Один из британских дипломатов, составляя список сражений, оказавших наибольшее влияние на мировую историю, поставил Варшавскую битву под номером 18. Состоялась она 13-25 августа 1920 года на окраине польской столицы. Очевидно, вопрос дискуссионный, фактически имела ли она такое значение, действительно ли (как говорил Михаил Тухачевский) путь к мировой революции лежит по трупу белой Польши, могла ли большевистская революция распространиться на Германию, а затем и на всю Европу. Одно представляется бесспорным — чем дальше мы от той битвы, тем парадоксально больше узнаем о ней.

В Польше до 1939 года это событие имело свое большое значение, а после 1945 года (по причинам, очевидно, политическим) маргинализовалось и едва упоминалось в польских школьных учебниках. Еще меньше информации на тему Варшавской битвы распространялось на Украине, разве что упоминались «петлюровские бандиты». Не хватало серьезных научных исследований. Указанный недостаток сочетался с уходом старших поколений, которые непосредственно участвовали в тех событиях. В конце концов после падения коммунизма и распада СССР в живых осталось немного ветеранов, которые помнили те события и могли о них рассказать. Кризис первых лет новорожденных демократий также не способствовал научному исследованию, но он стал началом другого взгляда на войну 1919-1921 гг.: открывались новые документы, устанавливались очередные факты. Это позволило получить новые интерпретации событий, повлиявших на результат Варшавской битвы и всю войну.

В течение первых лет после падения коммунизма в Польше обращалось внимание на исключительно польский характер этой победы, подчеркивалась доминирующая роль провидения Божьего, которое с помощью «Чуда на Висле» прогнало большевиков из-под Варшавы. Однако каждая следующая годовщина медленно добавляла новую информацию и новые интерпретации. В последние годы в Польше все больше делают акцент на роли и участии в этой борьбе воинов Украинской Народной Республики. Это касается не только все чаще представляемых новых публикаций польских, украинских и даже британских историков (Норман Дэвис), но, что интересно, — просвещения поляков с помощью кинопродукции, а теперь также и инициатив местного самоуправления. Большой поклонник взаимопонимания и тесного польско-украинского сотрудничества, хорошо известный в Польше и достаточно хорошо в Украине режиссер Ежи Гофман в своем фильме «1920. Варшавская битва» одним из первых напомнил полякам о войсках атамана Петлюры, воевавших рядом с ними. Таким образом он показал обычной польской аудитории, которая не разбирается в исторических дебатах, что мы имели значительную поддержку в той смертельной битве. Фильм имел большое воспитательное значение, так как попал к широкой аудитории и закрепил знания о польско-украинском союзе — теме, которая несколько раз появляется в фильме в контексте, соответствующем исторической правде. Особенно тот фрагмент, когда Пилсудский, глядя на карту, говорит: «Город Замостье защищает генерал Безручко с украинцами, которые скорее умрут, чем пропустят Буденного».

Еще недавно имя Марка Безручко было известно лишь узкому кругу историков, занимающихся этим периодом. Между тем несколько дней назад в Варшаве одна из новых городских площадей в районе Вола, расположенная возле кладбища, где покоится Безручко, была названа в честь генерала. Место украшает памятная доска в его честь. История также интересна тем, что защита Замостья, которым командовал Безручко, имела огромное влияние и на результат последнего и самого большого кавалерийского боя ХХ века — у Комарова. Именно упрямая и жестокая оборона города 6-й Сечевой стрелковой дивизией генерала Марка Безручко остановила 1-ю конную армию Буденного вместе с тогдашним политическим комиссаром Иосифом Сталиным и не позволила ей уйти в Варшаву на помощь Тухачевскому. Сопротивление оказалось настолько отчаянным, что не только сорвало помощь для отступающего Тухачевского, но и позволило победным полкам польской конницы добраться до Варшавы и окружить Буденного под Комаровым. Если кто-то спрашивает, почему раньше никто не знал о генерале Безручко, то добавлю следующее: на открытии памятной таблички в Варшаве родственник генерала, который живет в Мариуполе, никогда ничего не слышал от своего отца (умер в 1981 году) о родственнике-генерале. Только тетка в 1993 году впервые сказала ему, что якобы «петлюровский бандит Марко Безручко» был его дядей. Этот пример едва ли не лучшая иллюстрация того, что я упоминал в начале: чем дальше от битвы, тем больше мы знаем о ней.

Отдельное дело — новая ситуация, связанная с распространением в Польше знаний о Варшавском соглашении в апреле 1920 года между Пилсудским и Петлюрой и общей борьбе с большевиками. Не вдаваясь в оценки самого договора в Польше и в Украине, стоит отметить: все больше становится знаний о том, что в 1920 году мы имели более широкую политическую идею, чем раньше себе представляли. Тогда она потерпела неудачу по многим причинам, но стала еще одним элементом цепочки польско-украинского сотрудничества, которое объединяет и связывает, а не разъединяет.

Жаль, что эта политическая идея Пилсудского и Петлюры не удалась, но, возможно, оправдана такая мысль: в Украине в 1920 году большевики могли рассчитывать на частичную поддержку или простое равнодушие уставшего общества, а в Польше их никто не ждал. Поэтому сопротивление приобретало массовый характер, поднялась патриотическая волна, появилось чувство необходимости отстаивать веру против «антихриста», а во главе сопротивления встало левоцентристское правительство, лишая большевиков аргументов относительно Польши как страны «эксплуатации трудящихся масс».

Закончились торжества к 100-летию Варшавской битвы. В мае промелькнуло 100-летие совместного парада в Киеве. Стоит только пожалеть, что во время основных торжеств общего так и не было, так как при всем должном уважении присутствия обеих стран на уровне послов — слишком мало. К счастью, дело в свои руки взяли прежде всего (что очень важно) обычные люди. Как оказалось, десятки граждан Украины и Польши с обеих сторон нашей общей границы поддерживают контакты и дружеские отношения между собой. В социальных сетях обнародованы десятки фоторепортажей о поездках в места, связанные с общей борьбой польских и украинских войск с большевиками. Они показывают, что кроме того, что нас разделяет, есть много того, что нас объединяет. Это только необходимо показать. Если бы не пандемия, органы местного самоуправления Польши и Украины, вероятно, могли проявить больше активности в поднятом вопросе, а Варшава, как столица Польши с площадью, названной в честь генерала Безручко, была бы единой в таких акциях. Жаль, что во время майских торжеств на Днепре и августовских на Висле шанс собраться вместе потерян. Впрочем, считаю, что и тут время работает в нашу пользу, а последующие юбилеи каждый раз будут иметь все больше и больше общих акцентов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.