Российские школы готовятся начать учебный год в очном режиме как обычно — 1 сентября. Роспотребнадзор требует соблюдать в школах меры предосторожности, которые многим экспертам кажутся невыполнимыми. При наступлении второй волны пандемии коронавируса, возможно, школам придется снова перейти на дистанционное обучение.

Как показал опыт весны 2020 года, организовать полноценное онлайн-обучение системе общего образования не удалось. И, несмотря на то, что какие-то меры для улучшения ситуации предпринимаются, вряд ли удастся это сделать в ближайшие годы, считают эксперты. Слишком много объективных факторов препятствуют переходу на дистанционнку — от низкого материально-технического обеспечения школ, детей и учителей до отсутствия единой платформы онлайн-обучения и навыков работы в цифровой среде у педагогов.

К онлайну оказались не готовы

14 марта 2020 года Министерство просвещения России рекомендовало школам перейти на дистанционное обучение — «при необходимости» и «временно». Опрос, проведенный аналитическим центром НАФИ в конце марта, показал, что образовательная система России оказалась не готова к резкому уходу в онлайн: с этим согласились две трети педагогов страны. В начале апреля школы могли уже выбрать только два варианта для продолжения деятельности: перейти полностью на онлайн-обучение или завершить год по итогам прошедшего периода для 1-8 классов.

«В последней четверти 2020 года в большинстве общеобразовательных школ происходила, мягко говоря, имитация обучения: задания распространялись в социальных сетях или мессенджерах, школьники отправляли фотографии выполненных упражнений в личные сообщения учителям», — рассказывает Павел Фролов, основатель международной сети школ робототехники «РОББО Клуб».

По его словам, такая форма обучения имеет мало общего с эффективным образованием. Максимум 5% школ из крупных городов страны действительно организовали дистанционное обучение — с применением онлайн-платформ, цифровых технологий, интерактивных методик, говорит Фролов.

«Причины провала онлайн-обучения — это, в первую очередь, низкая материально-техническая обеспеченность семей. По последним официальным данным, 26% детей живут в семьях с доходами ниже прожиточного минимума. Им просто не на чем учиться — нет ни компьютеров, ни планшетов, в лучшем случае — смартфон. Также и многие учителя не имеют технических устройств для того, чтобы вести обучение», — отмечает эксперт.

Среди других причин коллапса в образовании весной 2020 года Фролов называет отсутствие или низкую скорость интернета в сельской местности, низкий уровень цифровой грамотности большинства учителей, низкий уровень владения цифровыми инструментами со стороны родителей, которые не могли помочь своим детям разобраться с онлайн-сервисами для обучения.

«И вообще основные проблемы связаны с объективной невозможностью технически организовать процесс онлайн-обучения», — продолжает Фролов.

Все это, по его мнению, привело к нулевой эффективности школьного образования в последней четверти прошедшего учебного года.

«Груз ответственности за дистанционную форму работы с учениками в период пандемии лег на учителей, — сказал корреспонденту Eurasianet.org Никита Поташко, основатель «Онлайн-школы №1» из Санкт-Петербурга. — Учителям приходилось самостоятельно искать решения проблемы взаимодействия с учениками. Далеко не у всех получилось найти это решение. Некоторые прогрессивные учителя быстро смогли перестроиться и внедрили в учебный процесс несколько бесплатных сервисов, позволяющих проводить видеоконференции, отправлять учебные материалы и задания. Но это были скорее единичные случаи».

Многие учителя просто не владеют компьютером, и им самим нужно проходить обучение прежде, чем обучать других, считает Поташко.

Слова экспертов подтвердила учитель иностранных языков в младших классах из обычной петербургской школы.

«Мне 62 года, и я должна была фотографировать страницы учебников, отправлять их в группы разных классов ВКонтакте в качестве задания, а потом проверять выполненные упражнения с экрана своего телефона. При этом родители пишут бесконечные сообщения с просьбами в чем-то помочь и что-то объяснить. Пока наберешь ответ одному, приходить еще пять сообщений. Возможность повторения такого коллапса стала причиной того, что я все-таки вышла на пенсию: я не хочу повторения такого кошмара осенью», — рассказала она на условиях анонимности.

Из-за недостаточного опыта дистанционного обучения много времени приходится тратить на техническую организацию урока, согласен Александр Рывкин, директор московской гимназии №1811 и заслуженный учитель РФ.

«На сегодня объем материала меньше и качество онлайн-урока ниже, чем обычного школьного урока, проведенного в классе. Методы, используемые в определенных предметах (физика, математика), где требуется выполнение практической работы непосредственно учеником (собрать экспериментальную установку, выполнить построение циркулем), оказываются неэффективными при дистанционном обучении», — написал он в своем блоге на сайте «Вести образования».

«То, что предложили школы как выход из ситуации, можно назвать только самообучением. Полноценного дистанционного обучения в традиционной школе еще не было. Оно будет, скорее всего, нескоро», — сказал Поташко.

Для проверки знаний, полученных в период карантинных ограничений, осенью 2020 года Рособрнадзор планирует провести Всероссийские проверочные работы. Это не повлияет на текущие оценки школьников, но покажет необходимость устранить возможные пробелы.

Требования Роспотребнадзора невыполнимы

С 1 сентября школы готовятся начать работать в очном режиме. В наступающем учебном году посещать школы должны 17 млн школьников. Роспотребнадзор разработал требования по посещению школ. Среди них: разделение потоков школьников, входящих и выходящих из здания школы, отдельные кабинеты для каждого класса (за исключением физкультуры, химии, физики, биологии, т.е. предметов, где нужно оборудование), измерение температуры всех школьников на входе, дезинфекция, особые режимы рассадки на экзаменах, в столовых и т.д.

Виктор Панин, председатель Всероссийского общества защиты прав потребителей образовательных услуг, считает, что многие требования Роспотребнадзора к образовательным учреждениям в ряде регионов страны невыполнимы.

«Например, как можно выполнить требование о начале уроков в разное время у классов, если в школе и так 2-3 смены? Просто технически не получится так организовать процесс, чтобы дети не пересекались между собой на выходе и входе учебного заведения», — сказал Панин изданию «Московский комсомолец».

По словам Ефима Рачевского, директора школы № 548 «Царицыно» и народного учителя России, нужно будет «поломать голову вместе с айтишниками», чтобы решить задачу разделения потоков школьников.

«У нас работает единая система "Проход и питание". Когда ученик приходит в школу, он прикладывает свою личную электронную карточку. Если "разводить" утром потоки, открывать все входы в здание, нужны дополнительные охранники, турникеты… Нужна серьезная аналитическая группа на уровне каждого региона, с участием всех вовлеченных ведомств, которая могла бы дать школам более конкретные советы и рекомендации», — сказал Рачевский «Российской газете».

Директора школ не хотят открыто говорить о своих опасениях, ограничиваясь общими фразами о том, что сделают все возможное для обеспечения безопасности детей. Как рассказала корреспонденту Eurasianet.org директор одной из общеобразовательных школ Ленинградской области на условиях анонимности, большинство школ не смогут выполнить все требования Роспотребнадзора, но и само ведомство, скорее всего, не будет придираться: там тоже понимают, что это малореально.

«Мы будем предоставлены сами себе в попытке соблюсти рекомендации от разных ведомств и при этом не забыть заниматься своей прямой деятельностью — обучением детей, — сказала директор. — Впрочем, весной 2020 года происходило ровно то же самое: мы сами как могли пытались продолжать обучение при минимальном содействии кого бы то ни было».

И снова дистант?

Если в случае обострения эпидемиологической ситуации школы снова переведут на дистанционное обучение, то произойдет примерно то же, что было весной 2020 года, считают эксперты. За полгода мало что изменилось, все факторы, препятствующие нормальному удаленному обучению, сохраняются, отмечает Павел Фролов, поэтому существенного улучшения качества онлайн-образования ждать не стоит.

«Если введут новые ограничения, мы увидим такой же коллапс в школьном обучении, как наблюдали весной», — уверен он.

415 тысяч устройств (ноутбуков, планшетов) раздали нуждающимся школьникам и около 80 тысяч — учителям в рамках благотворительной акции «Помоги учиться дома». Это меньше 2,5 процента учеников (всего — 17 миллионов) и 6,4 процента учителей (школьных педагогов в России 1,25 миллиона человек, по данным Росстата).

Сейчас в стране только 65 процентов школ обеспечены высокоскоростным интернетом, сказал министр просвещения РФ Сергей Кравцов «Российской газете». Подключить все школы страны по национальному проекту «Образование» планируется к 2021 году. По словам министра, за последние месяцы в школы привезли 35 тыс. новых компьютеров и ноутбуков, почти 2 тыс. интерактивных досок и панелей. При этом всего в России работает 40,8 тысячи школ.

«Думаю, что перевод школьного обучения полностью в виртуальный формат в ближайшем будущем невозможен и не требуется. Школы должны научиться быть более гибкими и использовать современные технологии для улучшения качества обучения», — отметил Поташко.

Онлайн-обучение — дело будущего

Государство предпринимает шаги для того, чтобы повысить техническую оснащенность школ, но они рассчитаны на более отдаленную перспективу. В рамках нацпроекта «Образование» реализуется программа «Цифровая образовательная среда» (ЦОС), которая предполагает внедрение цифровых технологий в образовательный процесс. Ее финансирование составляет 79,8 миллиарда рублей до 2024 года. Создается единая образовательная платформа, которая включит в себя различные сервисы и программы обучения для организации образовательного процесса, в том числе дистанционного. Экспериментальный проект внедрения ЦОС начнется в новом учебном году в 14 регионах страны.

Родители из пилотных регионов восприняли эту информацию крайне негативно: они опасаются, что под видом программы детей переведут на дистанционное обучение. Министерству просвещения даже пришлось оправдываться в ряде публикаций. По заверениям ведомства, реализация ЦОС позволит, например, обеспечить доступ к учебным материалам для детей, долго находящихся на больничном, а также в период сезонных вспышек вирусных заболеваний. Чиновники особо подчеркивают, что «цифровизация образования» не предполагает замены традиционного очного обучения удаленным.

По словам Поташко, когда у школ появится единая платформа, и ученики смогут подключаться к онлайн-занятиям, а учителя — проверять домашние задания, давать обратную связь и в целом контролировать учебный процесс через платформу, только тогда можно будет говорить о том, что дистанционный формат существует и в школе.

«Дистанционный формат активно используется в корпоративном обучении, профессиональных и творческих курсах, но для российской школы это новый формат, и резкий переход с сохранением качества образования просто невозможен, — говорит Поташко. — Потребуется много времени на создание и внедрение единой платформы для школы, на создание контента, на обучение учителей и административного персонала. В свою очередь ученики тоже должны привыкнуть к новому режиму учебы, стать более самостоятельными».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.