Эта юная фигуристка в сверкающем сиреневом платье и с тонкой золотой цепочкой на шее должна была околдовать публику. Она должна была победить.

Но она потерпела полное фиаско. После прыжка, который она обычно и во сне может сделать, она приземлилась на две ноги. Дальше был тулуп — он вообще не получился.

Александра Трусова из России — одна из лучших фигуристок в мире. Но ее короткая программа на Чемпионате мира стала настоящей катастрофой. Тренер выбрал более легкий, но надежный путь, и убрал из программы самый сложный прыжок — тройной аксель. Цель была откатать чисто.

В результате не получились даже более простые прыжки.

Что же сделала Трусова? Она собралась и пообещала исполнить пять четверных прыжков в произвольной программе. Это самые сложные прыжки в мире. Их делают не все мужчины.

А она выполнит пять.

Дважды она падала на холодный твердый лед. Но три прыжка получились. И этого хватило на бронзу.

Фигурное катание — спорт, в котором за ничтожную долю секунды можно превратиться из грациозного эльфа в человека, который просто грохнулся задом на жесткий лед. Я часто задумывалась, какие при этом ощущения. Физическая боль в сочетании со жгучим разочарованием и унижением. А в первую очередь — непреложное понимание, что сейчас все равно нужно как можно быстрее снова встать на ноги, будто неваляшка. И спасти то, что еще можно спасти.

Не сдаваться.

Именно так мы должны мыслить, когда речь идет о климате.

В ноябре 2021 года ООН проводит встречу по климату в Глазго. Чего-то впечатляющего и красивого вряд ли стоит ждать. Зато наверняка будут уродливые и болезненные падения на задницу и дешевые попытки заработать себе репутацию из ничего. Ими полна вся климатическая работа.

Думаю, каждому, кто следит за темой климата, знакомы эти чувства — подавленность и стыд. Ощущение, что во всем этом нет никакого смысла. Что с нашими выбросами мы никак не сможем выполнить цели Парижского договора и сдержать среднее повышение температуры по миру в пределах двух градусов.

ЕС откорректировал свои цели, и теперь к 2030 году намерен снизить выбросы не на 40%, а как минимум на 55%. Выглядит это неплохо, но эксперты говорят, что на самом деле нужно снижение как минимум на 65%, чтобы достичь главной климатической цели. Китай пообещал к 2060 году добиться климатической нейтральности. Звучит масштабно. Но остальной мир поставил себе цель на 2050 год, а Китай — крупнейший источник парниковых газов в мире.

Китайский список причин, почему именно Китаю надо строить новые угольные электростанции, бесконечен. Да и у ЕС полно отговорок, чтобы не корректировать климатические цели согласно рекомендациям экспертов. Похоже на то, как представители западного среднего класса пытаются объяснить, почему именно у них есть особое право ежегодно летать в Таиланд.

Вот в такие-то моменты и нужно мыслить, как Александра Трусова.

Просто вставать на ноги снова и снова.

Трусова знала, что у нее будет еще один шанс в произвольной программе. А вот у нас другого шанса не будет, если мы позволим климатическим изменениям зайти так далеко, что они станут необратимыми.

Тому, кто не в силах погрузиться в этот вопрос, конечно, плевать, что белые медведи и моржи останутся только в зоопарках. Но игнорировать рост уровня моря нельзя никому, как и то, что человечество без биологического разнообразия просто не выживет.

Вот где вступает в игру философия Трусовой. После провала в короткой программе она сказала, что не сможет откатать слишком легкую программу — просто наделает еще больше ошибок. Ей с самого начала нужна сложная программа, чтобы достигнуть своего истинного уровня.

То же самое касается и климатической работы. Сразу ставить планку слишком низко — значит саботировать всю работу. Так нам не преуспеть.

Задавать сложные цели и терпеть падения — порой единственный способ двигаться вперед.

И каждый раз, когда у нас опускаются руки, мы можем вспомнить о Трусовой. С 12-го места до бронзы — только потому, что заупрямилась и настояла на пяти четверных прыжках.

Я полностью осознаю, что климат, вероятно, не потерпит трех успехов из пяти. Возможно, нам необходимо исполнить все пять четверных без единого падения. Так что лучше всего заложить в программу семь.

Какой еще у нас выбор?

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.