В гостях хорошо, а дома лучше. Это если ты не Илон Маск (Elon Musk). Он-то, наоборот, рассчитывает, что прототип космического корабля SpaceX Starship, который в один прекрасный день отправит людей на Марс, будет запущен в самое ближайшее время — возможно в ближайшие дни. Но что движет Маском? Зачем нам вообще дался этот Марс? Такое чувство, что в интервью от 2019 года Маск объяснил свой замысел и все, что с ним не так.

В ролике Маск читает отрывок из книги астронома Карла Сагана (Carl Sagan) «Голубая точка». Книга вышла в 1994 году и стала ответом Сагана на знаменитый снимок Земли в виде крошечной точки в луче солнечного света. Это он умолил НАСА снять ее с космического корабля «Вояджер-1» в 1990 году с расстояния в миллиарды километров. Саган считал, что фотография с такого ракурса и перспективы навсегда изменит наше представление о собственном месте в космосе.

Так вот, Маск читает из книги Сагана: «Наша планета — лишь одинокая пылинка в бескрайней космической тьме. В нашей безвестности, во всей этой необъятности нет намека на то, что кто-то придет нам на помощь, чтобы спасти нас от самих себя. Земля на сегодняшний момент — единственный обитаемый мир. Деваться нашему виду больше некуда — по крайней мере, в ближайшем будущем».

Тут Маск замолкает и начинает смеяться. И недоверчиво качает головой: «Это неправда. Еще как есть — на Марс».

Едва ли можно заблуждаться сильнее. На Марс? Марс — это адская дыра. Главное в Марсе то, что это не Земля — даже близко. На самом деле единственное, что роднит Землю и Марс — это что обе они — каменистые планеты с небольшим количеством водяного льда, и на обоих есть роботы (а на Марсе так и вовсе раз, два и обчелся).

У Марса очень разреженная атмосфера: там нет магнитного поля, которое защитило бы его поверхность от солнечного излучения или галактических лучей, его воздух непригоден для дыхания, а средняя температура на поверхности составляет 80 градусов ниже нуля. По мнению Маска, это похоже на Землю? Чтобы люди смогли жить на Марсе в любом качестве — им придется вырыть туннели и прятаться под землей, — чем не заманчивая перспектива? Жить в туннеле с лампами светотерапии и выращивать салат под ультрафиолетовым излучением? Забудьте, как дышать полной грудью, и попрощайтесь с прогулками без громоздкого скафандра, — стоит выйти в открытый космос, и если что-то пойдет не так, то вас ждет мучительная смерть в течение минуты. Разумеется, прогулка по Марсу станет удивительным, глубоким переживанием, которое изменит жизнь. Но одно дело высадиться на Марсе, чтобы доказать технологическое превосходство или расширить границы человеческих возможностей, и совсем другое — жить там. Это не самое уютное место. Марс вас убьет.

Маск, может, и не с Марса, но такое чувство, что они с Саганом откуда-то из других миров. У обоих мы видим фанатичную преданность космосу, горячее желание туда попасть, хотя их цели полностью расходятся. Саган вдохновил целые поколения писателей, ученых и инженеров, пробудив в их сердцах благоговение и священный трепет. Те, кто выбрал себе призвание по стопам Сагана, радуются своей человеческой природе и восхищаются тем, что росли на такой замечательной и прекрасной планете.

И совсем не так влияет на свое поколение Маск. Маск пустился в мечты и изыскания, но собрал комплект из необоснованных притязаний, жадности и эгоизма. У него нет тяги к научным открытиям, он не желает понимать, чем Земля отличается от Марса, и как мы все устроены и связаны друг с другом. Маск — не исследователь, он любит лишь водружать флаги. Такое чувство, что он пропустил едва ли не главную мысль «Голубой точки»: «Пожалуй, нет лучшей демонстрации человеческой глупости и зазнайства, чем этот далекий образ нашего крошечного мира».

Саган действительно верил, что удастся отправить людей на Марс, чтобы сначала все исследовать и в конечном итоге там поселиться и тем обеспечить выживание человечества в долгосрочной перспективе. Однако он же сказал следующее: «Что нам делать с Марсом? Мы столько раз дурно обходились с Землей, что меня пугает даже сам этот вопрос. Если на Марсе есть жизнь, я считаю, что нам там делать нечего. В таком случае Марс принадлежит марсианам, даже если они всего лишь микробы».

Маск же, напротив, убежден, что космос принадлежит нам по праву, и мы можем и должны его колонизировать, с кем или с чем мы там ни столкнулись бы — и все это ради призрачного шанса на безопасность.

Есть законный повод беспокоиться о долгосрочном выживании человечества — и, да, было бы неплохо получить возможность удобно путешествовать по Солнечной системе. Но что-то я не верю в легенду, что один из богатейших людей мира настолько переживает за будущее человечества, что счел своим нравственным долгом запускать ракеты в космос. На его месте вполне можно было бы помочь страждущим здесь, на нашей крошечной голубой точке.

Смеяться над словами Сагана, — значит не понимать главное: дом у нас один, и мы уже в нем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.