После отравления критика Путина в его штаб устремились потоки волонтеров.

Петербургский штаб Алексея Навального находится в самом центре города, совсем рядом со знаменитым Исаакиевским собором. Это большая студия на первом этаже: окна выходят на улицу, маленькая сцена окружена креслами-мешками. Это один из немногих штабов Навального в России, которые никогда не выселяли из помещения.

«Полиция здесь бывала неоднократно, у нас проводили обыски и задерживали сотрудников. Но переезжать пока что не приходилось. Это радует», — сухо говорит Ирина Фатьянова.

После отравления лидера российской оппозиции Алексея Навального в конце августа в его петербургский штаб устремился новый поток волонтеров.

«Более двухсот человек изъявили желание стать наблюдателями на выборах, причем большая часть — после того как Алексея отравили. Люди фотографируются на фоне нашего штаба. Почти каждый день кто-то к нам заглядывает и говорит, что поддерживает Навального и надеется на его выздоровление», — говорит Фатьянова.

Когда Навальный еще не вставал с постели, люди непрерывно звонили и интересовались, как он себя чувствует.

«Все слухи о том, что Навального на самом деле поддерживает Кремль, что он, вероятно, на особом положении и в тюрьму попадает лишь ненадолго, опровергнуты. Сейчас я гораздо чаще слышу слова, что отравление стало последней каплей, что всему есть предел. В первую очередь так говорят те, кто в остальном старательно подчеркивает, что от Навального не в восторге».

Алексея Навального выписали из больницы в Берлине, и он вернется в Россию, как только закончит лечение. В своем Инстаграме он поблагодарил пилотов, которые совершили экстренную посадку в Омске, и сотрудников больницы, давших ему противоядие атропин.

Без этих людей «я продолжил бы свое путешествие в черном пластиковом пакете», написал Навальный.

Пока лидер оппозиции находился на грани жизни и смерти, Фатьянова, по ее словам, старалась не допускать даже мысли о том, что он не выживет.

«Я думала только о том, что он справится. Он в хорошей физической форме, регулярно бегает и по природе своей боец. Власти постоянно ведь так делают, они хотят отвлечь наше внимание, вывести нас из равновесия. Это обычное дело. Я знала, что так и будет, когда в прошлом году начала работать у Навального».

В то же время Фатьянова заявляет, что она «не робот». Ни с чем подобным она раньше не сталкивалась.

«На душе было ужасно тяжело, пока его, наконец, не отправили в Берлин на лечение. Но никаких других вариантов, кроме того, что он снова станет прежним, вернется в Россию и продолжит работать, для меня просто не существовало».

Штаб Фатьяновой продолжил работать. В прошлом году Навальный запустил «Умное голосование»: он призывал избирателей голосовать за того конкурента путинской партии «Единая Россия», у которого было больше всего шансов на избрание. В Москве кампания имела большой успех: «Единая Россия» потеряла почти половину мандатов.

В этом году на муниципальных и региональных выборах кандидатов Навального избрали в муниципалитеты Новосибирска и Томска — городов, которые Навальный посетил во время той самой поездки, в которой его отравили.

Однако тактика «Умное голосование» не сработала на губернаторских выборах в Ленинградской области, за которую отвечает Фатьянова (область сохранила старое название с советских времен). Здесь действующий губернатор Александр Дрозденко не имеет компетентных конкурентов.

Оба его противника были лояльны властям и, кроме того, не позволили волонтерам Навального наблюдать за выборами. Каждый кандидат имеет право подать заявку на определенное количество наблюдателей. Штаб Навального предложил конкурентам действующего губернатора несколько сотен наблюдателей, но те отказались от большинства из них.

Штаб обнародовал информацию о том, что действующий губернатор Дрозденко, оказывается, владеет роскошной недвижимостью в Ницце. Несмотря на это, не дошло даже до второго тура выборов. Но Ирина Фатьянова привыкла к неудачам.

«Сейчас мы готовимся к выборам в Думу и муниципальным выборам в Санкт-Петербурге, которые состоятся в следующем году. У нас есть год, и на самом деле времени довольно мало, чтобы найти хороших кандидатов, разработать тактику и провести предвыборную работу. Мы вербуем лишь тех кандидатов, у которых есть реальный шанс на избрание, статисты нас не интересуют. Очень может быть, что Кремль перенесет выборы на более раннюю дату, чтобы усложнить нам задачу», — говорит Фатьянова.

В петербургском штабе — семь сотрудников: помимо Фатьяновой, это два оператора, репортер, журналист-расследователь и юрист. Большая часть штабов Навального по всей России работают по тому же принципу. С одной стороны, его люди участвуют в выборах, с другой — ищут факты о коррупции местных властей и обнародуют данные о тайном имуществе местных политиков — практически всегда находится в ЕС и США.

Журналистам добраться до Навального нелегко. Он славится своей нелюбовью давать интервью, и запросы Dagens Nyheter, чьи журналисты хотели посетить его московский штаб, всегда оставались без внимания. Но, по словам Ирины Фатьяновой, организация сама по себе устроена горизонтально. Все сами знают, что делать, а Навальный — человек, который притягивает дарования.

«Никому не приходится давать нам задания. В этом наше большое преимущество по сравнению с путинской машиной. Там люди делают лишь то, что приказано. Но наша работа построена так, что даже если Алексей не может участвовать в ней лично, она все равно продолжается. Мы готовы к нападкам властей, к приходу полиции, к тому, что нам будут мешать всевозможными способами, — это их главная цель», — говорит Ирина Фатьянова.

Dagens Nyheter: Вам не стало страшно за себя, когда отравили Навального?

Ирина Фатьянова: Напротив, это меня только разозлило. Они думают, что могут меня напугать. А я буду лишь работать еще упорнее. И я знаю многих, кто думает точно так же, они только морально укрепились.

По словам Фатьяновой, речь идет о чувстве справедливости.

«Интересно, что многие мои знакомые, которые раньше гордились своей аполитичностью, перестали говорить „Я не интересуюсь политикой". Они поняли, что в современной России у человека просто нет выбора. Невозможно оставаться в стороне».

Сама она готова к тому, что рано или поздно у нее начнутся проблемы. У российских властей в запасе много инструментов, чтобы преследовать оппозицию и разрушать жизни ее представителей.

«Многие сотрудники Навального бросили престижную, хорошо оплачиваемую работу, чтобы начать работать на него. Думаю, они чувствуют то же, что и я. Они делают этот выбор, потому что очень устали от нынешней системы. Им могут заблокировать банковский счет, их могут арестовать, но это кажется им меньшим злом, чем отсутствие свободы. Свобода лучше несвободы. Вот что я чувствую, и я совсем не боюсь».

После нашего интервью русский фотограф-фрилансер Александр Беленький говорит Фатьяновой, что с точки зрения российской оппозиции демонстрации в Белоруссии не обнадеживают.

«Посмотрите, как борются белорусы! Но это так и не привело к смене власти».

Заметно, что этот вопрос Фатьяновой задавали и раньше.

«Вы думаете, что можно добиться смены власти, несколько раз выйдя на улицы? Так это не работает. Нужно продолжать. Одной-двумя демонстрациями власть не свергнешь. Это долгая борьба».

Штабы Алексея Навального

В 2017 году лидер российской оппозиции Алексей Навальный начал формировать сеть собственных штабов по всей России. Они начали работать перед президентскими выборами 2018 года.

Навальный провел собственную кампанию, но участвовать в выборах ему не дали. Это положило начало его работе со штабами.

Размеры штабов варьируются. Чаще всего в них есть только руководитель и небольшая группа сотрудников, остальную работу делают волонтеры. Большая часть их деятельности финансируется с помощью краудфандинга.

Навальный часто пользуется материалами, собранные штабами, для своего канала на Youtube, в котором рассказывает о коррупции по всей России.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.