«Наготы сестры матери твоей и сестры отца твоего не открывай, ибо таковой обнажает плоть свою: грех свой понесут они» (Левит 20:19) — Библия устанавливает четкий запрет на кровосмесительные отношения. В этой связи остается лишь удивляться присутствию в священном писании нескольких примеров инцеста, причем без какого-либо нравственного осуждения.

Так, в зависимости от толкования, Ной мог быть изнасилован одним из сыновей, Авраам женился на сводной сестре Саре, дочери Лота напоили отца, а затем вступили с ним в сексуальную связь, Амнон надругался над сводной сестрой Тамар… И это только некоторые примеры. И что насчет сотворения человечества, которое произошло от одной пары? Разбираемся в хитросплетениях священного писания вместе с Тоби Натаном.

«Монд»: Клод Леви-Стросс рассматривал запрет инцеста как всеобщее табу. Жесткий библейский запрет является его частью?

Тоби Натан: У меня есть сомнения насчет этой теории (ее отстаивали Фрейд и Леви-Стросс) о том, что общества основаны на запрете инцеста, который также обеспечивает индивидуальную психическую целостность. Утверждается, что тем самым человек поднялся над животными, которые якобы не задумываются о кровосмешении. Но на самом деле среди животных — особенно млекопитающих — подобные связи встречаются гораздо реже, чем среди людей. Недавние этологические исследования показали, что приматы избегают инцеста.

Возвращаюсь к людям, отметим, что большая часть обществ открыто не запрещает инцест, хотя это не означает, что он допускается и практикуется. Словно никто не утруждает себя тем, чтобы запретить нечто невозможное. Не будем же мы запрещать хождение по воде? В то же время складывается впечатление, что самые жесткие правила — те, что запрещают брак с чужаком. В жизни традиционных обществ, например, в Африке, большая проблема быть влюбленным не в члена семьи, а кого-то, кто не входит в группу. Довольно часто рекомендуется жениться на кузине, которую даже называют «сестрой». Это правило зачастую существует открыто и, как мне кажется, распространено шире, чем запрет инцеста.

— Ряд мифов — например об Осирисе и его сестре Исиде — действительно говорят о таких союзах, как было в Древнем Египте или в империи инков. Почему?

— Фараоны женились на сестрах, а богатые стремились подражать им, в результате чего египетское общество практиковало кровосмесительные союзы. Чтобы выделиться, монарх не просто женился на сестре, но заставлял ту родить ему дочь, а затем женился и на ней… В древнеегипетской культуре это, видимо, отражало стремление к «чистоте крови», идею о том, что абсолютная чистота позволит избежать разложения плоти после смерти: в Древнем Египте все были просто одержимы этим.

По такой логике, для рождения чистых детей нужно было избежать смешения и жениться на сестре, в идеале — близняшке. В мифологии многие боги, например, Зевс, женились на сестре, в его случае — на Гере. В то же время стоит отметить, что в случае богов и фараонов такой брак был привилегией, отражавшей их исключительный статус. Другими словами, что не дозволено простым людям, можно царям и богам.

Кстати, именно об этом повествует одна из историй Геродота: персидский царь хотел взять в жены сестру, но юристы заявили ему, что это невозможно… и их приговорили к смерти. Всех за исключением одного, который хитро сказал монарху: «Закон гласит, что у мужчины нет права жениться на сестре. Но он в то же время гласит, что перед царем нет никаких запретов».

— Как в таком случае рассматривать открытый запрет инцеста в Библии?

— Запрет инцеста — изобретение книги Левит и Второзакония. Эти составленные в разные периоды библейские писания не преследуют одну цель и не должны рассматриваться в таком ключе. Хотя некоторые моменты можно анализировать с антропологической точки зрения как указание на образ жизни древних евреев в определенное время, к книге Левит это не относится.

Очень долгое время существовал следующий обычай: брак с двоюродной сестрой по отцовской линии. Некоторые отрывки, например, из книги Бытия, говорят, что можно было жениться и на дочери дяди по материнской линии. Так, Иаков женился на двух дочерях Лавана. Кроме того, в вокабуляре есть намек на то, что женщина могла выйти за муж за дядю, поскольку на древнееврейском слово «дорогой» означало одновременно «моя дядя».

В то же время книга Левит — не мифологический и, следовательно, довольно мало антропологический текст. Это нормативный документ юридического типа, который призван описать идеальное общество, отличающее евреев от соседних народов. Как мне кажется, от книги Левит не стоит отталкиваться в описании жизни древних евреев. Это примерно то же самое, что пытаться представить себе современное французское общество с помощью Уголовного кодекса. Книга Левит устанавливает концепты: мужчина и женщина, кровь и молоко. Правило в том, что их нельзя смешивать. Мать — это молоко, а ее ребенок — кровь.

Я убежден, что представленные в книге Левит концепции практически никогда не применялись на практике по той простой причине, что они плохо подходят для реалий общественной жизни. Эта книга пытается загнать все общество в теоретические рамки.

— По этой причине книга Бытия представляет человечество как производное одной пары, то есть кровосмесительных союзов?

— Адам и Ева — не просто брат и сестра, а близнецы, о чем говорит история появления Евы. Подобная пара близнецов встречается во многих африканских историях. Инцест тесно переплетается с творением не потому, что он позволен, а потому что изначальная пара воплощает в себе образ предков, тех, с кого начинается род.

В мифах о происхождении изображены персонажи, которые резко отличаются от тех, что были до них, а также будут после них. Более того, в таких историях, особенно африканских, предки бывают животными, растениями и нередко даже гибридами. Другими словами, Адам и Ева (и особенно их дети) несут на себе отпечаток инцеста, потому что они — предки, а не образцы для подражания.

— Но история с потопом воссоздает исключительные обстоятельства, поскольку после катастрофы человечество восстановилось из одной семьи…

— До потопа на Земле царил раздор. Как гласит книга Бытия, Бог создал четко определенные виды, но люди принялись совокупляться с таинственными существами (нефилимами), рождая чудовищ и гибридов. Тогда Бог решил очистить мир и восстановить порядок, спася на ковчеге пару живых существ. Здесь речь идет не о запрете и превознесении инцеста, а о восстановлении чистой генеалогии. В этот момент Ной и его семья сформировали новое поколение предков.

— В книге Левит описывается широкое представление родственных связей, которых касается запрет кровосмешения, но нет четкого запрета на связь отца и дочери. Почему?

— Нужно понимать, что в патриархальной системе, которая существовала у древних евреев, отец и дочь никогда не были наедине. Истории о связи отца и дочери, которые в настоящее время встречаются у нас, едва ли могли произойти в обществе подобного типа. Возможно, этот случай не прописан именно по такой причине: никто не запрещает невообразимое.

В то же время в таком мире гораздо проще представить себе связи матери и сына, поскольку их тесное сосуществование продолжалось вплоть до его половой зрелости. Таким образом, древние патриархальные общества кардинально отличались от наших тем, что там сожительство матери и сына было более вероятным, чем отца и дочери.

— Несмотря на озвученный запрет, некоторые истории упоминают кровосмесительные отношения. За предполагаемым изнасилованием Ноя сыном последовало наказание, но поступок дочерей Лота со своим отцом никак не осуждается в библейском тексте. С чем это связано?

— Для понимания упомянутого вами сначала следует ознакомиться с историей Тамар (книга Бытия 38). Ее муж умер до того, как они зачали ребенка. По правилу левирата (брат покойного должен жениться на его вдове для продолжения рода) у нее было право на семя этого рода. Но второй брат ее покойного мужа Онан предпочел излить свою сперму на землю, чем зачинать ребенка, который не будет ему принадлежать. И тоже умер.

Их отец Иегуда отказался становиться третьим. Тогда Тамар оделась проституткой, сблизилась с ним, вступила в сексуальную связь, не называя себя, и потребовала от него в залог печать и посох. Узнав о беременности Тамар, Иегуда решил, что она согрешила, и захотел ее наказать. Тогда она показала ему печать и посох. Иегуда признал ошибку: не то, что он вступил в связь с невесткой, а то, что отказал ей в том, на что у нее было право. В данном случае право женщины на семя встало выше запрета кровосмесительных отношений по книге Левит.

В истории Лота и его дочерей ситуация доходит до крайности: исчез целый мир. Вокруг больше не было мужчин. Род мог прерваться. В результате девушки вынуждены искать семя в одном месте, где могут его получить: у отца. Такой поступок, безусловно, запрещается книгой Левит, но он становится легитимным, поскольку необходим для спасения народа, и не осуждается.

— Когда Амнон насилует свою сводную сестру Тамар, кажется удивительным молчание Яхве, которого должно было бы возмутить такое преступление.

— Случай Тамар нетипичный: одинокие женщины — редчайший случай для патрилинейного общества, поскольку женщина в такой системе переходит как собственность от отца к мужу. Тамар — свободная женщина и поэтому подвергается насилию. Вышедшая замуж за царя Персии Эсфирь и обезглавившая Олофрена Юдифь — тоже были свободными женщинами и стремились ими остаться. Последствием в данном случае — как и в случае Дины, дочери Иакова — стала смерть насильника от рук братьев.

Как бы то ни было, эти женщины не вписывались в социальные представления того времени. Яхве не вмешался, потому что, хотя такой тип женщин и был широко распространен в Месопотамии и позднее в Греции, он был совершенно нетипичным для древнееврейского общества, где их рассматривали как священных проституток («кедуша»).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.