Министр обороны России Сергей Шойгу, являющийся выходцем из Тувы, просто так ничего не делает. Это — человек, которому Владимир Путин доверяет безусловно. Они — старые знакомые. Соратники. Вместе летают в Сибирь стрелять медведей и позировать перед фотографами в полуголом виде.

Президент почтительно называл его полководцем, не уступающим легендарному маршалу Георгию Жукову. Народ почитает Шойгу — за все то, что он уже сделал, и, возможно, сделает еще.

Генерал — человек действия. Умеет управлять кризисами, успокаивать массы, сосредотачивать силы. Когда надо — перенять руль у должностных лиц выше себя, «срок годности» которых истек по причине возраста, пьянства, усталости или всех факторов сразу. Он в политике — даже раньше, чем «вечный» Путин, однако умудряется вести себя так, что не вызывает подозрений ни своими высокими рейтингами, ни опытом или манерой держать себя.

До сих пор ему это прекрасно удавалось. Ничего (на первый взгляд) не поменялось и после неожиданного выхода книги воспоминаний Шойгу «Про вчера». Однако, учитывая влияние и возможности этого стратега и объективно ухудшающееся положение в России, возникают различные мысли по поводу его истинных целей. Почему?

Видите ли, в России написание книг — куда больше, чем просто литература. Как и в Королевском дворце Франции, где искусство фехтования было знаком утверждения статуса, власти. В России раньше действовало неписаное правило — любой человек с политическими амбициями или находящийся у руля власти был просто обязан написать книгу. Интересную, скучную, написанную другими — все это не имеет значения. Суть — фамилия на обложке и презентация на Московской книжной ярмарке.

Когда-то скандальные мемуары издал такой охранник Бориса Ельцина Александр Коржаков, написал книгу бывший генеральный прокурор Юрий Скуратов и множество других. Потом, правда, все это закончилось. Политики путинской эпохи не пишут книг. По понятным для многих причинам. О чем может написать бывший политический винтик советской машины, который впоследствии стал российским деятелем высшего ранга и сохранил статус после смены президентов? А вот о том, что было «вчера». Это — скорее ценностное, а не хронологическое понятие, которое для автора Шойгу охватывает жизнь в Советском Союзе и в эпоху Ельцина. Рассказы, написанные деловым рубленым языком военного, чего доброго, самим им и написаны, а редактировались весьма сдержанно. Там-то и там-то произошло то-то и то-то, сделано то да сё.

Иногда истории — с каким-то намеком на мораль, но часто за читателем сохраняется право на собственный вывод. Тем сегодняшней России добрый генерал осмотрительно не касается. В этой книге рассказов — множество маразмов советского времени, а также упоминаний о деятелях прошедших дней. Один раз в нейтральном ключе упоминается Ельцин, а вот о Путине — ни слова. Однако внимание привлекает одна-другая странная история, в которой, возможно, закодированы истинные мысли этого популярного и очень осторожного игрока. Например, рассказ о молодом инженере, которого посылают в советскую глушь трудиться на стройках. На благо большой Родины. Работает хорошо, сил не жалеет — поэтому ему везет. Покупает первую в тех краях жигули-восьмерку, у него хорошая квартира и прекрасная жена. Он отмечает Новый год с друзьями, все пьют водку.

Только лирический герой и его дама — ни капли. Когда под нажимом друзей инженер уже тянется к бутылке, его одергивает жена: «Сережа, нам нельзя. У нас триппер». Затем — один из немногих выводов, словно поясняющий, что это не какой-то анекдот. Короткий абзац помогает читателю осознать ценности: «Это прозвучало так интеллигентно и так естественно, что, казалось, проще и элегантней не высказалась бы и английская королева. А еще стало понятно, что это очень крепкая семья. Как говорится, в горе и в радости». Хотел ли генерал всего лишь рассказать одну из множества историй, случившихся в его жизни? А может это — намек (в книге есть и другие), что надо говорить открыто, не заметать пыль под ковер и не представлять розовый куст там, где растет только чертополох? В стране, где оппозицию расстреливают, травят и держат в заточении, намеки от должностного лица такого уровня можно трактовать по-разному. В особенности — когда появляется книга, которую Кремль ни заказывал, ни ждал.

Кто заменит Путина? Этот вопрос может странно звучать не только для русских, которые только что с радостью, удивлением или разочарованием следили за конституционными реконструкциями, предоставляющими ему возможность оставаться на этой должности столько, сколько ему заблагорассудится. Все-таки через три года президентские выборы в России состоятся. По мере приближения к ним Кремлю придется обдумать возможную рокировку на вершине власти. Снова принять участие в выборах? Или позволить поуправлять доверенному лицу — как это уже было сделано один раз? Если да — то которому? Когда столько лет строишь пирамиду власти, вероятность неожиданностей и разочарований сокращается.

Поэтому очевидно, что временный наследник находится где-то рядом. Премьер-министр Михаил Мишустин, которому удается совмещать интересы представителей силовых структур и громоздкой армии чиновников? Популярный мэр Москвы Сергей Собянин, которого уважают не только представители столицы, но и далеких регионов? Или все-таки старый добрый (он и вправду моложе Путина на несколько лет, и, быть может, даже лучше его) генерал, охотник, писатель? Сергей Шойгу. Последний год — неудачный год для путинского режима.

Падение цен на нефть, девальвация рубля, недооцененный вирус, который пришлось скрывать от общества, события в Беларуси, история с Алексеем Навальным, давно невиданные массовые протесты, ничего хорошего не предвещающее поведение нового президента США. Все это может быть только прелюдией перед гораздо более серьезными испытаниями.

Такими, которые успешно решают мужчины в погонах. Миф о незаменимом и вечном Путине — туман, нагоняемый пропагандистским аппаратом, созданным им самим. Мифом являются и возможности этого человека оказывать влияние на процессы, происходящие на этой громадной и сложно управляемой на протяжении веков территории. Россия не является империей, управляемой одним лицом. Это скорее громоздкая и вязкая бюрократическая машина, которая функционирует по своим святым порядкам и правилам.

Выражаясь точнее — не функционирует, но часто только имитирует деятельность. Поэтому множество напыщенных проектов Кремля задохнулось на ранних стадиях рождения под безучастным взглядом коррумпированных повивальных бабок, взирающих на эти конвульсии. Даже такие «престижные» и получившие международное внимание проекты, как Олимпийские игры, Чемпионат мира по футболу или Крымский мост, которые лично курировали доверенные лица президента, не обошлись без скандальных или даже постыдных эпизодов. Что уж говорить про менее известные замашки, где надзор за деньгами слабее, а их присвоение — легче?

Один из таких проектов — мост через реку Амур в Китай. Строящийся и останавливаемый с российской стороны с 2007 г., несмотря на то, что китайцы свою (большую) часть завершили еще в 2016 г. Или другой затянувшийся проект века — соединить скоростной дорогой два крупнейших города страны, чтобы из Питера в Москву и обратно не пришлось ездить по захудалой двухполосной дороге. Однако больше всего украдено денег на строительстве нового космодрома на Дальнем Востоке. Только по официальным данным, в коррупционных схемах там принимало участие не менее тысячи человек, совершено 17 000 нарушений правовых актов и присвоено не менее 150 млн долларов.

Покойный сенатор и друг Литвы Джон Маккейн называл Россию заправкой, которая только прикидывается государством. Чего доброго, по окончании очередного президентского срока Путина прикидываться страной будет еще сложнее, поэтому понадобится кто-то — пусть временный — для разрешения накопившихся проблем. Окружающие Путина гэбэшники, чиновники и мастера пропаганды выполняют свои задания надлежащим образом, однако ситуация в стране и вокруг нее стремительно меняется.

Подходит ли генерал Шойгу для управления этой рухлядью? Понравится ли людям его стиль? Ответ — в другом разделе его книги. Однажды премьер-министр Черномырдин вызвал Шойгу и сообщил, что один губернатор жалуется, что тот намеревается занять его место. После чего чистосердечно посоветовал: «Найди и пошли его на х…» Когда тот уже шел к дверям, остановил со словами: «Постой, не надо. Я его сам пошлю!» У этого странного рассказа нет морали, однако читатель и избиратель может не сомневаться: тот, кто так пишет и мыслит, точно может управлять государством.

 

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.