Сегодня в Бурдж-Хаммуде мы не наблюдаем картины, типичной для густонаселенного армянами пригорода, где люди собираются вокруг радио или телевизора, чтобы послушать новости о войне. В условиях ливанского кризиса этот район обременен другими повседневными экономическими и социальными проблемами, но на балконах и дверях магазинов по-прежнему видны армянские флаги. И если двое встречаются, то языком их общения непременно будет армянский.

В Бурдж-Хаммуде всем интересно, что происходит на фронте, ведь Нагорный Карабах — это проблема родной страны и всей армянской нации, хранящей в памяти геноцид и постоянную битву за право на жизнь.

Родина

Конфликт двух государств вокруг региона Арцах, что на армянском означает «сад бога Ара» (турецкое название — Карабах, «черный сад»), перерос в региональное противостояние. В этом конфликте мы наблюдаем пересечение армянского и турецкого вопросов, христианства и ислама, шиизма и суннизма, иранского и турецкого влияния, роль российских интересов, газовых, нефтяных и торговых маршрутов и другие факторы, связывающие Чёрное море с Каспийским. Во всех этих обстоятельствах армянское население Ливана делает акцент на защите «родины».

Борьба за выживание

Под мостом, разделяющим Бурдж-Хаммуд и район Набаа, новые краски не отражают, что на самом деле переживает крупнейший пригород Восточного Бейрута. Найти выход из переплетения узких улочек не так уж и просто. Там можно увидеть скопление лавочек и других зданий, старинные ремесленные мастерские, магазины антиквариата, места, где ремонтируют самые крошечные часы и самые крупногабаритные автомобили. Жители так называемых «популярных кварталов» говорят в один голос: «Мы участвуем в борьбе за выживание, которая продолжается уже сто лет». Независимо от возраста, все они преданы Армении и считают ее своей родиной.

Это неразрывные узы, основанные на языке, этнической принадлежности, обычаях и культуре. Они говорят по-армянски, хотя долгие десятилетия были вынуждены также говорить на искаженном, но понятном арабском языке. Жители этого района учатся в армянских школах, играют в армянских клубах, делают покупки и живут в армянских кварталах. Они — армяне и в то же время ливанцы.

Участие в войне

В Бурдж-Хаммуде находится самая длинная улица Бейрута. Она тянется три километра от Доры до Гемайзе. Там расположена столица армянского государства в Ливане, там смешиваются языки и национальности: ливанцы, сирийцы, иракцы, а также общины из Эфиопии, Шри-Ланки и других мест. Но преобладают все равно армяне.

Кто-то говорит: «Армения переживает кризис, и, пока она в кризисе, мы тоже переживаем кризис». Родине не нужны военные, хотя десятки армянских семей покинули эти кварталы и уехали в Ереван, желая присоединиться к миссии по защите армянского народа. Это в порядке вещей для жителей Бурдж-Хаммуда: «Мы и здесь, и там, мы разбросаны по всему миру. Мы — единый народ, защищающий свое право на существование». В этом нет ничего нового, так как в начале 1990-х годов сотни ливанских армян уехали в Армению для участия в войне, хотя сегодня она другая.

Десятки бойцов

Тони Ариян, активист Свободного патриотического движения, покинул Ливан два дня назад. Он поехал в Армению самостоятельно, без помощи партии. Он рассказал Al Modon: «Я прибыл в Арцах несколько часов назад, с собой взял фотоаппараты. Я приехал не воевать, а поддержать свой народ. Я ливанец, и я армянин».

Ранее активиста обвиняли в участии в боевых действиях в Сирии и акциях протеста у здания посольства Турции в Бейруте. По его словам, армянское государство обладает суверенитетом и собственной армией, и он, разумеется, не имеет права носить там оружие. Поэтому он посетил лишь несколько убежищ: «Я не добрался до линии фронта, так как мой долг — оказать моральную поддержку».

Источники из Армении подтвердили Al Modon: «На прошлой неделе десятки молодых армян покинули Бейрут и направились в Армению с намерением сражаться и защищать страну в знак верности и поддержки своего народа». Большинство из них, согласно тем же источникам, остались в Ереване, и власти Армении не разрешили им отправиться к границе.

Призыв резервистов

Глава армянской партии «Рамкавар» в Ливане Сивак Акопян заверяет Al Modon, что никто в Ливане не занимается организацией отправки молодых людей на войну в Армению. По его словам, молодежь, желающая поехать туда, делает это без участия ливанских партий и организаций.

В связи с этим Акопян отметил: «Многие из них имеют ливанское и армянское гражданство, кто-то проходил военную службу в Армении и теперь готов выступить резервистом, так как армянские власти призвали военнослужащих в запасе. При этом отъезд ливанских армян в Ереван на самом деле не является уникальным явлением — туда отправляются армяне из многих стран в самых разных уголках мира. Если говорить о цифрах, то число покинувших Ливан невелико по сравнению с количеством прибывших из Америки или Европы».

Как отметил Акопян, за последние две недели большинство рейсов из Бейрута в Ереван были заполнены, и это серьезный показатель. Когда наступает мир, армяне покидают Ереван, а когда разгорается война, они возвращаются.

Столетняя война

С другой стороны, генеральный секретарь партии «Дашнакцутюн» в Ливане Акоп Пакрадунян утверждает: «Армяне считают продолжающийся конфликт войной против армян во всем мире, и ответственность за защиту Армении — своей ответственностью».

Что касается организации движения в защиту Армении в Ливане, Пакрадунян отметил, что за эту страну сражается регулярная армия, а в добровольцах нет необходимости. В то же время «каждый считает себя военнослужащим армянской армии».

Пакрадунян добавил: «В Ливане наблюдаются энтузиазм и желание защищать свой народ и родину, поскольку это главная война Армении за сто лет. Если мы ее проиграем, это будет значить успех геноцида. У нас нет планов по призыву добровольцев или привлечению бойцов, но есть молодые люди, отправляющиеся в Армению самостоятельно. Разумеется, могут потребоваться врачи, медсестры или медикаменты, и необходимо организовать кампании в поддержку армян, а число уехавших в Ереван не превышает 30-40 человек».

С 2018 года и до сегодняшнего дня наблюдается миграция из Ливана в Армению. Как сообщают армянские источники, от 2 до 2,2 тысяч армян переехали в Ереван на постоянное место жительства. Кто-то поехал работать, а кто-то привез с собой капитал и начал инвестировать. Они покинули Ливан до экономического кризиса, революции 17 октября и взрывов 4 августа, а Армения приветствовала их в новой борьбе за выживание.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.