Ранее на этой неделе Сашу Уайт (Sasha White) уволили из литературного агентства в Нью-Йорке. Поводом к увольнению послужили комментарии в Твиттере, которые в литературном агентстве «Тобиас» (Tobias Literary Agency) сочли пренебрежительными по отношению к транссексуалам. Как оказалось, госпожа Уайт при этом вполне поддерживает транссексуалов. «Гендерный нонконформизм чудесен, — пишет она в своей биографии в Твиттере, — а отрицание биологического пола — нет». И это вторая причина возникших у нее проблем.

Наблюдать за разворачивающимися в последние несколько лет дискуссиями о транссексуальности было удивительно. Однако люди слишком редко признают лежащие в их основе причины. Я попытался провести подобную деликатную операцию в своей последней книге. К счастью, все больше и больше людей делают то же самое. В частности, нейробиолог доктор Дебра Со (Debra Soh). В ее новой книге «Конец гендера» (The End of Gender) невероятно осторожно представлены не только причины, по которым мы оказались в этом тупике, но и то, как можем из него выбраться.

Согласно доктору Со, стремление превратить пол в гендер, а гендер в какой-то бесконечно медоточивый феномен, — это попытка борьбы с действительно существующей проблемой. Почти в любой культуре есть место для людей, которые оказались в промежутке между полами: фаафафине на Самоа, катой в Тайланде. В нашей собственной культуре мы боролись с этим феноменом, так как он оказался тесно связан с другой проблемой. Сейчас в обществе широко распространилось ощущение неловкости из-за отношения к гомосексуальным людям в прошлом. И одним из следствий этого стало совершенно естественное желание не повторять этой ошибки. Когда гомосексуалы заявили, что наши сексуальные предпочтения — это не выбор, потребовалось много времени, чтобы к ним прислушались и им поверили. Сегодня, когда транссексуалы утверждают, что они родились транссексуалами, к ним прислушивается весьма восприимчивая и сочувствующая аудитория.

Превращение секса в гендер, а гендера в «социальный конструкт» было попыткой справиться с проблемой почти полного нашего невежества о том, что же такое транссексуальность. Проблема состоит в том, что здесь нельзя пройти мимо ряда серьезных фактов, не в последнюю очередь — научных.

Я сам пришел к этому осознанию, начав отмечать, что мои друзья-ученые — в личных беседах — выражали крайнюю обеспокоенность в связи с тем, куда всё это нас приведет. Институты, в которых они работали, стали требовать от них заявлений и веры в то, что, как они знали, не было правдой.

Так, например, существуют гаметы, и они бывают всего двух типов — клетки спермы и яйцеклетки. Никаких промежуточных гамет не существует. Точно так же, несмотря на существование таких редких хромосомных нарушений, как синдром Клайнфельтера, ни один уважающий себя биолог не может признать, что хромосомы — это плод чьего-то воспаленного гетеросексуального воображения. Сама доктор Со ушла из научной деятельности по той же причине, по которой этот вариант рассматривают сейчас и многие другие ученые: впервые в их профессиональной жизни от них просят — или даже требуют, — чтобы они закрывали глаза на научный метод. Впервые за века догма — религиозная вера, если хотите, — взяла верх над областью их компетенции.

Однако бунт назревает на многих фронтах. Теперь благодаря ряду громких скандалов появилось понимание, как требования транссексуалов нарушают права женщин. Все потому, что требования активистов-транссексуалов кардинально отличаются от требований других правозащитных движений, в том числе связанных с защитой прав женщин. Успешные инициативы, отстаивающие свободы женщин, никогда не настаивали на всецелом игнорировании биологической реальности. Они требовали равенства и принятия определенных реалий, но не игнорирования их. И тем не менее сегодня заявления женщин: «Мы рады, что вы транссексуалы, но от этого вы не становитесь точной копией женщины», воспринимаются уже не просто как притеснение, но (как произошло с госпожой Уайт на этой неделе), приводят к разрушению карьеры.

То же самое происходит и с гомосексуалами, которые не отстояли своих позиций, заявляя: «Мы существуем, мы геи, а пенис — это, в конце концов, социальный конструкт». По мере продолжения дискуссий о транссексуалах в гомосексуальных кругах растет обеспокоенность в связи с заявлениями активистов-транссексуалов о «транс-детях». Как пытается подчеркнуть Альянс ЛГБ и другие, дело не просто в старомодных гендерных стереотипах, а в том, что в нынешних заявлениях транссексуалов прослеживается глубинное неприятие гомосексуальности. Например, почему слегка женственного мальчика следует считать девочкой, оказавшейся в капкане тела мальчика? Или почему девочке с мальчишеским поведением нужно ставить «диагноз» транссексуальности? По меньшей мере, 4/5 детей с диагнозом «гендерная дисфория» вырастут здоровыми гомосексуалами. Разве удивительно, что среди все большего количества геев и лесбиянок растет беспокойство в связи с заявлениями защитников гендерной дисфории?

Несмотря на все это, столкнувшись с бунтом, активисты-транссексуалы продолжают упорно защищать свои позиции. И абсурд крепчает. Кандидат в лидеры среди либеральных демократов Лейла Моран (Layla Moran) недавно попыталась преодолеть этот тупик, заявив, что подлинный гендер человека она видит «в его душе». Тем не менее большинство людей, — хоть и в частном порядке, — считают это антинаучной чушью.

И все же, пока увольнения продолжаются, активистам может показаться, что, устранив с дороги всех оппонентов, они смогут одержать победу, просто упорно стоя на своем. Сложно представить себе нечто, более далекое от истины. Биологическую реальность можно игнорировать, но не долго. Наше общество с трудом пытается понять вопрос транссексуальности. Это благородная цель. Но если вы хотите разобраться в сложном вопросе, то неразумно сбрасывать со счетов лучшие аналитические инструменты, сформированные в каком бы то ни было обществе. Как наглядно демонстрирует доктор Со, мы можем быть человечны и полны самоуважения, либерально мыслить и уважать научный метод. На свет появляется поколение, занимающееся выполнением этой задачи. Мы должны надеяться на их победу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.