Оккупационные власти на полуострове, как и повсюду на захваченных территориях, считают местное население «трофеем», эксплуатируют его, игнорируют его культурные потребности, дискриминируют по признаку места происхождения и проживания, формируют социум для электоральной поддержки идей «русского мира»…

Аналитики Мониторинговой группы «Института Черноморских стратегических исследований» Андрей Клименко и Татьяна Гучакова на сайте BlackSeaNews опубликовали исследование «Замена населения: сколько колонизаторов на самом деле переехало на полуостров», в котором пришли к выводу, что вместо довоенной численности населения Крымского полуострова с Севастополем в 2,35 млн человек сегодня «де-факто» в Крыму и Севастополе наличное население составляет как минимум 3 млн человек.

Расчет населения авторами исследования на 1 января 2020 г. выглядит так: население без Севастополя 1 912 622 человек, население Севастополя 449 138 человек. Вместе это составляет постоянное (зарегистрированное) население полуострова 2 361 760 человек. Минимальная оценочная численность незарегистрированного наличного населения составляет 300 тыс. человек в Севастополе, и 300 тыс. человек в Симферополе, а также 50 тыс. человек в других городах, и вместе незарегистрированное население составляет 650 тыс. человек. Итак, в сумме минимальная оценочная численность «де-факто» населения Крымского полуострова на начало нынешнего года составляет 3 млн 011 тыс. 760 человек. И это при том, пишут авторы, что режим международных санкций и отсутствие водоснабжения полуострова днепровской водой по Северо-Крымскому каналу выполняют очень существенную сдерживающую роль — без этого количество российских колонизаторов на захваченном полуострове было бы значительно больше.

ЗАМЕНА ВЫТЕСНЕННОГО НАСЕЛЕНИЯ МИГРАНТАМИ

Авторы исследования справедливо называют переселение колонизаторов на оккупированные территории «миграционным оружием» оккупантов и отмечают, что переселение и «социокультурная переработка населения в процессе колонизации новых территорий Российской империей и Советским Союзом имеют длительную историю. В течение ее в России накоплен разнообразный опыт и огромный научно-исторический фундамент. Демографическая история Крыма с момента попадания полуострова в сферу геополитических интересов России в XVIII веке содержит несколько периодов, имеющих одинаковую типологию — они всегда начинались с социокультурного разрушения Крыма, а завершались его преобразованием в соответствии со стандартом, который привносился оккупантами. Смысл его всегда сводился к вытеснению (стимулирование эмиграции и / или депортация) коренного крымскотатарского населения и заселению Крыма пришельцами из российских регионов (или даже иностранными колонистами с нужными компетенциями)».

Именно поэтому авторы отмечают, что переселение из России в Крым после оккупации было ожидаемой политикой России, ведь «в российской истории управляемая миграция российского населения на новые захваченные территории всегда была частью переосвоения „трофея" под новые цели, для кардинального изменения функциональной специализации территории».

Добавим здесь от себя, что эта политика касается не только Крыма, но была типичной и на других территориях. Так, например, 31 августа 1933 г. правительство СССР издало постановление «О переселении на Кубань, Терек и Украину», согласно которому Всесоюзный переселенческий комитет должен организовать переселение в Украинскую ССР 15-20 тысяч крестьянских семей в начале 1934 года. Одновременно, на Кубань и Терек, которые уже тогда были территориями России, должны были переселиться не менее 10 тыс. семей. 25 октября 1933 г. вышло новое постановление СНК «О переселении на Украину 21 тыс. семей колхозников». Таким образом всего к концу 1933 года в вымершие от Голодомора украинские села были переселены примерно 117 тыс. московитов и белорусов. Расселяли их преимущественно в тогдашних Донецкой, Луганской, Харьковской, Днепропетровской и Одесской областях. Источник.

Более того, согласно постановлениям правительства СССР, переселение проводилось не только в села, которые вымерли от голода, но и в села Украины, люди из которых до этого были агитированы переехать на жительство и работу в глухие уголки Сибири и Дальнего Востока. Особенно в послевоенный период из Украины переселялись на Дальний Восток тысячи украинских семей, а на их место переезжали жители России. Насколько известно, таким же образом менялось население Западной Украины перед войной, когда значительная его часть была репрессирована, посажена в тюрьмы, расстреляна, выслана в Сибирь, а на их место приехали переселенцы из России.

Причем авторы отмечают, что в своих расчетах они не могли опираться на официальные данные российской статистики, так как «российская статистика в целом и статистика оккупационной администрации Крыма и Севастополя особенно, является не инструментом анализа, а в значительной степени — средством дезинформации». И это действительно так.

Прежде чем перейти к дополнительному анализу исследования следует читателю, который не владеет терминологией, объяснить, откуда авторы взяли термин «наличное население». А дело в том, что в Крыму сейчас существует постоянно зарегистрированное население, которое и учитывает официальная статистика, но большой массив лиц, переехавших в Крым на постоянное место жительства, не желает официально регистрироваться в Крыму и в Севастополе, так как после этого они попадают под санкции, становятся невыездными и т. п., теряют право на услуги и т. п. Поэтому они живут и работают в Крыму и в Севастополе, а зарегистрированы по другим, часто случайным, адресам на территории материковой России. Так, например, авторы считают, что полное население Севастополя составляет 700 тыс. человек при постоянном 450 тыс. человек. Это следует из того, что «российские СМИ сообщили, что и. о. „Губернатора" оккупированного Севастополя Михаил Развожаев 28 апреля 2020 г. на совещании по вопросам борьбы с коронавирусом сказал президенту России Путину (рус.): „У нас по статистике необходимо было разворачивать койки из расчета 450 тысяч человек, я сразу принял решение разворачивать вдвое больше, так как по потреблению воды и хлеба очевидно, что в Севастополе проживает более 700 тысяч человек". Таким же образом и „численность населения Симферополя оценивается в более 600 тыс. человек при постоянном 362 тыс. человек".

В комментариях к этому исследованию Андрея Клименко и Татьяны Гучаковой читатели пишут: Maria Pyzhevska: «голь с Мордора поперла в Крым… освободились квартиры. Так они всегда делали и делают. Для них это — нормально. Сколько во Львов их приехало после оккупации! Украинцев — в тюрьмы, убили и заняли их квартиры. Теперь потомки хотят Руцкого языка и Руцкого мира. На очереди — Беларусь». Другие читатели спрашивают: Таля Скай: Зачем эти все россияне едут в Крым?

Таким образом, исследование следует продолжить и сделать необходимые пояснения.

КРЫМЧАНЕ — ТРОФЕЙ ОККУПАНТОВ

Переработка населения — это, собственно, не цель оккупантов. Целью завоевателей Крыма является создание непотопляемой военной базы в центре Черного моря. Они считают, что главное — размещение оружия, а, главное, ракет, в Крыму, в том числе с ядерными боеголовками, — это подтверждается тем фактом, заметил и опубликовал Андрей Клименко, что Керченскому мосту Россией был присвоен статус объекта, используемого для перевозки ядерного оружия — это позволило значительно сократить время подлета для своих ракет и увеличить время реагирования на старты ракет противника. А социокультурная переработка населения, которую всегда используют российские завоеватели, — это инструмент, с помощью которого они создают лояльное к себе население, которое будет послушным, безголосым, благодарным за приют, будет готово поддерживать любую военную идею оккупантов.

Замену населения в Крыму видно невооруженным глазом. В Симферополе, Севастополе и других городах уже проведена уплотнительная застройка, а также построены огромные жилые комплексы с детскими садами, школами, магазинами, поликлиниками, даже кинотеатрами, предприятиями бытового обслуживания. Их число уже достигает ста! Оккупанты говорят — это для крымчан. Однако лозунг «это для крымчан» давно уже дискредитирован. Крымчане всегда оказываются последними в пользовании любыми благами. Эта ложь сразу опровергается, когда знакомишься с условиями покупки или заселения этих комплексов. В них только приезжим делаются значительные скидки в цене, только приезжие могут получить кредит или ипотеку под льготный процент и прочее. Рядовому жителю Крыма поселиться в таком комплексе не удастся и из-за цены, и из-за отсутствия льгот, и из-за бюрократических рогаток.

Все видно и по картине на улицах. Они стали, это видно невооруженным глазом, вдвое более загруженными машинами, пешеходами и общественным транспортом. В городе постоянные пробки. Это видно по очередям в магазинах, в больницах, в других заведениях. На улицах значительно больше людей с некрымским акцентом, людей, которые часто спрашивают, как пройти на какую-то улицу или как найти то или иное заведение. Все свободные площади на улицах, а также газеты объявлений забиты объявлениями типа «куплю квартиру у собственника», «семья из четырех человек снимет квартиру или дом», «куплю или сниму гараж», «куплю дачу» и др. Это, конечно, не крымчане, потому что сегодня они оказались изгоями в собственном доме. Если, скажем, в Крым приехал чиновник, то это значит, что с ним приехала жена и ей нужно рабочее место, которое может появиться только путем увольнения какого-то крымчанина, им нужно место в школе для старшего ребенка, и это приводит к тому, что многие школы уже работают в две смены, меньшему ребенку нужен детский сад, и именно поэтому очередь в детсады в Крыму выросла взрывным образом, и власть строит детсады модульного типа, лишь бы как-то принять детей. Вместе с тем, дети чиновников и военных, всех переселенцев пользуются льготами, так что они оказываются в начале очереди, а крымчане тем самым оттесняются в очереди в самый конец, и могут попасть в садик только после полного удовлетворения потребностей переселенцев. А это еще будет не скоро.

И это лишь часть дискриминации крымчан по месту жительства. Они первыми вылетают с работы, потому что нужны места приезжим, они не могут устроиться на более-менее приличную работу, потому что по негласному правилу местных запрещено брать на руководящие должности, только разнорабочими, даже директор кладбища в Симферополе приезжий мигрант. А с работой еще и потому трудно, что в Крым нанимаются на работы целыми бригадами или строительными участками именно приезжие строители, которые работают или постоянно, или вахтовым методом. А после работы они часто пишут заявления на поселение в Крыму. Был случай, что даже прием больных в Симферопольской больнице № 6 вели бригады врачей из Санкт-Петербурга, которые прилетали самолетом, лечили по высоким тарифам, потом забирали чемодан денег, а на их место прилетала новая бригада. Местные врачи при этом или увольнялись сами или по инициативе администрации, или же вынуждены были занимать должности значительно ниже своей компетенции.

Основать свой бизнес в Крыму местным жителям очень трудно и из-за бюрократических рогаток, и из-за негативного отношения приезжих чиновников, и из-за условий регистрации и работы. Лучшие бизнесы уже давно отжаты приезжими россиянами, создать новые чрезвычайно трудно, потому что мигранты всегда по воле своих чиновников оказываются первыми. Кроме того, в Крыму постоянно ощущаются трудности с наполнением бюджетов, поэтому все бизнесы, особенно нелояльные местные предприниматели, периодически облагаются большими штрафами, просто поборами, что равно грабежу. Бизнес в Крыму по сравнению с украинским периодом сократился в несколько раз.

Из всего этого видно, что Россия заранее имела не только четкий план спецоперации по оккупации Крыма, но и четкую стратегию его социально-культурной трансформации под свои нужды, в противоположность тому, что мы до сих пор не имеем четкого плана деоккупации полуострова и возвращения его под юрисдикцию Украины, чего требует международное право.

Путем колонизации и фактической замены населения оккупированного полуострова оккупационная власть выполняет несколько стратегических задач, которые значительно усложняют его деоккупацию.

— Колонизация и переселение значительного количества мигрантов, а их количество, как видим, уже превысило треть и составляет, по некоторым оценкам, более 40%, является средством усиленной русификации остального населения. Мигранты не станут говорить ни на украинском, ни на крымскотатарском языках, они не будут требовать национальных школ, детсадов, вузов, учреждений культуры, средств массовой информации, более того, будут препятствовать остальному социуму добиваться этого. Очевидно, что при принятии следующей конституции Крыма потребность в статусе государственных крымскотатарского и украинского языка может отпасть, и они будут лишены его.

— Колонизация используется как средство психологического давления на население, которое потенциально будет склонно к актам сопротивления или актам неповиновения.

— Колонизация территории большой массой российского населения используется как средство культурного доминирования, так как вполне вероятно, что эти люди создадут массу культурных, художественных заведений исключительно на базе российской культуры, оттеснят крымскотатарскую и украинскую культуру на полуострове на второй план.

— Колонизация используется как средство территориальных гарантий, мигранты будут стоять исключительно на российском статусе полуострова при любых условиях жизни и голосовать соответственно. Вот почему идея Навального о повторном референдуме фактически является манипуляцией с предсказуемым результатом.

— Колонизация Крыма россиянами является средством политического, этнического, социального доминирования носителей российского мировоззрения и российской агрессивной культуры, что будет и в дальнейшем, если не дать оккупантам достойный отпор, будет вести к вытеснению с полуострова людей не российской культуры и новой замене их новыми мигрантами, к незаконному, дискриминационному расширению «жизненного пространства» «русского мира».

Как видим, российской власти Крыма уже удалось заменить критическую часть крымского социума, что превышает 35-40% населения, и со временем эта доля будет увеличиваться. Однако, зная настроения населения, в котором многие являются носителями украинского и крымскотатарского мировоззрений, еще нельзя сказать, что оккупанты уже победили, но стоит признать, что они близки к этому. Этот факт ставит задачу перед украинским государством разработать систему противодействия колонизации Крыма оккупантами и заставить их соблюдать нормы международного права, признать неприкосновенными экономические, политические и социально-культурные права крымчан других национальностей.

 

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.