Только что наткнулся на сообщение Екатерины Молы в Facebook, которая поделилась с читателями своим ценным опытом — своим переходом на украинский. И призвала делать это всех остальных. Мало кто сегодня вспомнит, но когда-то я тоже был русскоязычным, поэтому присоединюсь к этому челленджу и расскажу свою историю.

Начинать, наверное, лучше с самого начала. Так вот, в детстве я был украиноязычным, даже принципиально украиноязычным, где-то класса так до третьего. Я говорил исключительно на украинском всегда и со всеми. А потом, как-то незаметно для себя самого, я стал русскоязычным. Я учился в украиноязычном классе, рос в украиноязычной семье, но на перемене все говорили на русском. Сегодня, вспоминая и анализируя то, что тогда произошло, я понимаю, что главную роль в моей русификации сыграли именно мои украиноязычные родственники: дядя, которому не нравилось, когда я исправлял его русизмы, мама, которая говорила на русском со всеми нечленами семьи, брат, который учил меня говорить без ужасного украинского акцента… и я научился, и гордился, что говорю на чистом русском.

А потом я окончил школу, пошел в колледж, а там преподаватели на первых парах коварно спрашивали у моей группы: «Вам на коком языке преподавать?» И только я, уже русскоязычный, сказал «на украинском, конечно!» Я не готов был избавиться от привычной модели общения «на уроках на украинском, на переменах — на русском». А все остальные — готовы. А в конце года оказалось, что экзамены мы должны сдавать на украинском. И экзаменационные билеты содержат кучу незнакомых терминов, и все, что мы учили целый год, — надо учить заново, но уже на украинском.

А наихудшее ощущение было, когда однажды я попытался перейти на украинский и не смог… не хватало лексического запаса! Раньше, в школе, я даже не задумывался, когда переключался между языками. Однако на тот момент я думал только на русском… После этого я понял, что просто теряю себя. В следующем году я решил кое-что изменить — я начал писать конспекты на украинском. Преподаватели продолжали преподавать на русском, ссылаясь на «желание большинства», но я сразу переводил их слова. Сначала было трудно, однако впоследствии это происходило уже автоматически, само собой. Это было мое внутреннее решение, некий маленький протест.

И только потом я случайно попал в патриотическую молодежную организацию (да, оказалось, они существуют!), участвовал в Оранжевой революции, на которой принял для себя окончательное решение говорить в Украине с украинцами исключительно на украинском. Было трудно впервые сказать "на зупинці, будь ласка!" и выдержать удивленные взгляды остальных пассажиров. Было трудно объяснять новым знакомым, что я «не са Львова», а родился и вырос в Кропивницком (в то время еще Кировограде). Было трудно объяснять своим друзьям, что я «не прикалываюсь». Было трудно впервые сказать официанту «я вас не розумію, ви можете сказати це українською?»

Но я это смог. Уже более 15 лет я говорю только на родном языке. Исключением могут быть только иностранцы. И до сих пор так делаю, и это делает меня счастливым. Я нашел себя!

И выяснилось, что человек сам формирует свое окружение. Говорить украинцу на украинском в Украине — это естественно. Сегодня почти все мои друзья и знакомые говорят на украинском. Мой сын тоже не видит необходимости в использовании русского, при этом прекрасно владеет английским. Сегодня я уже живу в украиноязычном городе и в украиноязычной стране и вижу положительную динамику в языковой ситуации. И каждый из нас вносит свой вклад в украинскую Украину.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.