Я пишу этот текст о женщинах с точки зрения мужчины. «Мы разумные существа, у нас есть какие-то зачатки самосознания, которое мы формируем, вынося оценочные суждения. Постоянно, по поводу любых вещей. Если у тебя с этим проблемы, значит ты как-то неправильно живешь», — констатировал Раст Коул (персонаж американского телесериала «Настоящий детектив», — прим.пер.). Между тем, как я услышал, феминистки считают, что спортивный журналист не имеет права похвалить теннисистку Игу Щвёнтек (Iga Świątek) за «мужскую подачу», и этот, на первый взгляд, забавный выпад демонстрирует существование более серьезной проблемы. Если феминисткам утверждение о «мужской/женской подаче» кажется не описанием действительности, а оскорблением, то заняться следует не журналистом, а ими самими.

Слушая феминисток, я постоянно задумываюсь о том, как это возможно, что они хотят настолько сильно отличаться от обычных женщин? Рождаясь с определенными свойствами, они сначала отбрасывают все «женское», а позднее начинают борьбу за то, чтобы отрицание женственности стало для представительниц их пола новым стандартом. Это не только отрицание действительности, «разворачивание палкой течения Вислы», но и попытка пойти против природы, что-то вроде принуждения благородной лошади вести себя, как осел.

Чего больше всего не любят феминистки, с чем они борются наиболее отчаянно? Например, с биологическим фактом, что беременная женщина носит в своем чреве ребенка. Женщинам, которые могут родить и ощущают наличие у себя естественного материнского инстинкта, они внушают, что «аборт — это ОК», а то, что в них находится — не человеческое существо, а «плод». Это для них паразит: можно милостиво позволить ему жить, а можно и «избавиться» от него.

Такое же отрицание женственности мы видим в том, к чему феминистки хотели бы склонить девочек. Они считают, что те должны быть не вежливыми, милыми, элегантными, добрыми и аккуратными, а с самого младшего возраста вести себя противоположным образом, поскольку только так можно «стать самой собой». Уже одно то, что «быть собой» означает для феминисток отрицание собственного естества, показывает, как они выворачивают наизнанку понятия и идут против реальности.

«Мы имеем дело с метафизическим бунтом, отказом принимать мир таким, какой он есть, природу человека. Бунт, идея, что человек может занять позицию бога, переиначивать мироустройство, восставать против работающих в нем правил, сопровождали нас на протяжении истории всегда», — отмечал в передаче Польского радио «Обо всем с культурой» автор книги «Бунт и его приятие» Бронислав Вильдштейн (Bronisław Wildstein). Журналист не упоминал феминизм прямо, но, несомненно, в этом движении мы видим именно такое отрицание реальности.

Последствия отказа от природы для всего общества

Отрицание, то есть бессознательный защитный механизм, описанный психологами и психоаналитиками, может нанести огромный и непоправимый ущерб жизни каждого индивидуума. То же самое происходит и с обществом. Мужчина не почувствует себя лучше, отказываясь от своей мужественности и делая вид, что он ничем не отличается от женщины, он лишь навредит самому себе и своим близким.

Отец, который сочтет создание ощущения безопасности для ребенка пережитком патриархата и откажется от этой задачи, навредит себе, ребенку и его матери, ведь груз ответственности ляжет на нее. Точно так же женщина, отказывающаяся от функций матери и перекладывающая их на мужчину, лишает своего отпрыска всех тех благ, которые может ему дать ее материнский инстинкт. И в первом, и во втором случае последствия для ребенка и процесса его развития могут оказаться необратимыми.

Мы, мужчины, любим женщин не за полное сходство с нами самими, а за то, что они обладают чертами, которых мы лишены. Стремление познать их и понять — один из самых важных элементов формирования отношений в человеческом сообществе. Мы любим женщин за чувствительность, веру в Бога, доверие к другому человеку, эмпатию, великодушие, решительность в действиях.

Женский взгляд на мир напоминает нам, мужчинам, за что мы любим этот мир, а сами женщины возвращают нам веру в него. Мы способны совершить для женщины (не только нашей второй половины, но и для дочери, сестры, матери, бабушки) невозможное, для них мы готовы завоевывать мир, открывать неизведанное и делать все то, из чего рождается прогресс.

Феминистки защищают торговца женщинами

Почему считающие себя прогрессивными феминистки пытаются заблокировать не только то, что позволяет нам черпать радость (то есть функционирование в соответствии с природой), но и то, что служит прогрессу? Разумеется, есть права женщин, за которые следует бороться. Я говорю о праве на уважение и справедливость, то есть, например, о борьбе с объективизацией женского тела, о расширении социальных прав матерей. И в первой, и во второй сфере мы, однако, не увидим практически никакой активности феминисток. Например, Магдалена Щрёда (Magdalena Środa) (польская публицистка и философ, — прим.пер.) считает повышенную пенсию для женщин или программу выплат пособий на детей «500+» «унизительными», а издание «Высоке обцасы» уже не первый год защищает проституцию и вместо того, чтобы собирать на улицах и уничтожать листовки с предложением подобных услуг, восторженно рассказывает о «работницах секс-индустрии».

Женские чувства отходят у феминисток на второй план, когда они продвигают случайный секс, которым, по их мнению, следует заниматься повсюду и с каждым. То же самое происходит, когда в дело вмешивается политика. Достаточно вспомнить историю Конрада Матерны (Konrad Materna) из «Комитета защиты демократии», которого признали виновным в незаконном ограничении свободы женщин. Их приглашали на работу в шикарные рестораны и гостиницы, а потом принуждали работать в заграничных публичных домах. Жертвами преступной группы, в которую входил Матерна, стали более 90 женщин.

С 2015 года Матерна воевал вместе с тотальной оппозицией «за свободу и демократию», призывая на уличных протестных акциях бороться с правительством. Этого оказалось достаточно для того, чтобы феминистки не сочли нужным его осудить, спросить, почему его организация его покрывала, или потребовать устроить разбирательство в рядах «Комитета».

Верх абсурда мы увидели, когда после победы Иги Щвёнтек на турнире «Ролан Гаррос» один спортивный журналист сказал, что она «подает, словно мужчина». Это совершенно нормальное для сферы спорта высказывание, поскольку мужчины по своей природе обладают более сильным и точным ударом (поэтому, впрочем, как во многих других дисциплинах, в теннисе представители разных полов соревнуются отдельно), однако, оно возмутило новую «звездочку» «Газеты выборчей». Жанета Готовальска (Żaneta Gotowalska) заявила, что такие слова оскорбительны, так как под «подает, словно мужчина», подразумевается «так же хорошо, как он, ведь мужик есть мужик». «Сегодня Международный день девочек, не позволим чтобы кто-нибудь из них чувствовал себя человеком второго сорта, а потом страдал, став взрослой женщиной», — завершает свой преисполненный патетики текст воспитанница Адама Михника (Adam Michnik) (диссидент, главный редактор «Газета Выборча», — прим.пер.).

Мы видим очередного человека, который не понимает, что девочку может обидеть брошенная в негативном контексте фраза «ты ведешь себя как девчонка», но не слова «ты играешь, как мальчик», лишь описывающие реальную действительность. Что же, проводить соревнования в смешанном формате по всем спортивным дисциплинам? Но тогда больше всего пострадают представительницы женского пола. Мы еще раз убеждаемся, что феминисток интересует не благо женщин, а продвижение противоречащей их природе идеологии. Вместо того чтобы клясть всех и вся левым активисткам следовало бы отбросить негативные эмоции и задуматься, почему слова «ты ведешь, себя как феминистка» оскорбляют в первую очередь женщин.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.