Юлия Цветкова не знает, что ждет ее в будущем. Ей официально предъявили обвинение в «изготовлении и распространении порнографических материалов» после того, как она опубликовала в социальных сетях стилизованные изображения вагины. 16 марта Цветкову, жительницу города на российском Дальнем Востоке, освободили из-под домашнего ареста, где она провела четыре месяца, но она до сих пор находится под подпиской о невыезде, и ей все еще грозит до шести лет лишения свободы.

27-летняя Цветкова рассказала, что ее проблемы с властями начались в 2019 году. Молодежная театральная группа, которую она основала, должна была играть одну пьесу о гендерных стереотипах и еще одну — о милитаризме. Под давлением властей Цветковой в конце концов пришлось отменить спектакли и отказаться от участия в фестивале.

«Не знаю, что было хуже для властей, — пьеса о гендерных стереотипах, которую они не понимают и которой они боятся, или вторая пьеса, которая оказалась очень политической, очень острой. Думаю, что именно сочетание этих двух пьес привело меня сюда, — рассказала она в телефонном разговоре. — После этого меня стали вызывать в полицейский участок каждую неделю или раз в две недели».

Адвокат Цветковой Анна Плюснина считает, что полиция намеренно запугивает ее клиентку. «Я считаю, что преследования начались в феврале 2019 года, когда Юлия решила поставить в своем городе пьесу „Розовые и голубые‟ (о гендерных стереотипах)», — отметила Плюснина в своем электронном письме, комментируя постоянные столкновения Цветковой с властями.

«В течение следующих шести месяцев Юлию и ее мать вызывали в городскую администрацию и на допросы, а летом 2019 года против Юлии было заведено уголовное дело, — продолжила Плюснина. — Я считаю, что цель этого уголовного преследования состоит в том, чтобы ограничить ее право на участие в культурной жизни и ее право на свободное художественное самовыражение».

Министерство внутренних дел Хабаровского края на российском Дальнем Востоке не ответило на нашу просьбу прокомментировать ситуацию.

Обвинение в распространении порнографии было выдвинуто после того, как полиция обнаружила группу под названием «Монологи вагины» (названную в честь пьесы Евы Энслер), которую Цветкова основала и модерировала в российской социальной сети «ВКонтакте». В ней Цветкова призывала женщин «снимать табу в отношении влагалища и женской физиологии в целом». По ее словам, она сама размещала большую часть контента, который создавался другими людьми.

Цветкова, которая живет в Комсомольске-на —Амуре, находящемся в той части Сибири, где прежде было множество лагерей (входящих в систему ГУЛаг) рассказала, что в ноябре прошлого года полиция провела обыск в ее квартире, изъяла ее компьютер и документы.

«У них было много вопросов, а потом они нашли мою работу в интернете и поняли, как можно состряпать это дело, — сказала она. — Это довольно распространенная схема: сначала полиция проводит обыск в связи с подозрениями в совершении любого преступления, которое они могут найти в работе активиста, а затем уже следует возбуждение уголовного дела».

В настоящее время Цветковой запрещено уезжать из города и менять адрес, и она ожидает назначения даты слушаний.

Не новая тема

Уголовное обвинение, которое было выдвинуто против Цветковой, стало не первым ее столкновением с правоохранительными органами из-за изображений женских тел. Прежде полиция уже интересовалась ее собственными рисунками, которые были частью проекта под названием «Женщины — не куклы». Подписи к ее рисункам звучали так: «У живых женщин есть жир, и это нормально! У живых женщин есть мышцы, и это нормально!»

В январе 2020 года Цветкову также обвинили в пропаганде гомосексуальных отношений — такое обвинение грозит внушительным штрафом — за то, что она разместила в сети свой рисунок однополых пар с детьми: «Семья там, где любовь. Поддержите ЛГБТ+ семьи!»

По всей России феминистки и активисты движения ЛГБТ, которые последние несколько лет черпают вдохновение в российской версии движения #metoo, а также в кампаниях против насилия над женщинами и в поддержку боди-позитива, активно выступают в защиту Цветковой.

27 июня в День молодежи (в России это праздничный день) активисты и онлайн-издания вывесили баннер «Медиастрайк за Юлю» на их сайтах и в соцсетях. Также в ее поддержку был проведен поэтический онлайн-марафон.

Некоторые российские публичные деятели тоже выступили в защиту Цветковой. Среди них были актриса Рената Литвинова, телеведущая Ксения Собчак и ветеран телевидения Владимир Познер, записавший видео, в котором он назвал дело против Цветковой «неприемлемым».

Однако мнения россиян касательно прав ЛГБТ остаются резко поляризованными. Правительство добилось принятия закона, направленного против ЛГБТ-сообщества, и продолжает бороться с активистами и сторонниками прав ЛГБТ. Рычагами воздействия стали закон о порнографии, которым власти воспользовались в случае с Цветковой, и закон о пропаганде гомосексуализма, который запрещает «пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних». Владимир Путин подписал этот закон в 2013 году, а Европейский суд по правам человека назвал это закон гомофобским.

Между тем по результатам состоявшегося недавно референдума подавляющее большинство россиян поддержали поправки к конституции, в одной из которых брак характеризуется как «союз мужчины и женщины».

Поддержка сохраняется

На прошлой неделе Ева Цветкова (28-летний врач и близкая подруга Юлии, которая не является ее родственницей) продемонстрировала поддержку Юлии вместе с еще 35 женщинами в Москве.

«Дело Юлии очень важно, и оно носит политический характер, — написала она в мессенджере. — Потому что обвинение в „порнографии‟ — это очень удобный предлог для того, чтобы нападать на людей, не согласных с режимом. Юлия участвовала в образовательных проектах, в феминистских проектах, и, что важнее всего, она лесбиянка, и она заявляет, что представители ЛГБТ-сообщества — это такие же граждане нашей страны, как и все остальные. А власти категорически отвергают эту идею».

Вместе с 95 другими участниками 40-летняя Анастасия Пьяри, журналистка и поэтесса из Санкт-Петербурга, приняла участие в поэтическом онлайн-марафоне, организованном в поддержку Цветковой. Она записала видео, в котором она прочла свое стихотворение о том, как она занималась сексом с женщиной. «Многие лесбиянки, с которыми я знакома, не говорят о своей сексуальной ориентации на работе, — рассказала она по телефону. — По их словам, нет никакой необходимости заявлять об этом публично или отстаивать их выбор, но мне кажется, что говорить об этом стоит, потому что, если бы девушки знали, что в отношениях с женщиной нет ничего постыдного, жизнь многих стала бы гораздо счастливее».

«Я горжусь тем, что я являюсь частью того, что сейчас происходит, что сейчас растет уровень осведомленности в этих вопросах, — сказала Юлия Цветкова. — Я была шокирована, когда даже такой очень традиционный и очень консервативный журнал для домохозяек, как „Домашний очаг‟, опубликовал статью о моем деле».

Екатерина Захаркив, которая организовала этот поэтический онлайн-марафон, гордится тем, что ей удалось объяснить суть дела Юлии своей бабушке. «Она согласилась с тем, что это несправедливо. Для меня это стало большим шагом. Я сфотографировала ее среди цветов в ее саду, держащей плакат со словами: „Если Юлия Цветкова — преступница, то что тогда можно сказать о Буше, Курбе и Рубенсе‟».

На вопрос о том, что она думает о той поддержке, которую она получает, Цветкова ответила, что больше всего ее трогает, когда она получает такую поддержку от людей, живущих в таких же далеких городах, как и она сама. «Самые важные шаги из тех, которые я вижу, совершаются не в Москве и не в Санкт-Петербурге, — сказала она. — Некоторые протесты проходят в маленьких городах, где у протестующих нет той свободы и безопасности, которая есть в Москве. Они гораздо больше рискуют, порой они рискуют своей свободой, выходя на улицу и заявляя: „Свободу Юлии Цветковой‟».

«Это происходит в Кирове, родном городе моей мамы, который очень консервативен, и даже в Комсомольске, — продолжила она. — И мне это кажется невероятно трогательным, потому что я знаю, каково это — жить в маленьком городе и быть феминисткой, как бывает страшно и одиноко».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.