Ведущий: Число заболевших коронавирусом растет, и ученые разных стран не покладая рук трудятся над созданием вакцины. В прошлом месяце Россия объявила, что одобрила использование своей вакцины еще до завершения клинических испытаний. Мир встретил эту новость с большим скептицизмом. Однако в пятницу медицинский журнал Lancet («Ланцет») опубликовал первые рецензированные данные, которые показали, что инъекция вызывает образование антител без серьезных побочных эффектов. Хотя имеются различные ограничивающие факторы, включая размер выборки, в которую вошли всего 76 взрослых, наш следующий гость говорит, что это совсем несущественное замечание после всех выпадов против российского проекта. Рад сообщить, что к нам присоединяется Кирилл Дмитриев, генеральный директор Российского фонда прямых инвестиций, поддерживающего разработку вакцины.

Кирилл, большое спасибо, что присоединились к нам сегодня. Как вы убедили Lancet сообщить о вакцине еще до проведения крупномасштабной третьей фазы испытаний?

Кирилл Дмитриев: Я думаю, что Lancet — отличное, очень профессиональное издание, и журнал просто опубликовал имеющиеся сведения. Издатели не сказали, что это окончательные данные. Они просто представили эти данные, и, очевидно, как вы упомянули, все выглядят крайне оптимистично. Был получен 100-процентный очень сильный иммунный ответ, без побочных эффектов. А теперь насчет числа испытуемых. Вы знаете, все упоминают 76 человек и говорят: «А вот у AstraZeneca их 1076». Но AstraZeneca сделали ошибку. Планировалось, что будет достаточно только одной инъекции, и две инъекции они сделали только 10 людям. Теперь, когда очевидна необходимость двух инъекций, и AstraZeneca признала, что продолжит работу в данном направлении, выходит, что у нас в 4 раза больше испытуемых, чем у AstraZeneca. Так что это хорошо продуманное исследование с прекрасным результатом. Сейчас ведутся 40 000 пострегистрационных клинических исследований, и российская вакцина демонстрирует превосходные показатели с точки зрения безопасности.

— Это все так,  но послушайте, Кирилл: проблема с 76 испытуемыми все же не решена. Ведь, если вы признаете, что их всего 76, разве заявления о безопасности вакцины не преждевременны?

— Вот почему в статье Lancet четко говорится, что применяемая в России методика разработки вакцин на основе аденовирусов человека изучается более десяти лет. Армия США вводит своим военнослужащим аденовирусные вакцины с 1971 года. Это то, что отличает нашу вакцину от вакцин на основе аденовирусных векторов обезьян или технологии мРНК, которые изучаются не такой длительный срок. И сегодня мы публикуем статью, в которой открыто заявляем: «Мы ответили на все вопросы Запада. Теперь, пожалуйста, покажите нам свои данные; подтверждающие, что мРНК и вакцины на основе аденовирусных векторов обезьян не увеличивают риск рака или риск бесплодия». А такие вопросы просто необходимо задавать, потому что аденовирус человека живет наряду с людьми на протяжении сотен тысяч лет. Но мы никогда не заражались аденовирусом обезьян, у нас никогда не было мРНК. Это важные вопросы, на которые необходимо получить ответ, и мы надеемся, что изготовители вакцин на основе данных технологий также им зададутся.

— Хорошо, но это вопрос к другим производителям, а мне все-таки интересно разобраться в вашей вакцине. Сколько стран выразили заинтересованность в ее покупке, сколько фактически подписали обязывающие соглашения о ее покупке?

— Разумеется. Сегодня более 20 стран выражают заинтересованность в покупке более чем один миллиарда доз. На этой неделе мы объявим о подписании обязывающих соглашений. Мы хотели, чтобы появилась статья в Lancet и заострила внимание читателей на том, что мы просто использовали нашу ранее созданную вакцину, которая у нас уже была. Мы разработали ее 6 лет назад и немного модифицировали под covid-19. Поэтому мы делаем ставку на длинную историю использования продукта на основе вектора аденовируса человека, включая вакцинацию более 30 000 человек за последние 12 лет в Китае, и т.д. Причем эти страны лучше других понимают, что безопасность заложена в основу платформы аденовируса человека.

— Ваш президент сделает себе эту прививку?

— Думаю, нужно спросить его самого. Но, как видите, ее сделал мэр Москвы, наш министр обороны, дочь президента, ее сделал я сам и все члены моей семьи, включая моих 74-летних родителей. Так что, мы знаем, что наука дает свои плоды. Мы ценим все замечательные вопросы от 40 000 человек. Исследования идет прямо сейчас, а также мы проводим исследования в ОАЭ, Саудовской Аравии, Бразилии, Филиппинах и Индии. Мы считаем, что все страны должны иметь в своем портфеле вакцину на основе вектора аденовируса человека. Не обязательно нашу. Есть аналогичные вакцины, разработанные Johnson and Johnson, CanSino. Мы считаем, что вектор аденовируса человека является наиболее эффективной технологией вакцинации с отличными показателями безопасности.

— Всемирная организация здравоохранения по-прежнему скептически относится к вашей вакцине. Как вы думаете, когда она зарегистрирует ваш препарат?

— На прошлой неделе мы провели плодотворные переговоры с Коалицией за инновации в обеспечении готовности к эпидемиям, Альянсом ГАВИ, выступающим за увеличение доступности детской вакцинации в бедных странах, и ВОЗ. Мы поделились всей имеющейся информацией с ВОЗ, и отношение значительно изменяется после того, как они получили наши данные. Было простое недопонимание, потому что в России сначала препарат должен быть зарегистрирован Минздравом, а потом можно делиться этой информацией. Так что теперь у ВОЗ есть все сведения. Они, очевидно, видели статью в Lancet, и мы начнем работу по предварительной квалификации уже на этой неделе.

— Кирилл, позвольте мне задать вам вопрос о российской экономике в более широком контексте, поскольку вы хорошо знакомы с этим аспектом. И вы знаете о давлении со стороны Германии на Россию в связи с состоянием Алексея Навального, знаете о его деле и о том, какие ответы Германия хочет получить от Москвы. Стоит ли платить такую цену и, например, подвергать потенциальному риску проект «Северный поток-2», если не дать Германии ответов, на заданные России вопросы?

— Вы знаете, я не занимаюсь политикой, но вы сами можете видеть, что Россия была открыта в вопросах расследования. Россия же отправила г-на Навального, как и хотела его семья, в Германию. Если бы власти действительно хотели что-то скрыть, они бы не допустили этого. Вы действительно видите большую открытость. Однако российские власти тоже хотят получать больше сведений от Германии, обмен информацией должно быть взаимным. Скрывать что-то — не в интересах России, мы в этом явно совершенно не заинтересованы.

— Хорошо, и последний вопрос о производстве вакцины. Насколько вы уверены в том, что сможете удовлетворить спрос, если ваш препарат окажется востребован не только в России, но и за рубежом? Ведь это еще одна серьезная проблема, с которой сталкиваются производители вакцин.

— Вы совершенно правы, это серьезный вопрос, поэтому мы сотрудничаем с Индией, Бразилией, Кореей и некоторыми другими странами, а также планируем организовать выпуск вакцины за пределами России. Российских производственных мощностей хватает только для России. Поэтому для других стран мы будем производить препарат за пределами страны. Мы объявим о создании партнерства в ближайшие пару недель. Мы договорились о выпуске около 300 миллионов доз в Индии, и планируем наращивать производственные мощности.

Ведущий: Кирилл, большое спасибо, что присоединились к нам сегодня. Это был Кирилл Дмитриев, генеральный директор Российского фонда прямых инвестиций, который поддерживает новую вакцину, получившую своего рода одобрение от Lancet. По крайней мере, с точки зрения способов ее тестирования. Очень интересно, Карола.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.