Волны выбрасывают на берег погибших обитателей морских глубин. Сотни морских ежей, морских звезд, осьминогов словно ковром устилают песчаное побережье. Вода изменила цвет, теперь она желтоватая. Сёрферы жалуются на химический запах и боли в горле от морского воздуха. Местные жители находят на берегу мертвых тюленей и крупных рыб.

Все это позволяет понять, что за катастрофа случилась в океане у побережья Камчатки на Дальнем Востоке России. Водолазы исследовали морское дно: местами на большой глубине и на дне вовсе не осталось живых существ. «Сто процентов смертельных случаев», — сказал один ученый, имея в виду небольших морских животных и организмы, обитающие на глубине до 15 м.

Из-за чего они погибли, никто точно не знает. Вероятно, какое-то ядовитое вещество. Откуда оно взялось — непонятно. Еще более тревожно, что никто не знает, какое количество этого вещества попало в воду и продолжает ли оно поступать в океан.

Целые популяции в опасности

Что бы это ни было, это угрожает одному из самых чувствительных «экологических убежищ» мира. Прогнозировать последствия невозможно, говорит Дарья Паничева, начальник научного отдела Кроноцкого заповедника. «Взаимоотношения в природе настолько сложные и многообразные, что ни один человек, ни один компьютер не может их предсказать». Если все организмы на дне погибают, они исчезают из цепочки питания других морских обитателей. Возможно, целым популяциям теперь придется искать новые места обитания, или они вымрут, говорит Паничева.

У побережья исследователи с воздуха засекли 40-километровый участок с изменившимся цветом воды. Вода там мутная, на волнах — пена. Но, в отличие от нефтяной пленки, это загрязнение находится не на поверхности, оно проникает на глубину. Это пятно движется на юг, в сторону группы вулканов Кроноцкого заповедника, входящих в список культурного наследия ЮНЕСКО. Заповедник настолько уязвим, что ежегодно в него допускается только определенное количество туристов за большую плату.

Предположительно, все началось в середине сентября. Тогда сёрферы, отдыхавшие на популярном Халактырском пляже, стали жаловаться на боли в горле, тошноту и резь в глазах после контакта с водой. Пострадали около 200 человек. По данным официальных ведомств, девять человек обратились за медицинской помощью из-за легких химических ожогов роговицы.

После этого региональное ведомство по защите окружающей среды взяло пробы воды. Было обнаружено почти четырехкратное превышение содержания нефтепродуктов, а содержание фенола и других химических веществ было превышено в 2,5 раза. Несмотря на это, ничего не предпринималось. Власти зашевелились, только когда все больше жителей стали выкладывать видео в интернете, и СМИ обратили внимание на скандал, рассказывает Елена Сакирко из российского филиала Greenpeace. И, несмотря на это, сейчас ее коллеги собственноручно собирают мертвых морских животных и пробы воды.

Самым вероятным источником считается старый полигон для хранения ядовитых химикатов у подножия Козельского вулкана. Он появился в начале 1980-х годов, и с советских времен там хранятся более сотни тонн пестицидов. За этот яд больше никто не отвечает. У полигона нет владельца.

Оттуда течет река, которая впадает в океан, до побережья — около 30 км. Сотрудники «Гринписа» обнаружили на поверхности реки желтую пленку. Губернатор Камчатского края Владимир Солодов также считает полигон «самым очевидным ответом» на вопрос об источнике загрязнения. Еще несколько дней назад он говорил, что катастрофа, возможно, не связана с деятельностью человека, что за ней могут стоять активность вулканов или ядовитые водоросли. Также под подозрением был расположенный неподалеку военный полигон, но, по данным Тихоокеанского флота, учения там не проводились с июня.

Будет проведена детальная проверка Козельского полигона хранения ядовитых химикатов, будут взяты пробы, в том числе из реки. То, что сейчас дело сдвинулось с мертвой точки, может быть связано с тем, что отреагировала Москва. Следственный комитет начал расследование — правда, непонятно, против кого.

Многие экологические катастрофы в отдаленных регионах даже не обнаруживаются

Сотрудница «Гринписа» Елена Сакирко считает, что все это делается с опозданием. «Ненормально, когда первые сообщения об экологической катастрофе поступают от сёрферов», — говорит она. Если бы в России была более развитая система мониторинга, «эти вещи можно было бы выявить раньше». Она вот уже несколько лет занимается исследованиями нефтяных загрязнений и находила многочисленные утечки в отдаленных регионах страны. Эти утечки либо не обнаруживали, либо игнорировали. То же самое может происходить и со старыми свалками бытовых и ядовитых отходов.

Катастрофа на Камчатке привлекла к себе внимание, поскольку затронула часто посещаемую бухту. «Но многие инциденты в отдаленных регионах не фиксируются, или на них не обращают внимания», — говорит эколог.

Сколько потребуется времени на восстановление побережья Камчатки? Все зависит от того, сколько живых существ погибло на морском дне, говорит морской биолог и старший научный сотрудник Кроноцкого заповедника Иван Усатов. «В настоящий момент мы можем только сказать, что есть факты гибели». Но точный масштаб еще не известен. Когда вернется жизнь в подводный мир, при всем желании прогнозировать невозможно, отметил исследователь.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.