В летний день, 3 августа, когда украинские медиа не ожидали вала новостей и готовились порадовать читателей какими-нибудь фотографиями с отдыха звезд шоу-бизнеса, в лентах новостей красным цветом загорелось: мужчина угрожает взорвать бомбу в столичном бизнес-центре Леонардо.

Не успело украинское общество прийти в себя после инцидента с террористами в Луцке и Полтаве, не успело оно переварить факт ужасной попытки изнасилования в поезде Укрзализныци, как в Киеве прошла очередная террористическая акция. Сегодня никто не может чувствовать себя защищенным — ни Киев, ни Львов, ни Одесса, ни Харьков, ни Мариуполь.

Резкий рост количества терактов в лето сложного 2020-го — это результат высокой озлобленности и разочарования, которые царят в общественных настроениях. Уровень нетерпимости, агрессии зашкаливает. Начинается все с того, что каждый начинает себя ощущать оторванным от других, варится в мире своих собственных обид, подозрений, травм — и особо психически неустойчивые персонажи устраивают террористические акты.

Пару лет назад мне пришлось обсуждать борьбу с терроризмом с Марианной Борген, мэром Осло. Осло пережил несколько терактов, а самый известный случай терроризма в Норвегии — это убийство 77 человек в июле 2011-го на острове Утойя, которое совершил праворадикал Андерс Брейвик.

Борген объяснила, что есть два уровня борьбы с терроризмом — технический и стратегический. На техническом уровне города обеспечивают достойные инвестиции в безопасность общественных пространств, устанавливают камеры видеонаблюдения, сотрудничают с национальной властью в вопросах организации работы полиции. На стратегическом уровне требуется нечто совсем другое — власть должна уметь давать гражданам ощущения счастья от того, что ты живешь в этой стране и в этом городе.

Украине нужна справедливость, которая может дать ощущения счастья

Это может показаться странным на первый взгляд, но Борген прямо сказала: чем больше в городе зеленых зон, лавочек в парках, приятных кафе, — тем меньше людям хочется устраивать теракты. Чем больше люди общаются между собой — тем выше уровень терпимости в обществе. Украина же до сих пор понимает терроризм как угрозу, с которой можно бороться лишь оружием и действиями СБУ или Национальной полиции.

Давайте посмотрим на страну, в которой мы живем. Сколько злобы люди льют друг на друга в городском транспорте, в супермаркетах, в плохо освещенных улицах и переулках спальных районов. Многие привыкли просыпаться от крика под окнами, который свидетельствует то ли о поножовщине, то ли о другом подобном кошмаре.

Эдвард Глейзер, экономист и специалист по городскому планированию из Гарвардского университета, доказал в своих исследованиях: чем активнее в городе жизнь сектора образования, тем безопаснее и счастливее этот город. Сегодня вы инвестируете в школы и университеты — а завтра на улицах ваших городов на порядок меньше криминала и терактов.

У спецслужб не существует единой, доказавшей себя на 100% технологии предотвращения проявлений терроризма. Здесь надо думать шире и включать креативное мышление. Если в людях сидит злоба, то надо задуматься над тем, что вызывает в людях злобу и почему они чувствуют себя несчастными.

Еще один известный экономист — Рагурам Раджан, профессор Чикагского университета, в своем недавнем исследовании предложил ответы на проблемы развития общества искать в треугольнике: государство — рынок — местные общины. Современные страны, даже крупные демократии, привыкли смотреть лишь на два элемента этого треугольника — на рынок и на государство. А жизнь людей — жителей Фастова, Василькова или Козельца — выпадает из формул, по которым правительства рассчитывают свою политику.

Ошибкой было бы думать, что счастливы лишь богатые страны. Традиционно высокие места в мировых индексах счастья занимает Бутан — страна в Гималайских горах на востоке от Индии. Уровень ВВП на душу населения в Бутане — меньше $2 тыс., а существенная часть населения занимается скотоводством на лугах этой страны.

Причин столь массового ощущения счастья в Бутане несколько. Первая — это буддистская этика, которая предписывает сохранять спокойствие в любых жизненных обстоятельствах. Вторая — это хорошая экология, красивая природа, качественные аграрные продукты. Третья — это тот факт, что люди живут в небольших городах и селениях, хорошо знают друг друга и все проблемы переживают вместе, коллективным разумом.

Цхеринг Вангчук, экс-глава правительства Бутана, в разговоре с журналистами признался, что он как премьер-министр обязан наращивать объем ВВП страны и проводить соответствующую политику, но счастье людей зависит не только от денег — иначе можно было бы выпросить крупную кредитную программу у МВФ, раздать щедрые субсидии и тем самым вписать себя в зал славы истории Бутана. Людям необходимо ощущения равенства возможностей — доступа к информации, к технологиям, к капиталу и рабочим местам.

Украинцы давно страдают от неравенства возможностей. Зачастую лучше устраивается тот, у кого родители побогаче. Продвижение в карьере получает более разговорчивый на совещаниях человек, а не тот, у кого выше эффективность работы. В политике выигрывает тот, кто больше всех обещает и кого показывают телеканалы, а не тот, кто знает, как реально решить главные проблемы общества.

Люди все это замечают, ведь они живут в этом мире, в этой стране. Украинской политической психологии свойственно терпеть. Вот, мол, еще чуть-чуть надо потерпеть, чуть-чуть подождать — и жизнь наладится. Когда же терпеть уже нет сил, ведь жизнь не налаживается, — начинается проявление злобы и недовольства. Начинаются теракты и криминал.

Не стоит считать, что террористы — просто психически больные люди. У них действительно могут быть отклонения в психике, но дело, вероятно, не только в психических патологиях. Тот же норвежский стрелок Брейвик был в итоге признан психически здоровым, хотя его адвокаты доказывали прокурорам, что он невменяем и в момент совершения теракта ощущал себя «рыцарем-тамплиером». При этом Брейвик — достаточно образованный человек. Он учился в бизнес-школе, а среди его любимых авторов — Иммануил Кант и Адам Смит.

Есть люди, патологически чувствительные к неправдам, которые есть в обществе. Эти неправды радикализируются в их политическом сознании и наносят им глубокую травму. Начинается цепочка умозаключений, которая приводит к идее совершить теракт, чтобы привлечь внимание к проблеме. Так, луцкий террорист Максим Кривош был неравнодушен к проблеме защиты прав животных, а Брейвик слишком болезненно воспринимал политику мультикультурализма европейских стран.

Чем глубже потеряно обществом ощущение справедливости — тем больше терактов в нем происходит. Да, каждый террорист виноват и должен понести уголовное наказание. Но есть степень вины за каждый теракт — и на государстве, которое не справляется с задачей обеспечить то качество верховенства права, которое бы удовлетворило людей. Украинцы устали от беспорядка, царящего в городах, в политике, в экономике. Им нужны ответы на волнующие их вопросы — и эти ответы нужны сегодня. Полные, исчерпывающие ответы.

2020 год оказался тяжелым, ведь пандемия коронавируса оголила многие проблемы Украины, до которых всегда не доходили руки. Это недостатки в полученном воспитании и образовании, неумение правильно общаться, доступ к большим объемам информации, которую люди не могут корректно усвоить и переварить из-за отсутствия компетенции. На этом пагубном фоне и возникает терроризм.

Украине нужен капитализм, который бы работал одинаково эффективно для всех — и для топ-менеджеров крупных компаний, и для обычных ребят и девушек, развозящих на велосипедах заказы с желтыми рюкзаками Glovo за спиной. Украине нужна справедливость, которая может дать ощущения счастья. Это — стратегический вектор борьбы с будущими проявлениями терроризма. Нельзя закрывать глаза на эту угрозу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.