В 2017 году секс-терапевты Патрисия Теслефф (Patricia Thesleff) и Анна Колстер-Векстрём (Anna Kolster-Weckström) организовали службу помощи педофилам. Они опасались, что у них не будет клиентов.

Терапевты вложили в организацию этой службы много сил.

Финский фонд поддержки преступников (Kriminaalihuollon tukisäätiö) и организация Sexpo, которая занимается вопросами сексуальных прав, несколько лет искали спонсора для первой в истории Финляндии службы помощи людям, обеспокоенным своими фантазиями о детях. Получить финансирование для оказания поддержки педофилам было нелегко.

В 2018 году Теслефф и Колстер-Векстрём начали воплощать в жизнь проект Serie благодаря финансовой поддержке Центра финансирования организаций социального обеспечения и здравоохранения STEA. Терапевтам помогает координатор Нита Тайвалоя (Nita Taivaloja), которая формирует в стране сеть специалистов.

Секс-терапевты напрасно беспокоились. Клиенты быстро нашлись, и рабочего времени даже не хватило на всех.

Главная задача в деле помощи педофилам — предотвращение сексуальных преступлений в отношении детей и молодежи и психологическая поддержка педофилов. Конечно, стигма вокруг педофилии делает это сложной задачей.

«Педофилия — психиатрический диагноз. Никто не хочет быть педофилом или насильником, — говорит Патрисия Теслефф. — Если ты педофил, люди будут видеть в тебе только это».

По этой причине Патрисия Теслеф и другие специалисты говорят об инфантосексуализме.

Никто не знает, как возникает педофилия, или инфантосексуализм. Согласно современным исследованиям, влечение к детям появляется у человека еще в юности.

По оценкам специалистов, примерно 2% финских мужчин, то есть приблизительно 40 тысяч финнов, имеют сексуальные фантазии о детях. О женщинах подобной статистики нет.

«Большинство педофилов просто живут с этими мыслями и не совершают преступлений», — уверена Патрисия Теслефф.

Однако некоторые все же реализуют свои желания преступными способами. В 2020 году в Финляндии было зафиксировано несколько десятков сексуальных преступлений в отношении детей. В ноябре началось расследование по делу о серии сексуальных преступлений: несколько финнов подозреваются в изнасилованиях и распространении видеозаписей с изнасилованиями.

Главная задача проекта — не дать сексуальным фантазиям довести людей до преступлений.

За последние три года терапевты провели около 600 сеансов. Длительный курс восстановления проходят около 40 человек. Ситуации у всех разные, рассказывает Патрисия Теслефф.

«Большинство наших клиентов — обычные люди, которых подобные мысли ужасно угнетают».

Однако терапевты отметили, что в историях клиентов есть много общего. Например, многие страдают от одиночества или изоляции.

«Эти мысли давят, давление накапливается. На каком-то этапе становится слишком тяжело», — описывает ситуацию Теслефф.

Большинство клиентов говорят, что ни с кем раньше не делились своими мыслями.

Было бы проще, если бы эти вопросы можно было обсудить уже в молодом возрасте — к примеру, с секс-терапевтом, говорит Теслефф. С молодым человеком можно поговорить о наличии интереса к людям его возраста или старше. Сексуальное влечение только к детям и молодежи испытывают лишь немногие педофилы.

Специалисты узнают о предпочтениях клиентов в начале сессии, попросив их заполнить анкету. Так легче установить, люди какого возраста привлекают клиента, испытывает ли он сексуальное влечение к девочкам или к мальчикам и так далее.

Мнение, что педофилов интересуют абсолютно все дети, — заблуждение. Обычно педофил испытывает сексуальное влечение к детям определенного пола и возраста или к какому-то определенному ребенку.

Клиенты приходят к Теслефф и Колстер-Векстрём добровольно. Поэтому они всегда мотивированы. На приеме они могут сохранять анонимность.

«Мы не проверяем личные документы, за исключением тех случаев, когда к нам обращается суд», — рассказывает Теслефф.

На встречах ведутся доверительные беседы. Но если клиент рассказывает о преступлении, за которое он не понес наказание, или делится планом будущего преступления, терапевт обращается в полицию и службу по защите детей.

О том, что приводит к совершению первого преступления, известно очень мало, рассказывает психолог Микко Юлипекка (Mikko Ylipekka), работающий в тюрьме города Риихимяки.

Некоторые антисоциальные черты, объединяющие многих преступников, могут быть и у людей, которые совершают сексуальные преступления.

Юлипекка работает в отделе STEP, куда направляют осужденных за сексуальные преступления со всей Финляндии. Здесь проводится уникальная для Финляндии групповая терапия для снижения риска рецидива сексуальных преступлений.

Микко Юлипекка работает в тюрьме Риихимяки уже пять лет. Он выделил два основных результата терапии среди заключенных.

Во-первых, некоторые понесшие наказание мужчины, уже начавшие работать на воле, осознали, какие проблемы у них есть. Также они поняли, что эти вопросы можно обсудить с другими людьми.

Во-вторых, благодаря службе поддержки люди, вышедшие из тюрьмы, могут получить помощь и после окончания срока заключения.

О сексуальных преступлениях в отношении детей, как и о сексуальных преступлениях в целом, редко заявляют в полицию.

В 2018 году полиция Финляндии зафиксировала 1373 сексуальных преступления или попытки сексуальных преступлений в отношении детей. Согласно Уголовному кодексу, сексуальные преступления в отношении детей младше 16 лет подлежат наказанию, если преступление совершил взрослый или молодой человек старшего возраста.

К сексуальным преступлениям относят различные действия сексуального характера — к примеру, прикосновения к половым органам, секс, распространение фотографий и сообщений сексуального характера.

Большая часть сексуальных преступлений в отношении детей совершается не педофилами. 55-60% этих преступлений совершают другие люди — к примеру, молодежь.

Помогали ли службы поддержки предотвращать сексуальные преступления в последние три года? Если да, то насколько? На этот вопрос Микко Юлипекка затрудняется ответить.

«Я уверен, что служба поддержки помогла, и наверняка так и есть, но доказать это тяжело. Три года — очень короткий срок, чтобы понять эффект».

Педофилы часто получают терапевтическую помощь, только попав в тюрьму. Если бы преступник смог взять свои желания под контроль раньше, преступления можно было бы избежать.

По словам Юлипекки, в исследованиях не учитываются люди, которые испытывают сексуальное влечение к детям, но не были застигнуты на месте преступления или вовсе не собираются нарушать закон. Таких людей просто так не выявить.

На практике человеку нужно попасться на преступлении или признаться в своих склонностях. Но стигма, связанная с педофилией, сильно влияет на решимость людей поднять эту тему.

Тюремная программа STEP сосредотачивается на изучении личных обстоятельств заключенных и факторов, способных спровоцировать рецидив. Так в причинах потенциальных рецидивов удается разобраться, еще пока человек сидит в тюрьме.

Риск повтора преступления возрастает, если преступник молод, уже совершал преступления раньше и не состоит в родстве с жертвой. Рецидив может возникнуть из-за совокупности нескольких факторов.

Для разговоров с педофилами характерны те же черты, что и для бесед клиентов с психологами в целом. Многие испытывают страх.

«Из-за чувства стыда открываться другому человеку не хочется. Хочется провалиться сквозь землю. А не просить помощи».

Вот почему обществу важно научиться говорить о педофилии спокойно.

«Нужно разрушить миф о типе с фургоном, который похищает детей. Конечно, такие люди тоже есть, но их очень мало. Большинство — самые обычные люди».

Те же мысли и у Патрисии Теслефф.

На прием приходят люди разного возраста, как подростки, так и люди средних лет. Многие работают и учатся. Некоторые подростки приходят вместе с родителями по рекомендации школьного учителя.

Как говорит Теслефф, с клиентами нередко приходится разбирать основы сексуального воспитания. На сессиях обсуждаются личные границы человека и границы окружающих. Некоторые базовые вещи по той или иной причине не обсуждались ни в школе, ни дома.

Занятия по сексуальному воспитанию порой могут негативно сказаться на состоянии человека, обеспокоенного фантазиями о детях. Обычно педофилия рассматривается только с позиции опасности для окружающих. Детей предостерегают о существовании людей с такими мыслями.

Эта проблема существует и в среде специалистов сферы социального обеспечения и здравоохранения, говорит Микко Юлипекка. «Что-то мне подсказывает, что у специалистов сферы социального обеспечения и здравоохранения есть множество предрассудков и страхов в отношении людей с такими особенностями».

И хотя в отчетах сексуальный интерес к детям у клиентов таких специалистов не фиксируется, обычно выясняется, что, судя по статистике, у них были клиенты с такими склонностями.

«Даже если вы не знаете, как работать с такими ситуациями, стоит как минимум обратить внимание на вещи, беспокоящие человека, и направить его к профессионалам», — продолжает Юлипекка.

Для этих целей и существует проект Serie. Сеть специалистов охватывает уже часть Финляндии, и в дальнейшем она должна распространиться на всю страну.

Проект получил финансирование на следующие два года. К проекту присоединится исследователь, который займется поиском необходимой информации о педофилах, а также суммирует доказательства эффективности работы.

Исследователи беспокоятся о финансировании проекта в дальнейшем, признает Теслефф. Даже небольшие суммы очень востребованы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.