Блокировка Дональда Трампа в Твиттере — это посягательство на свободу слова? Многие республиканцы так и считают. Вы определенно можете назвать это «лишением слова»: вы теряете приглашение выступать, право размещать посты в социальных сетях или договор на публикацию книги. Джош Хоули (Josh Hawley), сенатор от республиканцев, заявил, что его права, обеспеченные Первой поправкой, нарушило издательство «Simon & Schuster», когда отказалось публиковать его книгу. Это высказывание вызывает вопросы, ведь получается, что «Simon & Schuster» нарушает и мое право на свободу слова, отказываясь издавать мои книги. И, на самом деле, права большинства начинающих авторов в мире.

Однако в Первой поправке прямо говорится о принятии Конгрессом законов, ограничивающих свободу слова. Она не позволяет правительству наказывать людей за их мнение. При этом она не обязывает «Simon & Schuster», Твиттер или The Spectator публиковать его. Именно так обычно и рассматривали свободу слова в традициях западного Просвещения. Это одно из прав человека, которое соблюдается, когда мы не вмешиваемся в жизнь других людей.

Подумайте об этом как о разнице между негативными (гарантирующими вашу свободу и не допускающими посягательство на вас) и позитивными правами (вещи, на которые вы имеете право). Тут заимствуется язык Адама Смита. «Настоящая справедливость в большинстве случаев является отрицательной благодетелью, она не позволяет нам ранить наших соседей, — писал он в 1759 году. — Часто мы можем выполнить все правила справедливости, сидя на месте и ничего не делая». С точки зрения Смита, негативные права гарантируют вашу свободу от посягательства и преследования. Однако тут есть отличие от тех вещей, на которые у вас есть права, то есть на платформы и обзорные статьи, которые, как вам кажется, нужны, чтобы воздействовать на аудиторию.

Право на свободу слова — это негативное право. Оно гарантирует то, что вас оставят в покое и позволят высказаться. Однако оно не обязывает остальных предоставлять вам свои печатные машины.

Эссе Исайи Берлина «Две концепции свободы» 1958 года — самое знаменитое описание этой разницы. Он связывает концепцию негативной свободы с Локком и Константом, а позитивной — с Платоном и Руссо. Когда после Второй мировой войны ЮНЕСКО анализировало Декларацию прав человека ООН, обнаружилось, что там содержится две противоположные теории о правах: негативная, основанная на «предпосылках неотъемлемости индивидуальных прав», и позитивная, «основанная на принципах марксизма».

С точки зрения того, как Руссо понимал право, Твиттер своей блокировкой нарушает право на свободу слова. Однако Твиттер находится в частной собственности. Он предоставляет вам мегафон, которого бы у вас не было, если бы Твиттер не существовал. Если он решит забрать у вас мегафон, вы можете продолжать говорить и без него или найти другой, а может даже создать собственный.

Однако все это не значит, что лишение слова — это хорошая идея. С моей точки зрения, свободы слова недостаточно. Чтобы общество процветало, а наши умы не костенели, нам нужна культура открытости, которая бы позволяла нам высказывать широкий круг идей. Даже если (а, возможно, особенно если) эти идеи считаются ошибочными, глупыми или пагубными. В аду крикунов есть специальный круг для тех, кто показывает каждый твит, с которым он не согласен, работодателю автора, чтобы тот принял дисциплинарные меры.

В такой сложный для США момент потерять окошко в душу Дональда Трампа, чем был его аккаунт в Твиттере, может быть опасно. То же самое касается и большинства его наиболее радикально настроенных последователей. Загнанный в подполье гнев редко разряжает ситуацию.

С другой стороны, я понимаю сложность ситуации, когда события начинают принимать насильственные формы, а компании обнаруживают, что продвигают конспирологические теории и разжигают ненависть.

Итак, в некоторых случаях блокировка может иметь смысл. Однако, когда это заходит слишком далеко, это подрывает разнообразие, которое и делало эти платформы ценными. Возможно, это ужасная ошибка, которая приведет к обратному результату. Однако, чем бы это ни было, это не нарушение права на свободу слова. Если мы понимаем его в традиции Просвещения Локка, по крайней мере.

Вы все еще можете кричать «пожар», но не в моем переполненном театре, пожалуйста.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.