«Лопес Мадрид хочет, чтобы ты заткнулась», — именно эти слова услышала врач Элиса Пинто за секунду до того, как ее ударили ножом в живот на глазах ее десятилетнего сына. Все произошло быстро, всего за несколько мгновений, однако этого хватило Элисе, чтобы распознать нападавшего. Она его уже видела. За четыре месяца до этого, 10 декабря 2013 года, он приходил к ней на прием. По ее словам, этим человеком был бывший комиссар полиции Хосе Мануэль Вильярехо (José Manuel Villarejo).

Ее мучения начались за год до этого нападения. По словам самой Пинто, она поддерживала дружеские отношения с предпринимателем Хавьером Лопесом Мадридом (Javier López Madrid). От заигрываний и подарков он перешел к непристойным сообщениям, принудительным встречам, откровенным фотографиям сексуального характера и долгим телефонным звонкам. Все это стало невыносимым, и Пинто, замужняя женщина с тремя детьми, пригрозила подать на него заявление в полицию.

В тот момент она и не подозревала, как далеко все зайдет. Против нее сплели заговор, построенный на злоупотреблении властью, коррупции, угрозах, вымогательствах, нападениях — и все это Элиса Пинто смогла выдержать. А на этой неделе пресс-секретарь партии «Левых республиканцев Каталонии» при Конгрессе депутатов Испании Габриэль Руфиан (Gabriel Rufián) напомнил всем ее историю.

«Знакомо ли вам имя Элисы Пинто?» — спросил он у Мигеля Анхеля Байо (Miguel Ángel Bayo), 33 года прослужившего на посту генерального секретаря Департамента оперативного управления полиции, во время заседания Конгресса по делу «Kitchen» (одним из подсудимых по которому является Хосе Вильярехо). После неловкой паузы тот ответил: «Да». И все же Габриэль Руфиан вкратце напомнил всем об этой ситуации:

«Элиса Пинто, врач из Мадрида, дважды подверглась вооруженным нападениям. Во время второго ей прошептали: „Лопес Мадрид хочет, чтобы ты заткнулась". Для тех, кто не знает, расскажу: полное имя этого человека — Хавьер Лопес Мадрид, он приходится зятем Вильяру Миру и близким другом королю Фелипе VI. Элиса Пинто сразу же опознала в нападавшем Вильярехо и была готова на очную ставку. Однако Вильярехо так на нее и не явился, поскольку кто-то подписал две бумаги, освободившие его от этой обязанности. И этот кто-то — вы. Зачем вы это сделали?»

Человек, к которому обратился Руфиан, был одним из многих, кто помог Вильярехо избежать тюремного срока. Согласно расследованию, после угрозы Пинто подать заявление Лопес Мадрид обратился за помощью. Как сообщает осведомитель, имя Вильярехо дал предпринимателю его партнер — Франсиско Гранадос (Francisco Granados), бывший советник президента автономного сообщества Мадрид при Эсперансе Агирре (Esperanza Aguirre). «Это лучший полицейский в мире. Он решит ваши проблемы, можете на него положиться», — вспоминает слова Гранадоса осведомитель, который сразу сообщил следователям имя бывшего комиссара полиции как предполагаемого исполнителя вооруженных нападений на Пинто.

И вот как Вильярехо помог предпринимателю. Сначала Пинто пытались убедить отказаться от дачи показаний звонками с угрозами: «Держись подальше от Хавьера Лопеса Мадрида, тварь, иначе тебе конец».

После нескольких месяцев таких звонков 10 декабря 2013 года к ней на прием пришли неожиданные посетители: Лопес Мадрид собственной персоной в сопровождении еще одного мужчины, который представился как его адвокат Рафаэль Редондо (Rafael Redondo), партнер Вильярехо. Они стали обвинять ее в отправке сообщений угрожающего характера Лопесу Мадриду, на тот момент члену правления компании OHL, и его окружению. «Я не понимаю, о чем вы», — только и могла повторять врач. На что Лопес Мадрид ответил: «Хватит. Я не знаю, чего вы хотите (…). Оставьте меня в покое. Прекратите звонить моим друзьям и знакомым (…). Найдите себе другую манию, забудьте обо мне». По словам предпринимателя все эти сообщения отсылал не он, а сама Пинто.

Следуя методам бывшего комиссара, они записали этот разговор с целью опубликовать его в подходящий момент через доверенных журналистов Вильярехо. Согласно линии защиты Пинто, в одном из документов, представленных к суду (к которым также имела доступ газета La Vanguardia), содержится «заранее подготовленный план по подрыву репутации и авторитета Элисы Пинто» при помощи определенных СМИ.

Весь план действий, разработанный Вильярехо и приведенный в действие при поддержке доверенных лиц даже из таких органов как МВД, стал известен после более чем семи лет судебных тяжб. Лишь после ареста Вильярехо (в ноябре 2017 года) в рамках дела «Tándem» (по отмыванию денег и организации преступной деятельности) и изъятия всех записанных материалов, а также ежедневников с его подробными планами, удалось выяснить, насколько далеко он закинул свои щупальца. И тогда Пинто наконец смогла завершить пазл деталями, которых до этого не хватало.

«Она снова попытается организовать очную ставку. В любом случае нужно подготовиться к тому моменту, когда она меня опознает — а это точно произойдет», — пишет Вильярехо в одном из своих дневников. Чтобы разобраться в этой записи, сделанной в мае 2017 года, нужно вернуться назад еще на три года. Пинто не стала молчать и через десять дней после упомянутого выше визита заявила о телефонных угрозах. Месяц спустя, 14 января 2014 года, она столкнулась с первым последствием своих действий. Некий мужчина с татуировкой на руке проткнул ее острым предметом со словами: «Никто тебя не защитит».

С этого момента последовал ряд угроз в виде сообщений: «Ты поплатишься за каждое свое показание, сумасшедшая шлюха. Твои дети заплатят за твои слова».

Сообщения, которые получала Пинто на мобильный телефон:

1. «Что, сумасшедшая шлюха, ты думаешь, тебе сойдет все это с рук? У нас есть время и деньги, и мы с тобой покончим. Думаешь, твои дети в безопасности? А надолго ли? А ты? Думаешь, мы не нападем снова?» 19.05.2014

2. «Следить за тобой скучно, потому что у тебя больше нет жизни. Рано или поздно ты устанешь и потеряешь бдительность. Через неделю, месяц… Мы подождем…» 25.05.2014

3. «Нам платит человек, который может позволить себе полететь на матч в Лиссабон на частном самолете. А ты так и сидишь взаперти. Запомни: все решают деньги и власть! Тебе конец». 25.05.2014

4. «Думаешь, самое худшее — это то, что мы тебя убьем? Мы убьем кого-то из твоих детей. А ты будешь жить и жалеть об этом всю свою жизнь. Но тебя мы тоже убьем, ты слишком много болтаешь и не знаешь, когда вовремя заткнуться. Мы тебе с этим поможем». 18.09.2014

5. «Ты сегодня не выходила из дома… Даже жаль тебя… Не доверяй своему адвокату… У каждого есть своя цена, а наш клиент готов платить… А ты просто никто». 22.11.2014

Однако Пинто заявление отзывать не стала. 10 апреля 2014 года произошло второе нападение, совершенное другим человеком. Начался ее кошмар. Никто не обращал внимания на ее заявления, пока один осведомитель не сообщил о происходящем Хайме Баррадо, начальнику полицейского участка района Чамартин, куда она и подавала заявления. Осведомитель сообщил ему имя — Хосе Мануэль Вильярехо.

Баррадо принял меры. Хотя Пинто не доверяла полицейскому участку Чамартина, он смог убедить ее составить фоторобот нападавшего. По нему он узнал Вильярехо. Это следовало немедленно сообщить следственному судье, к которому Баррадо пошел лично с просьбой арестовать его коллегу, однако вмешался их начальник. Баррадо тут же уволили и завели дело о превышении полномочий.

Они даже спланировали арест Пинто на основании того, что та использовала профессиональную фотографию Вильярехо для приложения к фотоэкспертизе, что, как было доказано, является совршенно законным. Выяснилось, что комиссар полиции Хосе Луис Конде (José Luis Conde), который заслушал показания Баррадо и известил его об аресте, несколько раз созванивался с Лопесом Мадридом.

С целью дискредитировать и уничтожить Пинто и ее помощников были задействованы все возможные механизмы. В деле был замешан даже Франсиско Мартинес (Francisco Martínez), государственный секретарь по вопросам безопасности Испании. Все выгораживали Вильярехо. «В четверг, 16 июля, Пепе (имеется ввиду Хосе Мануэль Вильярехо) пришла повестка явиться на опознание по делу этой сумасшедшей. Мы уже останавливали этот процесс, но кто-то запустил его снова», — написал Мартинесу комиссар полиции Андрес Гомес Гордо (Andrés Gómez Gordo) по прозвищу «Коспедин», данным ему из-за отношений с бывшим генеральным секретарем Народной партии Марией Долорес де Коспедаль (María Dolores de Cospedal).

По данным расследования именно Гомес Гордо был ответственным за дело по отстранению Баррадо. В плане обозначен и их следующий шаг: вызвать офицера полиции для предоставления отчета по делу Пинто, чтобы полностью дискредитировать расследование комиссара Чамартина. В отчете утверждалось, что Пинто сама проткнула себя острым предметом.

Этот отчет позволил Вильярехо закрыть дело и избежать очной ставки, где Пинто наверняка бы его опознала. Тогда же Лопес Мадрид обвинил Пинто в преследовании и попытался отобрать у нее опеку над младшим сыном.

Другой полицейский, главный инспектор Мигель Анхель Байо, отправил Вильярехо в командировку по борьбе с джихадизмом, что также препятствовало его присутствию на очной ставке. Три раза они отсрочили опознание. Судья дело прекратила, и они смогли вздохнуть спокойно.

Но все это было лишь на время. В апреле 2017 года Провинциальный суд Мадрида постановил возобновить рассмотрение дела из-за сомнительной достоверности предоставленных отчетов. Вильярехо пришлось явиться на очную ставку, и Элиса Пинто опознала его как нападавшего. Судья завершила это дело, и Пинто подала заявление с требованием посадить бывшего комиссара полиции и Лопеса Мадрида на 22 года.

Спустя несколько месяцев, в ноябре 2017 года, Вильярехо был арестован по обвинению в причастности к организации преступной деятельности. Среди его бумаг нашли и информацию по делу Пинто. Благодаря этому судья Верховного суда Мануэль Гарсиа Кастельон (Manuel García Castellón) смог поднять вопрос о расследовании в отношении бывшего полицейского и предпринимателя в связи с предполагаемым наймом с целью угроз пострадавшей. Они все отрицают, но Пинто будет стоять на своем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.