В конце октября планируется окончательно завершить третью фазу испытаний новой вакцины от covid-19, которая получила название Sputnik V. Почти никто не сомневается, что результаты будут положительными. Ведь даже сам российский президент Владимир Путин с явным удовольствием заявил, что Россия — первое государство в мире, у которого есть собственная вакцина, еще летом, когда ученые испытали ее всего на нескольких десятках добровольцев.

Кстати, само название отсылает к первенству Советского Союза в космических исследованиях и к победе во Второй мировой войне. Трудно себе представить, чтобы подобные символы связали с чем-то неудачным. Кроме того, сторонники вакцины аргументируют тем, что по сути это лишь слегка измененная и уже давно созданная и опробованная вакцина от заболевания MERS, поэтому нет оснований сомневаться в ее неэффективности.

Скептики добавляют, что она как минимум не навредит здоровью, а вот защитит ли она от коронавируса, это вопрос.

Московский ГУ НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Гамалеи, на удивление, победил в соревновании за то, кто первым в России создаст вакцину от коронавируса. Это потрясающая история о том, как амбициозные ученые из Москвы сумели одолеть своих конкурентов в первенстве, победа в котором гарантирует лидеру не только внимание и благосклонность Кремля, но и миллиардные заработки. В подобной гонке пригодилось и знакомство с дочерью российского президента Екатериной Тихоновой, а также обещания создать эликсир вечной молодости (у стареющих представителей кремлевской элиты это, конечно, вызвало большой интерес).

Битва бюрократов

Состязание началось еще в конце февраля — начале марта текущего года, когда российские лидеры поняли, что, несмотря на небольшое количество зараженных и закрытие границ с Китаем, от инфекции не уберечься. Коронавирус в Россию проникал из Европы, когда с отдыха возвращались представители российского высшего среднего класса.

На тот момент они особо не задумывались о реальных масштабах пандемии. Огромным шоком стала история, случившаяся с главным эпидемиологом Ставропольского края Ириной Санниковой. В начале марта она съездила в Испанию, где к тому моменту уже ввели частичный карантин. Мало того, Санникова никому не сообщила о своей поездке в Мадрид и после возвращения продолжила читать лекции студентам в местном университете, а также проводила совещания с врачами о том, как реагировать на пандемию. В результате заразились более ста человек, а сама эпидемиолог попала в реанимацию.

Началось состязание за вакцину. Главными претендентами на первенство в ее разработке были четыре института, которые относились к разным ведомствам. Новосибирский «Вектор» подчиняется Роспотребнадзору (своего рода аналог Чешской торговой инспекции со значительно большими полномочиями), Научно-исследовательский центр имени Михаила Чумакова — Министерству образования и науки, институт имени Гамалеи — Министерству здравоохранения, а петербургский Научно-исследовательский институт вакцин — Федеральному медико-биологическому агентству.

Главным фаворитом был «Вектор», который во времена Советского Союза с 1974 года разрабатывал биологическое оружие, прежде всего разные виды опасных вирусов. В 1999 году в интервью специализированному журналу «Ядерный контроль» представитель российского Министерства обороны Валентин Евстигнеев подтвердил, что «Вектор» занимался «наступательной частью военной программы», запрещенной в 1992. Работа была непростой, и как минимум один ученый, Николай Устинов, заразился там в 1988 году вирусом марбург, когда при заборе крови у заразной обезьяны попал себе в руку. Через три недели он умер от внутреннего кровотечения.

В начале пандемии «Вектор» обладал монополией на производство тестов на covid-19. Но он не успевал производить их в достаточном количестве, и их чувствительность превратилась в объект критики. Кроме того, необходимость отправлять все образцы в Новосибирск создавала логистическую проблему. Поэтому в конце марта правительство разрешило использовать и другие тесты, в том числе из института Гамалеи.

Выигрывалось время. «Представители „Вектора" на совещании с Путиным первого апреля пообещали, что получат опытную вакцину в пределах десяти дней. Доклинические испытания завершатся 22 июня, а в конце июня начнутся испытания на добровольцах», — рассказывает московский журналист Наталья Телегина. «Но не это хотело услышать кремлевское руководство. Тогда продлили каникулы, население охватила паника, а ученые из „Вектора" просили дать им время», — цитирует источник в фармацевтической отрасли портал Openmedia.io.

Через три недели в видеосовещании с Владимиром Путиным принял участие и глава института Гамалеи Александр Гинцбург. Он заявил, что вакцина уже фактически готова, поскольку она почти идентична вакцине против MERS, поэтому зарегистрировать ее можно будет в середине июня.

На самом деле Sputnik V как экспериментальная вакцина был зарегистрирован по упрощенной процедуре только 11 августа, но за это время бюджетные поступления перешли от новосибирского «Вектора» к институту Гамалеи. Как подсчитали в Openmedia.io, московские ученые получили 1,8 миллиардов рублей, а сибирские — всего 600 миллионов. «В битве между Министерством здравоохранения и Роспотребнадзором второй вытянул джокера и выиграл. Хотя смелость и даже наглость Гинцбурга тоже была поразительной», — говорит Телегина.

Волшебный печатный станок

Уже не в первый раз некоторые врачи удивляются действиям главы института Гамалеи. Например, его институт разработал антивирусный препарат «Кагоцел», один из самых продаваемых в России. По данным транснациональной маркетинговой и консалтинговой компании DSM Group, в 2018 году объем продаж этого препарата достиг восьми миллиардов рублей. И это несмотря на то, что некоторые врачи сомневаются в его действенности. «Кагоцел» вывели на рынок после самых минимальных испытаний, которые совершенно не информативны. Никаких других исследований его эффективности не проводилось. Его популярность основана на маркетинге, больших суммах, которые производитель инвестирует в рекламу«, — говорит профессор Василий Власов, специалист в области фармакологии.

Кстати, «Кагоцел» производит не сам институт, а частная компания, акционерами которой являются некоторые высокопоставленные руководители этого вирусологического института, включая дочь Гинцбурга Елизавету Токарскую.

В конце марта комитет по здравоохранению мэрии Москвы включил «Кагоцел» в список препаратов, подходящих для профилактики коронавирусной инфекции. Однако после критики со стороны специалистов препарат из этого списка исключили.

Дочь Путина и эликсир молодости

«Моя дочь сделала себе прививку новой вакциной. Недавно я с ней говорил, и она чувствует себя хорошо», — сказал в августе в интервью государственному телеканалу «Россия» Путин. Речь шла о Екатерине Тихоновой, которая возглавляет фонд «Национальное интеллектуальное развитие», известный под сокращенным названием «Иннопрактика». О новой вакцине она узнала от своей бывшей сокурсницы, которая сегодня является ее заместителем в «Иннопрактике», Натальи Поповой. В одном из репортажей, показанных летом, рассказывалось, что она стояла у истоков новой вакцины и одна из первых сделала себе прививку в период, когда испытания велись только на приматах.

Попова помогла вакцине не только тем, что рекомендовала ее дочери Путина. Препарат привлек и ее мужа Кирилла Дмитриева, главу Российского фонда прямых инвестиций. Он стал главным лоббистом вакцины в Кремле и придумал название Sputnik V.

Согласно источникам Openmedia, Дмитриев, Попова и Гинцбург знают друг друга по проекту, нацеленному на создание эликсира молодости, а точнее на замедление процессов старения организма. «Нашей стареющей элитой время от времени овладевают странные идеи. Десять лет назад предпринимались попытки сделать организм человека вечно молодым. Тогда этим занимались многие академики, в том числе Гинцбург», — утверждает источник в фармацевтической отрасли.

Интерес к омоложению не угасает. Летом этого года фурор произвел еще один ученый, связанный с институтом Гамалеи, профессор Фазоил Атауллаханов. «В нашем организме постоянно протекают процессы обновления, и фактически нет клеток, которые живут с нами от рождения до смерти. С точки зрения физики несложно сделать эти процессы вечными», — заявил он журналу «Огонек», отметив, что он и его коллеги работают над этим.

Вакцина за десять миллиардов долларов

Новая вакцина, по словам директора группы «Р-Фарм» Алексея Репика, чьи фабрики также будут производить Sputnik V, будет стоить около десяти долларов за дозу. Прививку нужно делать два раза. Кирилл Дмитриев не скрывает планов охватить вакциной весь мир и продать миллиард доз. То есть речь идет о десяти миллиардах долларов. «В конце года вакцина будет у Китая, России, Соединенных Штатов и Великобритании. Остальной мир будет выбирать, у кого из них закупить вакцину», — заявил Дмитриев в июле в интервью «Файнэншл таймс».

Не хватает только одного — проверить, действительно ли вакцина защищает организм от коронавируса. «Доказано, что она дает иммунитет, но неясно, надолго ли. В мире существует несколько десятков вакцин он ВИЧ, которые вызывают иммунную реакцию, но на самом деле не защищают от заболевания. То же самое с гепатитом С. Поэтому мы не знаем, обеспечит ли Sputnik V реальную защиту от коронавируса», — говорит молекулярный биолог Сергей Нетесов, который в прошлом возглавлял новосибирский «Вектор».

«Россия и Китай, в отличие от Соединенных Штатов и Великобритании, решили зарегистрировать свои вакцины после половины испытаний. Разумеется, об этом кричали газетные заголовки по всему миру, и всем стало интересно, что это за российский препарат. Сам Дмитриев ничего не потеряет. Если Sputnik V будет работать, он будет на коне. Если нет, то всегда может сказать, что враждебный Запад запрещает продавать российскую вакцину», — процитировал в октябре сервер Openmedia.io источник в фармацевтической промышленности.

Таким образом, роль играет и реальная эффективность препарата, и маркетинговое искусство. «С точки зрения „пиара" все отлично. Кто раньше знал об институте Гамалеи? Конечно, одного „пиара" мало. Чтобы препарат кто-то покупал, должны быть положительные результаты испытаний. Но лично я верю в эту вакцину, поскольку это на самом деле продвинутая технология», — говорит менеджер российской аналитической компании RNC Pharma Николай Беспалов.

Чтобы узнать, работает ли вакцина, названная в честь первого космического спутника, придется подождать до конца года, когда появятся первые восемь миллионов доз Sputnik V.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.