реку вылилось около 150 000 баррелей дизельного топлива.

Арктика теплеет в два с лишним раза быстрее, чем остальной мир, а среднегодовые температуры в этом регионе в период с 2016 по 2019 годы были самыми высокими за всю историю наблюдений. Но в этом году будет еще жарче.

Как отмечает Всемирная метеорологическая организация, в мае температура в Сибири была на восемь градусов выше средней. «Это был самый теплый май для всего Северного полушария, да и для всей планеты», — заявили представители ВМО.

За Полярным кругом от жары никуда не денешься, потому что солнце светит круглые сутки.

Мэр города Среднеколымска Николай Чукров прибил гвоздями одеяло к деревянной раме одного из окон в своем доме, чтобы укрыться от солнечного света, от которого не спасали шторы. В магазинах закончились вентиляторы, и поэтому он одолжил у родственников старую красно-белую модель советского производства.

По словам Чукрова, жаре радуются детишки, играющие в реке, а также жители, у которых стал длиннее сезон выращивания овощей. Но жара принесла с собой полчища комаров. «Это даже страшно», — говорит Чукров.

Едкий дым от лесных пожаров уже поплыл над Среднеколымском и сибирскими селами. Прошлогодние лесные пожары, которые усилила сухая жара, стали самыми сильными за последние годы. Они уничтожили около 100 000 квадратных километров лесов, то есть, площадь размером с Кентукки.

Этот год начался еще хуже. По состоянию на четверг сгорело уже около 20 000 квадратных километров сибирской территории, в то время как на это же время в прошлом году по официальным данным эта площадь составляла 17 600 квадратных километров.

«Только дождь может потушить эти пожары, — сказал Чукров. — Но в этом году у нас нет дождя».

По словам главы Русского Устья Портнягина, за селом также горит тундра. Это одно из самых известных русских сел на побережье Северного Ледовитого океана, потому что первые русские поселились там в 16 или 17 веке.

Портнягин рассказал, что из-за эрозии почвы, вызванной таянием вечной мерзлоты, за последние 30 лет многие старые дома в селе обрушились в реку. Другие перемены появились совсем недавно. В последние пять лет он начал замечать в Русском Устье виды птиц, которые никогда так далеко на север не залетали.

По словам Портнягина, местность вокруг села в июне уже второй год подряд непроходима для снегоходов. В тундре уже зацвели цветы, которые обычно цветут в середине-конце июля.

У непривычных к жаре жителей села возникает головная боль и проблемы с кожей, рассказывает сельский глава. Рыба, которая здесь обычно водится в изобилии, из-за теплой воды опустилась на глубину, и из-за этого страдают рыбаки.

В 500 километрах на восток, где Колыма впадает в Северный Ледовитый океан, оленеводы из числа коренных народов тоже сталкиваются с изменениями в своей регламентированной по сезонам жизни. Причина та же — изменения климата. Ледоход на реке в этом году начался раньше обычного, и раньше обычного прилетели перелетные птицы. В тундре начали расти незнакомые растения.

«Все как-то меняется, — говорит глава местной общины коренных народов Петр Каургин. — Раньше старики предсказывали, каким будет лето, и какой будет зима. Теперь мы уже ничего не можем сказать наверняка».

Свой материал для статьи предоставил Олег Манцев (Oleg Matsnev).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.