«В том, что касается коронавируса, Швецию часто приводят в качестве отрицательного примера, иллюстрируя, как делать не надо».

Так на прошлой неделе сказал Svenska Dagbladet датский политолог Руне Стубагер (Rune Stubager), комментируя тот факт, что Дания старается наладить сотрудничество по производству вакцины с Израилем и Австрией, а не со своей скандинавской соседкой.

В ходе пандемии шведская стратегия привлекла очень много внимания по всему миру, но редко в положительном смысле. Благодаря новому расследованию, посвященному условиям производства вакцин, есть надежда изменить эту ситуацию к лучшему.

Шведское управление инноваций (Vinnova) и Шведский научно-исследовательский институт RISE сейчас готовят доклад по поручению правительства. Они изучают все — от синергетического эффекта производства вакцины в Швеции до имеющихся в стране мощностей. Ларс Хаммарстрём (Lars Hammarström), руководитель отдела в Управлении инноваций, не хочет забегать вперед, прежде чем доклад будет готов. Ожидается, что его представят 6 апреля.

Но, по его словам, многие заинтересованы в производстве вакцины.

«Выяснять, насколько это потом скажется на желании инвестировать в шведское производство, в наши задачи не входит. Конечно, есть проблемы с тем, что у нас не вполне налажена производственная среда, но мы точно можем производить вакцину на определенном этапе. Может быть, речь не обязательно пойдет о строительстве большой фабрики вакцин. Вместо этого мы можем попытаться использовать те ресурсы и компании, что у нас уже есть, — говорит Хаммарстрём. — Мы ведь хотим развивать Швецию. И в смысле науки, и в смысле инвестиций. Наша работа позволит правительству определить позицию Швеции в области промышленной политики, а также готовности к кризисам. Правительство сможет решить, в каком направлении нам двигаться».

Шведская компания Recipharm уже сегодня производит вакцину против коронавируса для Moderna. Но производство размещается в Германии и Франции, хотя компания заявляла, что могла бы построить соответствующий объект и в Швеции. Однако французское государство оказывает ей большую поддержку. Recipharm вместе со шведским филиалом производящего вакцины предприятия Valneva в Сульне (пригород Стокгольма — прим. перев.) считают, что Швеция тоже могла бы больше поддерживать производство вакцин в стране в условиях бушующей пандемии, сообщило «Шведское радио».

Бьёрн Удландер (Björn Odlander), основатель фонда венчурного капитала HealthCap, утверждает, что ЕС практически оплатил крупные инвестиции, например, в фабрики Pfizer/Biontech и AstraZeneca.

«Любой кризис — это еще и новые возможности. У нас был и по-прежнему остается шанс создать в Швеции индустрию производства продвинутых медицинских продуктов, которая в перспективе станет источником дополнительных инноваций, инвестиций, рабочих мест, доходов и всего, что идет на благо экономике».

Результатов заказанного правительством исследования приходится ждать, но в последние дни дискуссия о производстве вакцины в Швеции вновь оживилась — после того как координатор по работе с вакцинами Рикард Бергстрём (Richard Bergström) сообщил Dagens Nyheter, что может начаться производство российского «Спутника V»: «Между создателями „Спутника V" и некоторыми шведскими производителями идут серьезные переговоры. Больше я ничего не могу сказать».

Хотя Европейское агентство лекарственных средств пока не одобрило вакцину, частные компании в Германии, Испании и Франции подписали контракты на производство «Спутника V» в Европе.

Какие именно шведские производители ведут переговоры с Россией, пока не известно. Но мощности для этого есть, считают все, с кем разговаривала Svenska Dagbladet.

Юхан Уннерус (Johan Unnérus), медицинский аналитик Redeye, говорит, что на постройку новых объектов, конечно, потребуется время.

«Вне зависимости от того, какая именно вакцина будет производиться, до полностью отечественного производства от начала до конца нам еще далеко. Но производственный процесс состоит из разных этапов, и какие-то из них можно воплощать в жизнь и с имеющейся у нас инфраструктурой. Например, финальную фазу — фасовку и тому подобное — многие могут осуществлять уже сейчас. Recipharm, например, а теоретически и AstraZeneca. Если AstraZeneca проглотит свою гордость и начнет помогать другим, то у нее найдутся огромные мощности в Сёдертелье (пригород Стокгольма — прим. перев.)».

Российскую вакцину активно обсуждают. В начале февраля она получила знак качества от уважаемого издания The Lancet, опубликовавшего посвященное ей исследование. Согласно предварительным результатам, после второй дозы вакцина демонстрирует эффективность в 92%.

Али Миразими (Ali Mirazimi), профессор и вакцинолог Каролинского института, подчеркивает, что доступа к «сырым данным», полученным в результате исследования, пока нет.

«Нам нужны все вакцины, которые мы только можем достать. Благодаря заводам, которые будут производить „Спутник V" в Европе, процесс может пойти легче и быстрее, ведь тогда будет проще гарантировать качество продукта. Также инспекторам будет проще проверять заводы, а значит, вакцину скорее одобрят и начнут использовать», — объясняет Миразими.

Ранее Рикард Бергстрём предположил, что Европейское агентство лекарственных средств одобрит «Спутник V» не раньше мая. Однако многие страны ЕС уже его заказали, а в Венгрии население прививают этой вакциной с середины февраля.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.