Через три дня после нападения на учителя истории и географии из средней школы Буа-д'Ольн в Конфлан-Сент-Онорин (департамент Ивелин), чье обезглавленное тело было обнаружено 16 октября неподалеку от здания, у следователей имеется несколько направлений расследования. Как бы то ни было, одна из их главных задач на данный момент — попытаться понять, как нападавший, который приехал из расположенного в 80 км Эрве смог найти жертву у выхода по окончании занятий.

Убийца, 18-летний молодой человек чеченского происхождения, в которого сотрудники полиции выпустили девять пуль, собирал информацию перед терактом? Это означало бы наличие у него потенциальных сообщников. Имелись ли у него точные сведения о личности и расписании 47-летнего преподавателя и отца 5-летнего ребенка, который за несколько дней до произошедшего показал на уроке карикатуры на пророка Мухаммеда? Или же убийство 35-сантиметровым кухонным ножом стало результатом единоличной вспышки насилия?

На данном этапе следователи рассматривают оба варианта, но, по нашим сведениям, определенный момент говорит против второй гипотезы. Когда Абдуллах Анзоров пришел в пятницу в школу с двумя ножами и страйкбольным пистолетом, он предпринял необычные для террориста действия: у него было с собой несколько сотен евро, и он предлагал ученикам деньги в обмен на информацию. Деньги стали переходить из рук в руки. По этой причине 15-летний ученика взяли в воскресенье под стражу.

В настоящий момент нет оснований утверждать, что указавший на Самюэля Пати подросток мог представить себе, к чему это приведет. В любом случае метод действий Абдуллаха Анзорова осложняет работу полицейских антитеррористического подразделения и сотрудников Главного управления внутренней безопасности (DGSI). Речь идет об очень напряженной ситуации, в которую вовлечено множество несовершеннолетних.

Недавний переход в радикалы

На данном этапе расследования хронология событий за часы и дни до происшествия «полностью не установлена», как сообщают источники «Монд». Показания 11 задержанных путаются и противоречат друг другу. В частности это касается отъезда юного чеченца из Эвре в Конфлан-Сент-Онорин, а также присутствия или отсутствия на уроке Самюэля Пати 13-летней ученицы, чей рассказ подтолкнул ее отца к тому, чтобы запустить кампанию против учителя в социальных сетях.

«Монд» все же удалось воссоздать цепочку событий так, как они известны правоохранительным органам. По нашим сведениям, Абдуллах Анзоров мог проделать часть пути до парижского региона на машине 16 октября. Два его друга, молодые люди 17 и 18 лет, с которыми он, возможно, ехал, сами пришли в полицию в ночь с пятницы на субботу. В настоящий момент они находятся под стражей. Не исключено, что чеченец мог воспользоваться другим видом транспорта, в частности поездом, который доходит от Эвре до Конфлан-Сент-Онорин за полтора часа. Стоит отметить, что на выходных был задержан еще один друг террориста.

В полиции также рассматривают то, как Абдуллах Анзоров (он родился в Москве 12 марта 2002 года) мог перейти в радикальную идеологию. Помещенные под стражу родственники (родители, дед 69 лет и брат 17 лет) озвучивают период от полугода до года. Молодой человек был молчаливым и замкнутым, любил боевые виды спорта и не состоял на учете полиции. В прошлом он лишь ненадолго привлек внимание к себе за повреждение общественного имущества и проявление насилия. Наказания за это не последовало.

Как сообщили в российском представительстве в Париже, чеченец Анзоров прибыл во Францию в 6-летнем возрасте и получил статус беженца через родителей после обращения в Национальный суд по праву на убежище в 2011 году. Обычная процедура для многих из тех, кто хотят получить убежище. Кстати, на теле убийцы был обнаружен вид на жительство сроком на 10 лет, который он получил в марте по достижению совершеннолетия. Он действителен до марта 2030 года.

Страница в Twitter

Главным источником для понимания, когда Анзоров превратился в радикала, служит его страница в Twitter, на которой он взял на себя ответственность за теракт, опубликовав снимок отрезанной головы Самюэля Пати с таким сообщением: «Во имя Аллаха, всепрощающего и милосердного, (…) Макрону, лидеру неверных, я казнил одного из твоих адских псов, которые посмели принизить Мухаммада, успокой себе подобных, пока мы не подвергли вас жестокой каре».

Анзоров создал в июне страницу в Twitter под ником Al-Ansar @tchétchène_270. За последние недели он написал более 400 сообщений. Молодой человек делился отрывками из Корана, комментариями последних событий вроде законопроекта о борьбе с сепаратизмом, обличал «неверных». Среди его подписчиков было много молодых людей чеченского происхождения, некоторые из которых упоминали радикальный ислам.

Этот аккаунт в Twitter был отмечен в июле на правительственной платформе Pharos, которая позволяет организовать отслеживание незаконного содержимого и поведения в сети. Поступившую информацию впоследствии обработали в Центральном управлении по борьбе с преступностью в сфере информационных технологий. Оттуда все касающиеся терроризма сведения направляются напрямую в DGSI после поглощения им Координационного управления по борьбе с терроризмом (UCLAT). Раньше управление находилось в ведении национальной полиции. Во Франции именно UCLAT принимает решение о предоставлении охраны из жандармов. Если бы там посчитали нужным, то могли дать защиту и Самюэлю Пати.

Тем не менее, проанализировав социальные сети и оценив угрозы и напряженность, местные спецслужбы в начале октября пришли к другому заключению. Как следует из переданного уполномоченным органам отчета 12 октября («Монд» и другим СМИ удалось ознакомиться с ним), представители национального образования зыслушали учителя после волны, которую вызвал его урок. В слушаниях также участвовали ученики и их родители. По итогам заседания внутреннее следствие заключило, что Самюэль Пати вел себя подобающим образом. По сведениям территориальных спецслужб, обстановка в школе успокоилась.

При этом все явно недооценили последствия публикации в соцсетях нескольких сообщений и видео, в частности от отца одной ученицы (сейчас он под стражей), о Самюэле Пати. Как сообщил на пресс-конференции в субботу прокурор Жан-Франсуа Рикар (Jean-François Ricard), было отмечено три видео, которые поспособствовали подъему агрессивной реакции против учителя в сети.

Три видео

Первое вышло 7 октября на Facebook. В нем Брагим, отец одной ученицы, представляет первую версию событий так, как ему рассказала о них его 13-летняя дочь. По ее словам, Пати попросил учеников мусульманского вероисповедания поднять руку, а затем выйти из класса, если они не хотели видеть то, что он собирался показать. Речь шла в том числе об изображении «голого пророка». Девушка бурно выразила возмущение, и ее выставили за дверь. Отец тогда впервые призвал принять меры против преподавателя.

8 октября он выложил еще одно видео с тем же описанием событий, но выглядел еще более взбудораженным. Он назвал преподавателя «хулиганом» и еще агрессивнее настраивал людей против него: «Если вы хотите, чтобы мы все были вместе и сказали «хватит, не трогайте наших детей», отправьте мне сообщение [он дал свой номер телефона]». Рядом было указано имя Самюэля Пати и адрес школы.

12 октября вышло третье видео, которое, как утверждают следователи, послужило подтверждением слов отца и дочери. В этот раз перед камерой сидел давно известный спецслужбам исламист Абдельхаким Сефриви. Этот пропалестинский и антисионистский радикал — старый товарищ Коллектива шейха Ясина (один из основателей ХАМАС). В снятом перед школой видео его сопровождала 13-летняя ученица. Были шокированы «даже те ученики, которые не были мусульманами», — заявила девушка, которую вновь попросили описать события. Сейчас Абдельхаким Сефриви и его жена находятся под стражей.

В воскресенье вечером следователи не могли с точностью утверждать, действительно ли появившаяся на видео девушка присутствовала на уроках Самюэля Пати. По нашим сведениям, она официально числилась «больной» 5 и 6 октября, когда учитель провел уроки гражданского воспитания в нескольких классах. Затем ученицу на два дня отстранили от занятий из-за ее поведения и систематических опозданий, которые «не были связаны» с инцидентом вокруг карикатур на пророка Мухаммеда, как сообщает источник.

К тому же, следствию удалось установить, что сводная сестра ее отца числится среди французов, которые отправились в Ирак и Сирию. Правоохранительные органы пытаются установить, не стала ли она объектом какого-либо влияния.

«Распространение детской порнографии»

Как бы то ни было, ее отец не ограничился деятельностью в соцсетях. 8 октября у него состоялась встреча с директором школы, на которой его сопровождал Абдельхаким Сефриви. Беседа не позволила снять напряженность. У директора агрессивным тоном потребовали уволить учителя, угрожая устроить демонстрации перед школой.

Вечером 8 октября отец и дочь также пошли в полицию, чтобы подать заявление о «распространении детской порнографии». К нему отнеслись достаточно серьезно, чтобы открыть дело и провести слушания. Самюэль Пати отверг на них какой-либо злой умысел в своих уроках и заверил, что предложил ученикам отвернуться, если они не хотели видеть то, что он собирался показать. Он был шокирован выходкой отца ученицы и в свою очередь подал заявление о клевете.

После слушаний с участием других представителей школы отца и дочь вновь вызвали в комиссариат, но они так и не явились туда. Тем временем их видео дошли по социальным сетям до Эвре, где жил Анзоров. Первое видео даже получило репост от страницы в Facebook мечети Пантен, которая обладает большим влиянием в парижском регионе. Там долгое время читал проповеди имам-салафит, а у страницы 100 000 подписчиков.

Генеральный секретарь Союза мусульман Сен-Сен-Дени Мохаммед Анниш заявил «Монд», что поддерживает такое решение: «В первом видео Брагим говорил от своего настоящего имени и дал номер телефона. Мы посчитали это залогом его искренности. Но когда мы увидели, что в игру вступил Абдельхаким Сефриви, то остановились. Мы все сказали себе, что это может привести к ситуации вроде то, что сложилась с Хасаном Шальгуми [живущий сейчас под защитой бывший имам Дранси]. Мы не думали, что дело дойдет до теракта, но были убеждены, что все плохо кончится». 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.