Вопреки прогнозам скептиков, митинги в Белоруссии после победы на президентских выборах Александра Лукашенко не прекратились.

Наоборот, вчера они заметно радикализировались: в правоохранителей со стороны митингующих полетели коктейли Молотова (бутылки с зажигательной смесью — прим. ред.), а на улицах начали жечь шины.

ОМОН в ответ снова применял резиновые пули, дубинки и гранаты. Чем дальше, тем больше происходящее в Белоруссии наталкивает на аналогии с украинским Майданом 2014-го года.

После того как в первый же день протестующих жестко разогнали, участник этих событий рассказывал «Стране», что настоящий Майдан в Беларуси вряд ли возможен.

Но сегодня, после очередной ночи протестов, настроения, как и обстановка, меняются. Произошла первая смерть — якобы в руке митингующего в Минске сработало взрывное устройство (по крайней мере, так утверждает милиция).

Первые смерти на Майдане в январе 2014 года стали катализаторами протестов и вывели их на новый виток. Как говорят многие участники протеста в Белоруссии, первая смерть, а также жестокие избиения со стороны силовиков, это «точка невозврата». И теперь митинги с каждым днем будут становиться все агрессивнее.

Приводим нашу беседу с участником протестов в Минске, которая состоялась сегодня утром:

«Многие говорили, что после первого разгона ничего не будет, но протест продолжился. Правда, немного иначе, чем в первый день. Люди собирались отдельными группами и шли в центр.

Часть пересела на колеса — был автомобильный протест. Люди открывали окна и сигналили без перерыва. Многие это делали потому, что хотели бы поддержать митинг, но боятся делать это открыто — поэтому не выходят из машин.

Особенно дико сигналили, проезжая возле резиденций Лукашенко. Кстати, их у Лукашенко 16. По сравнению с ним ваш Янукович — скромник.

Весь Минск «гудел» до трех ночи. Не только центр, но и окраины. Люди специально ехали медленно и провоцировали тянучки. Очень похоже на украинский Автомайдан. Но здесь это не организованная сила, а простые люди, которые едут и в знак солидарности выражают протест. Автомобилисты перекрыли движение по многим дорогам, что затрудняло работу спецназа.

В первую ночь даже омоновцы не ожидали, что будет столько людей. У ОМОНа тактика — рассоединить протестующих, чтобы не было большого скопления людей. Но так получилось, что в одной из точек была «засада» — митингующих там оказалось намного больше, чем омоновцев. И эти люди были настолько «заряжены», что отобрали у ОМОНа щиты. Но тут же им их вернули. Представляете? Это к тому, что если бы протестующие хотели напасть на ОМОН, они вполне могли бы это сделать. Но они отобрали их щиты и сразу же вернули правоохранителям обратно.

Вчера я видел, как по центральной улице Минска идет толпа людей, человек 50. У одного человека бутылка воды, он ее допил, и вся группа ждала, пока он перейдет дорогу и выбросит бутылку в урну. У нас тут все помешаны на порядке. И вчера утром, и сегодня, весь центр чистый — мусора нет. Ничто не напоминает о вчерашних беспорядках.

И все же вчера в ОМОН впервые полетели коктейли Молотова. Спецназ снова стрелял резиновыми пулями, бросал гранаты. Опять ранили журналистов.

Омоновцы одеты в темные костюмы, и ночью у них видны только глаза. Они вселяют ужас. В них нет ничего, только установка. Они как машины. Им все равно, кого бить. Вчера до полусмерти избили молодую пару, которая просто сидела на лавочке. Поэтому протестующие стараются передвигаться большими группами по несколько десятков человек, чтобы в случае чего ОМОНу было сложнее выдернуть из этой группы кого-то и задержать.

В Минске, по сравнению с киевским Майданом, жесткая зачистка. Там милиция не церемонится. Многих вчера избили, отвезли в участки. Кто успел спастись, скрылся во дворах. Большинство омоновцев не минчане, они не знают город, а минчане знают. Кстати, у нас ходят слухи, что омоновцам за успешную зачистку протеста пообещали дать квартиры в Минске.

В толпе часто ходят «тихушники», подслушивают разговоры, а потом доносят. Вчера видел, как на остановке стоял человек, на плечах у него был флаг Беларуси. К нему подскочили, заломали, бросили в автозак и куда-то увезли. Куда — никто не знает. Это страшно.
Шины и коктейли Молотова напоминают чисто украинскую тему. Видна рука мастера, как говорится.

Откуда вчера появились шины? Я видел, с чем люди шли на протест — флаг и ленточка. Никто не идет на акцию протеста с петардами. Я не видел, кто конкретно бросал коктейли Молотова, но еще вчера у протеста не было заводилы. Там ребята по 20-25 лет. Они ОМОНу щиты отдали и будут коктейли Молотова в них кидать?

Мне кажется, коктейли Молотова могли бросить провокаторы. Это же толпа, она заряжается очень легко. Полетел один коктейль Молотова — все «загорелись». Но сами минчане вряд ли бы на это пошли. Если, не дай бог, с полицейского слетит фуражка, тебе впаяют два года тюрьмы. Белорусам в голову не придет нападать на ОМОН. К тому же, в Беларуси есть смертная казнь за особо тяжкие преступления.

Белорусы не провоцируют полицию. Как на Майдане на Украине провоцировали «Беркут». В Минске кричат ОМОНу: «Милиция с народом».

Тут нет кричалок, которые были на Майдане на Украине — вроде «Слава нации, смерть врагам!», «Хто не скаче, той москаль». Тут вообще возмущались подобными кричалками, для нас это дикость.

Здесь поют несколько национальных песен, Цоя «Перемен». Но не орут их всю ночь. Нет штаба. Нет палаточного городка, бутербродов. Минчане не пожрать сюда пришли.

Те белорусы, которые вышли на центральные улицы, шли на протест с открытыми руками — без оружия. Они даже пытались не брать с собой сумок, чтобы не вызывать подозрений у правоохранителей. «Мы, в отличие от тех, кто нес на украинский Майдан арматуру, даже биты не берем», — говорят минчане.

Поэтому я не думаю, что коктейли Молотова бросали они.

Вчера в Телеграмм-каналах, через которые организовывался сбор, призывали идти на протест без оружия. «Мы идем не свергать Лукашенко, а праздновать победу», — говорили они. Они считают сам факт протеста победой. Никогда раньше белорусы не выходили на улицы за свои права в таком количестве.

В то же время это пока еще не революция. У белорусских протестов нет лидера. Поэтому они такие разрозненные. Протест каждый вечер разгорается и стухает сам по себе. Люди сходятся, бегают полночи от ОМОНа, потом расходятся по домам спать. Палатки ставить в центре Минска никто не планирует.

Светлана Тихановская не лидер революции. Она вообще уехала в Литву и отмежевалась от протестов, сняла с себя ответственность за возможные жертвы. В то же время изначально белорусы объединились вокруг нее. Но не потому что она лидер. Тихановская — хорошая жена. Она пошла кандидатом в президенты ради мужа. Когда началась кампания, первое время на пресс-конференциях она не могла два слова связать. Она сама говорила, мол, я до этого жарила котлеты мужу дома и хочу вернуться жарить котлеты. Она — как жена декабриста. Вселила веру в людей. Она любит мужа — поэтому ее прозвали «президентом любви». Но лидером ей не стать. Сами митингующие верят, что лидер родится в революции.

Вообще, что бросается в глаза на протесте в Минске — здесь нет сцены. И нет оппозиционных политиков. Это еще одно отличие от украинского Майдана. В Киеве у вас на Майдане постоянно политики боролись за право возглавлять революцию. Здесь такого нет. У нас никто не лезет на броневик, как в свое время Петр Порошенко — вот, мол, я лидер этой революции. У нас нет лидера. Кто что-то сказал, туда все и пошли. Нет сейчас в Беларуси политика, который взял бы протест в свои руки.

Еще одно отличие — когда Майдан был на Украине, не глушили связь. А в Минске третий день нет интернета. Весь Минск оторван от связи. В остальных городах не знают, что происходит здесь. В некоторых других городах тоже нет интернета.

Вопреки провокаторам, большинство белорусов адекватные и мирные. Они не хотят себе такой судьбы, как у Украины после Майдана: хаос, раздор, война, разделение внутри страны по каким-то надуманным принципам. Белорусы просто добиваются сменяемости власти.

У каждого свои мотивы. Многим просто надоел Бацька с его диктаторскими замашками, постоянным враньем и высокомерным отношением к народу. Бизнес вообще давно Лукашенко не любит. Кто-то недоволен тем, чем зарплата небольшая и уже давно не повышалась, а иногда и урезается. Из-за карантина в ЕС в страну вернулось много заробитчан. Они привыкли жить совсем по-другому, не по правилам Бацьки, а как в Европе. Кроме того, здесь работы для них нет совсем. Многих раздражает, что Лукашенко ссорится со всеми. В последние годы даже с Россией поссорился. Постоянно говорит о каких-то врагах вокруг. Это сильно раздражает.

Многие белорусы, кстати, живут в пророссийской повестке. Они думали, что Путин не признает результаты выборов и пойдет против Лукашенко. Для многих в Беларуси Владимир Путин — авторитет. Если бы Путин не поддержал Лукашенко, людей на протесте было бы сильно больше. Но Путин поздравил Бацьку с победой.

Лукашенко тоже подлил масла в огонь. В своем обращении президент оскорбил протестующих, назвал их «народец», вроде как они крепостные. А потом произошла первая смерть…

Беларусь — миролюбивая страна. Но только до поры до времени. Вчера в Минске убили человека. После этого люди заметно взбунтовались. Если в воскресенье акция была мирной, то вчера минчане уже таранили на машине кордон ОМОНа.

Сегодня вечером тоже планируются акции. Призывают к забастовке на предприятиях, говорят уже идут митинги на некоторых заводах. Посмотрим, что из этого получится. Но вечером точно будет более радикализованный протест. И уже не важно, провокаторы бросали коктейли Молотова или не провокаторы. Есть вероятность, что сегодня белорусы уже пойдут в центр Минска с оружием.

При этом позиция у нас такая: первыми не нападем, но защищаться будем жестко". В ОМОН будут лететь коктейли Молотова, будут жечь шины. Пройдена точка невозврата».

 

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.