В прошлые выходные США депортировали бывшего охранника нацистского концлагеря Фридриха Карла Бергера. Депортацию восславили как торжество справедливости. Исполняющий обязанности генерального прокурора Монти Уилкинсон (Monty Wilkinson) высоко оценил работу правоохранительных органов, подчеркнув при этом, что Америка «не может служить убежищем тем, кто повинен в зверствах нацистов».

США, разумеется, сыграли решающую роль в разгроме нацистской Германии. В войне против Адольфа Гитлера погибло более 400 000 американцев. Но у этой истории есть и мрачный постскриптум, который начался с окончанием Второй мировой войны и с которым настала пора разобраться.

США стали убежищем для тысяч нацистов и их приспешников, служивших в концентрационных лагерях, отрядах смерти и СС. Некоторые даже возглавляли союзные нацистам правительства. И мы не просто принимали их — некоторых мы даже приветствовали и выгораживали, всячески защищая от правосудия. Нам давно пора это признать.

Помимо бесспорных нравственных причин, для такой исторической честности есть еще и социальные поводы. Мы находимся в эпицентре жаркого общенационального спора в погоне за расовой справедливостью. Но как мы можем порвать с многовековыми институтами вроде рабства и законов Джима Кроу о расовой сегрегации, если до сих пор не можем признать, что пригрели виновников холокоста — хотя еще живы его очевидцы холокоста? Больше того: живы его жертвы и ветераны? Мы не сможем добраться до 1619 года (год прибытия первой партии черных рабов из Африки в США — прим. ред.), пока не пройдем через 1945-й.

Редкий случай, когда американское правительство признает сотрудничество с нацистами — это публикация материалов операция «Скрепка», в ходе которой США перевезли к себе 120 ученых-ракетчиков Третьего рейха (включая Вернера фон Брауна) для работы в НАСА. Их труд окупился, когда Америка осуществила космический проект с высадкой на Луну. И вот — фон Браун и ему подобные стали суперзвездами, которых осыпала комплиментами пресса и власти предержащие в Америке.

© AP Photo,
Вернер фон Браун в Вашингтоне

Однако нацистские ученые вроде фон Брауна — далеко не рассеянные профессора, корпевшие в своих лабораториях в неведении о политике. Они сознательно дали Гитлеру ракеты, которыми Германия обстреливала мирных лондонцев и жителей других городов, а строились эти ракеты рабским трудом узников концлагерей. Есть зловещие свидетельства, как фон Браун невозмутимо посещал эти адские фабрики, где заключенных жестоко избивали, а трупы ежедневно складывали штабелями. (Историк Смитсоновского института Майкл Нойфельд говорит, что в своих ответах на вопросы властей США о его прошлом фон Браун упоминал рабский труд лишь косвенно, но полной ответственности за использование невольников не признавал.)

Операцию «Скрепка» негласно принято изображать как единичную сделку с дьяволом. Мол, вы же понимаете: эти люди были нацистами, но США надо было как-то выигрывать космическую гонку. (Кроме того, Великобритания и СССР тоже ловили ученых Третьего рейха, нередко под дулом пистолета.) Однако, даже если признать этот сомнительнейшей из компромиссов, то на операцию «Скрепка» приходится лишь малая толика преступников Холокоста и гитлеровских лакеев, которых приняла Америка.

У украинского коллаборациониста Ярослава Стецько склонностей к астрофизике не было. Зато у него ловко выходило устраивать бойню евреям. 30 июня 1941 года, когда Германия вторглась на Украину, Стецько приветствовал нацистов, провозгласив создание украинского государства, которое намеревалось тесно сотрудничать с «великой» национал-социалистической Германией Адольфа Гитлера еще летом 1941-го года. За последующие годы войны возглавляемая Стецько Организация украинских националистов* (ОУН — запрещенная в России организация — прим. ред.) убила тысячи евреев по всей Украине.

В конце войны Стецько, который восторженно писал о необходимости немецких методов геноцида для уничтожения евреев на Украине, сбежал в Америку, откуда десятилетиями руководил ОУН — ручкаясь с высшими кругами в Вашингтоне. И Рональд Рейган, и Джордж Буш-старший славили его как пламенного антикоммуниста и стойкого борца за свободу. Умер Стецько в 1986 году.

Борьба с коммунизмом — одна из причин, почему западные правительства приветствовали Стецько и тысячи ему подобных. Когда Вторая мировая война стремительно переросла в холодную, западные спецслужбы осознали потенциал антисоветских групп для ослабления кремлевского влияния на Восточную Европу. В результате воевавшие против Москвы превратились в ценных кадров. Причем в числе самых организованных и рьяных активистов оказались фашисты и антисемиты, чье понимание свободы и опыт военного времени включали этнические чистки евреев и других этнических групп у себя на родине.

Такие взгляды разделял и Казис Шкирпа — глава союзного нацистам Литовского фронта активистов, сыгравшего ведущую роль в уничтожении литовских евреев. После войны Шкирпа переселился в США и работал в Библиотеке Конгресса. А в некрологе он и вовсе изображен жертвой нацистов.

Юозас Амбразявичюс (Бразайтис), еще один коллаборационист, подписавший приказы о создании первого в Литве лагеря смерти, тоже нашел себе пристанище в Америке. Равно как и Альберт Васс, венгерский поэт-антисемит, сражавшийся на стороне нацистов. И Фердинанд Дюрчанский, министр иностранных дел марионеточного нацистского режима в Словакии, выславший на смерть 68 000 евреев.

В 1959 году, когда Антидиффамационная Лига подняла вопрос о прошлом Дюрчанского, чтобы не дать ему получить въездную визу в США, Госдепартамент ответил, что «членство или принадлежность к уже не существующей нацистской партии само по себе основанием для отказа не считается».

И это далеко не единственный случай, когда Запад активно защищал свои кадры. В 1992 году «Нью-Йорк таймс» (The New York Times) сообщила об охотнике за нацистами Джоне Лофтусе (John Loftus), который подробно описал гнусную кампанию украинского националиста Николая Лебедя — в ходе его этнических чисток было убито до 100 000 польских крестьян. Лебедь, еще один украинский националист, десятилетиями снабжал ЦРУ разведданными по СССР и был под защитой. Судя по докладу Национального архива США на основе рассекреченных досье ЦРУ, что ведомство активно его выгораживало: отслеживало прессу и добивалось, чтобы федеральные следовали закрыли дело.

И Америка далеко не одинока. Великобритания, потерявшая во Второй мировой 384 000 солдат, вербовала людей вроде эстонского коллаборациониста Альфонса Ребане, офицера 20-й гренадерской дивизии СС — военного крыла нацистской партии, ответственного за холокост. За свою службу Ребане был награжден Рыцарским крестом Железного креста — высшей военной наградой гитлеровской Германии. После войны он сделал долгую карьеру в британской разведке, поставляя оружие антисоветским повстанцам в Прибалтике.

Нацистов и их приспешников принимала и Канада — в том числе как минимум 2 000 украинских солдат СС и коллаборационистов из ряда других стран. В канадском случае коллаборационисты играли еще одну роль: подавляли домашние профсоюзы. Восточноевропейские «антикоммунисты», как неизменно подавали себя нацистские приспешники, у себя на родине были штрейкбрехерами, чтобы остановить социализм. Неудивительно, что ими заинтересовались промышленные магнаты, которые от деятельности профсоюзов теряли больше всех.

Эти и тысячи других преступников Холокоста получили не просто убежище, а гораздо больше. У них появился шанс осуществить американскую мечту. За последние 70 лет, пока их жертвы тлели в безымянных братских могилах, они состарились и вырастили детей, строили общины, церкви и школы. У них даже есть собственные памятники: в Америке стоят мемориалы нацистским пособникам из Сербии, Литвы, Украины, Франции, а также из республик бывшего Советского Союза. Вы обнаружите их в Иллинойсе, Нью-Джерси, Нью-Йорке, Огайо и Висконсине.

В самом деле, показательно, что за три года давно назревших споров насчет уместности статуй работорговцам и колонизаторам памятники нацистским приспешникам как-то прошли мимо газетных заголовков.

Именно поэтому мы должны положить конец утешительной, но ложной легенде о стране с нулевой терпимостью к нацистам. Высылка таких, как Бергер (который сообщил «Вашингтон пост», что дело против него построено на «лжи» и что ему было 19 лет, когда его «послали» служить в лагерь), — это дело, безусловно, справедливое. Но мы должны сделать больше.

Мы должны не только выслать всех оставшихся среди нас нацистов, но и признать причину, почему они вообще здесь оказались.

Лев Голинкин — автор мемуаров «Рюкзак, медведь и восемь ящиков водки». Как журналист пишет об идентичности беженцев и эмигрантов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.