На мозаиках ангелы парят над артиллерией, солдаты с автоматами Калашникова, а Дева Мария стоит в позе, словно с советского плаката времен Второй мировой. Убранство огромного храма Вооруженных Сил России сочетает в себе милитаризм, патриотизм и православие — впечатление захватывающее и весьма противоречивое.

Расположенный в часе езды от Москвы собор имеет металлический фасад цвета хаки и увенчан золотыми куполами и крестами. Его высота достигает 95 метров. Внутри находится крупнейшая храмовая мозаика во всем мире — изображены битвы из истории России, в частности, Второй мировой войны.

За два путинских десятилетия победа Советского Союза в Великой Отечественной войне, как в России до сих пор называют Вторую мировую войну, постепенно стала строительным материалом нового российского национального самосознания. Теперь у военной победы появилась своя святыня, и когда историки будущего оглянутся на эпоху Путина, они вполне могут счесть собор ее ключевым сооружением.

Витражи на потолке стилизованы под советские воинские медали, а мозаики изображают ключевые битвы российской истории. Символизм закодирован в самих пропорциях храма — так, главный купол имеет 19,45 метра в поперечнике. Металлический пол собора переплавлен из захваченных у Вермахта трофейных орудий и танков.

«Задумайтесь об этом. Ступая на пол, вы наносите символический удар по фашистскому врагу», — сообщил гид группе пожилых женщин в платочках у входа в здание в начале этого месяца.

Собор — детище министра обороны России Сергея Шойгу, и его открытие изначально было приурочено к 75-й годовщине победы над нацистами в мае. Однако из-за пандемии коронавируса торжественную церемонию пришлось отложить до июня. На открытии 22 июня в годовщину нападения нацистов на Советский Союз в 1941 году присутствовали Шойгу, Путин и патриарх московский Кирилл.

«Такой величественный собор может воздвигнуть лишь народ, который любит Бога», — сказал епископ клинский Стефан. Как уполномоченный представитель патриарха и глава отдела Русской православной церкви по сотрудничеству с армией, он регулярно проводит службы в храме.

До того, как стать священнослужителем, 59-летний епископ служил офицером советских и российских войск противоракетной обороны. Он отстаивает советскую символику в убранстве, утверждая, что собор изображает «все эпохи нашего государства, Святой Руси», а забывать про Вторую мировую войну было бы неправильно, учитывая, сколько среди советских солдат было верующих.

Однако эти образы вызвали противоречивую реакцию. «Многие священники, чья молодость пришлась на 1970-е и 1980-е, и которые лично столкнулись с репрессиями советской государственной машины против церкви, в шоке и не могут с этим смириться», — считает религиовед из Москвы Сергей Чапнин. «Это не совсем православный храм, это храм нашей новой постсоветской гражданской религии», — добавил он.

После протестов в начале этого года в убранство собора были внесены незначительные изменения — в первую очередь убрали мозаику о кремлевском захвате Крыма в 2014 году, на которой были изображены Путин и Шойгу.

«Так пожелал наш президент, он был настолько скромен, что решил, что изображать его на мозаике неправильно, поэтому попросил ее убрать», — сказал Стефан. Путина на мозаике о крымских событиях больше нет, но пресловутые «зеленые человечки» остались — это руководившие аннексией полуострова российские спецназовцы, чье присутствие Кремль поначалу отрицал.

На большой мозаике, посвященной советской и российской армии со времен Второй мировой войны, два ангела смотрят вниз на группу солдат с современным оружием, и приводится перечень памятных конфликтов, заканчивающийся «принуждением Грузии к миру» в 2008 году, «возвращением Крыма» в 2014 году и «борьбой с международным терроризмом» в Сирии. Кроме того, есть и место для будущих конфликтов.

На памятной доске перечислены две российские войны в Чечне, а также советское военное вмешательство для подавления Венгерской революции в 1956 году и Пражской весны 1968 года, а также советское вторжение в Афганистан. На вопрос, правда ли церковь считает, что все эти вмешательства священны, Стефан ответил, что сосредотачиваться на конкретных конфликтах неправильно: «Мы не рассуждаем о геополитическом фоне в каждый конкретный момент времени, мы говорим о том, что наши вооруженные силы получают священную помощь свыше, от Бога и небесных сил. В этом вся суть собора».

Собор расположен в парке «Патриот», так называемом «армейском Диснейленде», который Путин открыл пять лет назад. Три года назад Шойгу был в числе 5 тысяч зрителей, наблюдавших здесь реконструкцию штурма Рейхстага 1945 года с участием танков, самолетов и гигантской модели немецкого парламента.

С открытием собора возможностей для семейного отдыха прибавилось. В последние выходные собор посещало по 20 тысяч человек в день. Даже во вторник днем на экскурсию приехали сотни людей.

По периметру собора в форме гигантской подковы находится помпезный интерактивный музей под названием «1418 шагов к победе» — по одному шагу на каждый день советских боевых действий. Он открылся одновременно с собором. В его залах на огромных экранах разворачиваются воссозданные в стиле компьютерных игр эпизоды войны, а в некоторых для реализма добавили температуру и запахи. Дети могут сфотографироваться с манекеном сдавшегося нацистского солдата, а в сувенирном магазине продаются головоломки, сувенирные кружки и игрушечные ракетные установки.

Хотя военных музеев в России немало, собор — нечто принципиально новое, он подчеркивает псевдорелигиозный характер того, как в России вспоминают войну.

28-летний алтарный служитель Дмитрий считает, что военные и религиозные изображения на мозаиках в соборе ничуть друг другу не противоречат, а идеально друг другу подходят: «На войне наши солдаты жертвовали собой, чтобы мы сегодня были свободными и независимыми. Только русские способны принести себя в жертву ради спасения человечества, как Иисус».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.