Когда немцы и россияне обращают свое внимания на атомную энергетику, то рассматривают эту тематику с совершенно различных точек зрения. В России мы недавно отметили 75-летний юбилей отечественной ядерной промышленности и занимаемся ее развитием далее. Германия, в свою очередь, в 2022 году откажется от производства атомной энергии. Отрасль, которая в Германии когда-то возникла на волне восхищения техникой, обещавшей производство оплачиваемой электроэнергии в неограниченных количествах, потерпела крах, натолкнувшись на сопротивление со стороны общественности.

Говоря атому «до свиданья», ФРГ говорит «привет» массе проблем

Мы в России сожалеем о выходе Германии из атомной энергетики, но, конечно, принимаем это ее решение. Впрочем, независимо от этого мы продолжим и будем еще долго пользоваться электричеством, произведенным из атомной энергии. С учетом того, что на эту отрасль приходится 10,5% глобального производства электроэнергии, а по всему миру есть 443 атомные электростанции (и более 50 находятся в процессе строительства), отказ Германии от атомной энергетики многим представляется «особым немецким путем».

Тем более, что даже в рядах защитников климата все громче раздаются голоса, указывающие на то, что производство электричества из ядерной энергии незаменимо в борьбе с глобальным потеплением. Один из них — известный британский ученый и эколог Джеймс Лавлок (James Lovelock). Автор «теории Геи» считает, что планету Земля следует рассматривать как своего рода огромный супер-организм, и не устает повторять, что атомная энергия является частью решения климатических проблем.

Межправительственная группа экспертов по изменению климата, работающая под эгидой ООН, в специальном докладе по теме ограничения повышения глобальной температуры на 1,5 градуса по Цельсию также высказалась аналогичным образом, исходя из того, что атомная энергия может играть при этом важную роль. На этом фоне 12 из 27 стран-членов ЕС (в том числе Франция, имеющая в настоящий момент 56 реакторов) по-прежнему выступают за развитие атомной энергетики.

Переработка или утилизация?

Но даже если бы все последовали примеру Германии и отказались от атомной энергии, на повестке дня по-прежнему оставалась бы — и остается! — тема переработки ядерных отходов. В мире количество отработанных ядерных элементов и радиоактивных ядерных отходов составляет более 300 тысяч тонн. На Германию из этого количества приходятся более 10 тысяч тонн. Поэтому Федеративная Республика решила «притормозить» и отказаться от своей ведущей когда-то роли в сфере ядерных исследований, оставаясь в то же время в числе лидеров в области ядерной безопасности и утилизации соответствующих отходов.

Международное сообщество ядерных энергетиков с большим интересом наблюдает за тем, как Германия в настоящее время форсирует поиски места окончательного захоронения ядерного мусора. Мы также видим, что ей будет не так-то легко заручиться поддержкой достаточно большого количества жителей соответствующих регионов — ведь в Германии плотность населения весьма высока. К примеру, премьер-министр Баварии Маркус Зёдер уже категорически исключил, что ядерные отходы будут захоронены на ее территории.

Вывоз ядерного топлива для переработки в Германии в настоящее время запрещен. В стране действует принцип: «Загрязнитель платит». Немецкие ядерные отходы должны быть без переработки надежно захоронены на территории страны на миллион лет. При этом поиски места захоронения, его исследование и наполнение, вероятно, продлятся до самого XXII века.

В настоящее время немецкий закон о выборе места захоронения отходов, который гарантирует возможность их перезахоронения сроком на 500 лет, принципиально не исключает иных опций. А именно — утилизации вместо захоронения.

Максимально сократить период радиоактивности отходов

Россия в настоящее время активно занимается инвестициями в дальнейшее развитие атомной энергетики, делая главную ставку на технологический прогресс. Мы по-прежнему верим в важную роль атомной энергии в вопросах энергетического обеспечения мира, причем особенно в условиях изменений глобального климата.

При этом переработка ядерного топлива перед окончательным захоронением, по нашему мнению, серьезно снизила бы его опасность для экологии. А именно в области обработки высокорадиоактивных отходов прогресс очевиден, и в среднесрочной перспективе вполне возможен настоящий прорыв.

Мы в «Росатоме» особенно активно занимаемся развитием нашей системы замкнутого цикла использования топлива, ориентируясь на идеи переработки продуктов распада (fission material recycling). Поэтому мне трудно говорить в этой связи о «мусоре», потому что из него в рамках полного цикла вполне можно извлекать ценные вещества и энергию. Ученые-ядерщики говорят о «декомпозиции» и «трансмутации». Наряду с переработкой значительной части ядерных отходов эти процессы обещают существенное сокращение доли реального ядерного мусора, а также сокращение сроков его радиоактивного излучения до 300 лет и меньше.

На полигоне в Белоярске в окрестностях Екатеринбурга у «Росатома» уже более 30 лет есть мощные быстрые реакторы, куда уже свозится «ядерный мусор» из переработанного плутониевого ядерного топлива. А в сибирском городке Северске в Томской области мы строим еще один реактор нового поколения «Брест-300», в основе работы которого будет лежать переработка ядерного топлива внутри самого реактора. Одновременно с этим реактором мы строим также перерабатывающую установку, которая будет производить новое топливо на основе урана и плутония.

Запланировано также добавление так называемых минорных актинидов, опасных и долгоживущих частиц отработанных топливных элементов, которые должны быть подвергнуты трансмутации с помощью быстрых нейтронов в реакторе. Там сейчас ведется строительство реактора на жидкой соли, работа которого будет строиться на базе трансмутации этих минорных актинидов. Мы поставили перед собой амбициозную задачу сделать «декомпозицию» и «трансмутацию» стандартными процедурами в процессе утилизации ядерных веществ. При этом мы заинтересованы в сотрудничестве с другими странами, занимающимися атомной энергетикой.

Избавить человечество от радиоактивного «наследия»

Впрочем, для полной отладки этого процесса требуется еще великое множество исследований. Мы приглашаем к сотрудничеству ученых со всего мира — и особенно наших немецких коллег.

Идея о положительном вкладе атомной энергии в защиту климата имеет в наши дни много сторонников. Ее противники, в свою очередь, указывают на потенциал опасности, растущий по мере того, как проблема утилизации ядерных отходов остается нерешенной. При этом обе стороны признают, что необходимо найти безопасные и экономически разумные методы утилизации ядерных отходов. При этом тесное научное сотрудничество с моей страной вполне могло бы способствовать тому, что мы с помощью высоких технологий справимся с вызовом, связанным с переработкой радиоактивных отходов и максимально увеличим и без того большой потенциал атомной энергии в вопросах защиты климата.

Шанс на то, чтобы в обозримом будущем с помощью новых технологий избавить человечество от значительной части тяжкого ядерного «наследия» и ограничить радиоактивное излучение «остального» мусора — разве это не альтернатива для бесконечных дебатов о месте окончательного захоронения ядерных отходов?

Окончательное решение по этому поводу могут принять только сами немцы. Мы же можем предложить им диалог и по-партнерски поделиться с ними опытом.

Автор данного комментария — заместитель генерального директора российского государственного концерна «Росатом» Николай Спасский, отвечающий за международные отношения. Ранее он работал в МИД РФ, в 1997-2004 годах был послом РФ и Италии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.