Около 7 тысяч человек умерло за прошлый год по причинам, непосредственно связанным с употреблением спиртного, например, от алкогольных отравлений, сообщал Росстат (в 2020-м ведомство прекратило публиковать данные о причинах смерти). От наркотиков в 2019-м году умерло 4,6 тысячи человек.

Эти цифры, скорее всего, не отражают реальных масштабов бедствия, так как многие граждане, находящиеся в состоянии алкогольного, наркотического или токсического опьянения, гибнут в результате ДТП, обморожений и других подобных причин.

По данным парламентариев, только алкоголь губит порядка 50 тысяч человек ежегодно (8-10 тысяч из них замерзают на улицах).

Особенно много людей гибнет в долгие новогодние праздники: порядка 20 тысяч человек ежегодно, по словам аналитика института имени Сербского Александры Немцовой, которую цитировало британское издание The Independent. Пик смертности приходится на 1-2 января, что, вероятно, объясняется неумеренным употреблением алкоголя и других психоактивных веществ.

На этом тревожном фоне власти задумались о возрождении системы вытрезвителей — спецучреждений для пьяных, задержанных в общественных местах, существовавшей в советское время.

«Людям в состоянии сильного опьянения… нужно оказывать помощь (как и любым другим, попавшим в тяжелую ситуацию, неважно, по своей вине или нет)… Поэтому такая служба нужна», — говорит руководитель программы «Новая наркополитика» Института прав человека Лев Левинсон.

Однако законопроект об оказании помощи лицам в состоянии алкогольного, наркотического или токсического опьянения, недавно одобренный Думой во втором чтении, собеседник и ряд других экспертов называют неоднозначным.

Почему от вытрезвителей отказались

В СССР система вытрезвителей ежегодно принимала от 2,5 до 5 миллионов «клиентов», говорится в пояснительной записке к законопроекту. Хотя заведения назывались медицинскими, они подчинялись МВД и выполняли, скорее, карательные, чем филантропические функции (что соответствовало идеологической установке, считавшей алкоголизм пороком, не совместимым с советским образом жизни).

По воспоминаниям, задержанных раздевали, обливали ледяной водой; буйных привязывали к скамьям, иногда били. Советские вытрезвители предоставляли всего две «услуги»: холодный душ и койку. При этом содержание в них было платным и стоило как ночь в хорошей гостинице, вспоминает Лев Левинсон из Института прав человека.

В 1992-м систему передали из ведения милиции Минздраву. Однако министерство не было готово принять проблемное наследство, и в 1990-е вытрезвители почти полностью исчезли.

В 2000-х некоторые регионы, на свой страх и риск, стали возрождать учреждения. Работали они по-старому.

«Новых нормативных документов не было, а прежние устарели. Думаю, там было то же самое [что и при советской власти]: душ и кровать», — отмечает правозащитник.

Учреждения критиковали за нарушения прав человека. Например, в 2010-м в Томске погиб журналист, жестоко избитый полицейским в вытрезвителе. В 2009-м аналогичный случай произошел в Перми, где задержанному связали руки и ноги и надолго оставили в таком положении. В том же году в Арзамасе сотрудник полиции изнасиловал попавшую в вытрезвитель женщину. В итоге, на волне медведевской реформы полиции, вытрезвители снова упразднили.

Почему вытрезвители снова возрождают

Но не прошло и нескольких лет, как власти, столкнувшиеся с перегруженностью больниц, вновь заговорили о незаменимости вытрезвителей.

«Должна быть специальная система, которая дает возможность быть подвыпившему человеку… под наблюдением, не замерзнуть на улице», — заявила в 2015-м тогдашняя министр здравоохранения Вероника Скворцова.

Власти некоторых регионов снова вернулись к проверенной временем практике. Так, в Красноярске временный вытрезвитель открылся на базе бывшего центра социальной адаптации заключенных; в городе Шуя — при психиатрической больнице, в Сыктывкаре — при наркологическом диспансере.

Сегодня вытрезвители действуют в двух десятках субъектов РФ, говорится в пояснительной записке к законопроекту. При этом как Минздрав, так и МВД не считают помощь находящимся в состоянии опьянения своей профильной задачей (в такой же тупик уперлась и дискуссия о центрах реабилитации для наркозависимых).

Ряд высокопоставленных медиков, таких как бывший главный санитарный врач РФ Геннадий Онищенко и главный внештатный нарколог Евгений Брюн, высказывались за то, чтобы вытрезвители, как и раньше, были вотчиной полиции.

Лев Левинсон считает такую позицию ошибочной, так как возрождение вытрезвителей под эгидой МВД привело бы к тем же злоупотреблениям, из-за которых их когда-то упразднили.

Что предлагают депутаты

Законодатели нашли «соломоново решение», согласно которому Минздрав, Минтруд и МВД должны совместно разработать общие правила организации вытрезвителей.

При этом вопрос о том, создавать такие учреждения или нет, оставлен на усмотрение регионов и муниципалитетов.

«Думаю, Минздрав разработает более-менее приемлемые правила… Входить вытрезвители будут, по всей видимости, в систему здравоохранения местного уровня… Система не будет в ведении МВД, это хорошо», — полагает специалист Института прав человека.

Некоторые нововведения, содержащиеся в документе, внушают экспертам тревогу.

Между первым и вторым чтением законопроекта прошло больше года. За это время в него внесли важную поправку. Первоначальный вариант предписывал отправлять в спецучреждения лишь пьяных, задержанных в общественных местах, не способных самостоятельно передвигаться или ориентироваться в пространстве. Исправленный текст не содержит подобных ограничений.

Таким образом, в вытрезвитель можно будет отправить даже не очень пьяного человека, вполне способного добраться до дома.

С другой стороны, люди, находящиеся в тяжелом состоянии, могут не получить в вытрезвителе квалифицированной помощи.

По мнению психиатра Юрия Сиволапа, сама идея «вытрезвления» не имеет научного обоснования, а ее практическая реализация чревата медицинскими ошибками. Например, если человека, лежащего без сознания на улице, примут за пьяного и отправят не в реанимацию, а в вытрезвитель.

Если человеку на улице стало плохо (не важно, по какой причине), в большинстве случаев его нужно везти либо домой, либо в больницу, согласен Лев Левинсон. Тем не менее, бывают случаи, когда вытрезвитель как временное убежище может спасти чью-то жизнь, добавляет он.

А вот включение в «клиентуру» учреждений наркопотребителей может создать дополнительные проблемы.

«С алкогольным опьянением все более-менее понятно. Не надо иметь медицинского образования, чтобы помочь человеку протрезветь. С наркотическим — более сложный случай с точки зрения медицины. Сейчас, если человек „передознулся", вызывают скорую, и она везет его в больницу, а не в вытрезвитель. [Закон] только усложняет и запутывает все. Напрасно они включили это (алкогольное и наркотическое опьянение) в одну систему», — полагает руководитель программы «Новая наркополитика».

Будут ли вытрезвители платными?

Не все регионы хотят или могут себе позволить создание вытрезвителей. В 2017-м министр внутренних дел Владимир Колокольцев предложил Карелии построить подобное учреждение, чтобы сократить смертность от обморожения. Однако правительство республики сообщило, что ассигнования на это бюджетом не предусмотрены.

Некоторые города задумываются о создании коммерческих вытрезвителей. Так, в Якутске группа предпринимателей предложила мэрии «самоокупаемый проект» стоимостью 18 миллионов рублей, в рамках которого помощь нетрезвым людям финансировалась бы за счет дополнительных платных услуг, таких как кодирование от алкоголизма (метод считается ненаучным и опасным). Идея, против которой выступают местные медики, пока не реализована.

Авторы законопроекта также стремятся опереться на частую инициативу. Документ позволяет местным властям создавать вытрезвители, в том числе на основе государственно- и муниципально-частного партнерства. Это значит, что регионы или города могут создавать социально значимые объекты в сотрудничестве с коммерческими или некоммерческими организациями.

Часть парламентариев и экспертов восприняли идею с подозрением. Так, зампред думского комитета по охране здоровья Николай Говорин высказался за то, чтобы партнерами властей были не бизнес-структуры, а социальные НКО.

По словам главврача Якутского республиканского наркодиспансера Альбины Сивцевой, до 80 процентов пьяных, нуждающихся в помощи — это бездомные или безработные, которым не по карману платные услуги (появление которых закономерно, если вытрезвители будут частными).

Представители думской оппозиции высказывали опасения, что частные вытрезвители сговорятся с полицейскими, чтобы те насильно «привлекали клиентов». Однако соответствующую поправку коммуниста Алексея Куринного отклонили, сообщал «Коммерсантъ».

Не учли парламентарии и рекомендацию правительства уточнить правовой статус вытрезвителей. Актуальный текст законопроекта не конкретизирует, какие именно юрлица могут быть партнерами государства.

«Коммерческих организаций там (в законопроекте) не просматривается… [Если] социальные НКО, такие как „Ночлежка" или центры для женщин, пострадавших от насилия, по согласованию с органами власти на местах смогут создавать полугосударственные вытрезвители, это лишь подчеркнет, что это будут не чисто полицейские структуры. Возможных злоупотреблений полиции при доставлении [людей в вытрезвитель] это не прибавит и не убавит», — надеется Лев Левинсон.

Как будут работать вытрезвители «третьего поколения», зависит от правил оказания помощи, которые выработают министерства, а также желаний и возможностей регионов и городов.

«Где-то захотят создавать чисто государственные [вытрезвители] на уровне субъектов федерации, но федеральный центр денег на это давать не будет. Там, где денег много и есть нормальные социальные организации (НКО), возможно, нормально создадут… А там, где ситуация депрессивная, может вообще ничего не быть», — прогнозирует правозащитник.

Иван Александров — псевдоним российского журналиста

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.