Москва — Недавние действий российского интернет-цензора (имеется в виду Роскомнадзор — прим. ред.), направленные на замедление работы Twitter, свидетельствуют о решимости России бросить вызов Кремниевой долине, а также является тестом для ее новой инфраструктуры «суверенного интернета». То есть сети компьютерных коммуникаций, дерзающих быть менее зависимыми от западных технологических компаний.

Установление более жесткого контроля над иностранными социальными сетями — а они являются самой крупной платформой для инакомыслия в России — стало сейчас актуальной задачей для Кремля. Это произошло после того, как сторонники находящегося в тюрьме оппозиционного активиста Алексея Навального в январе нынешнего года отважно использовали иностранные сети их для организации акций протеста по всей стране.

Москва пригрозила запретить Twitter, если эта социальная сеть не удалит относящихся к 2017 году 3168 постов, в которых, по мнению российских властей, содержатся призывы к незаконной деятельности (автор недоговаривает — в претензиях Роскомнадзора насчет неудаленных материалов речь шла о детской порнографии и склонении несовершеннолетних к самоубийству — прим. ред.). Это предостережение было направлено после слов президента Владимира Путина о том, что общество «может разрушиться изнутри» в одном случае. А именно тогда, когда Интернет перестанет «подчиняться не только формальным юридическим правилам, но и моральным законам общества».

В понедельник цензор несколько смягчил свою позицию и сообщил о том, что Twitter удалил 1900 спорных постов. По мнению цензора, замедление Twitter будет продлено до середины мая, и это делается для того, чтобы заставить эту компанию полностью выполнить все требования закона.

Представители Twitter заявили о том, что на прошлой неделе состоялись «конструктивные переговоры» с российскими властями, в ходе которых представители это социальной сети сделали такое заявление: «Мы подтверждаем, что мы не позволим использовать Twitter для каких-либо незаконных действий или для поддержки незаконной активности». Представители Twitter осудили отключения в интернете, а также поддерживаемые государством попытки лишить голоса общественный диалог.

Действия, направленные против крупных технологических компаний, связаны с определенными рисками. Замедление работы Twitter в прошлом месяце привело к тому, что уже через несколько часов вебсайты Кремля, российского парламента и нескольких правительственных ведомств оказались в офф-лайне. Имел проблемы и сам цензор по имени Роскомнадзор, что свидетельствует о зависимости Москвы от иностранной интернет-инфраструктуры.

Суверенный интернет, по сути, это параллельная веб-сеть, работающая исключительно на российских серверах. Его введение в России означало бы катастрофу для Запада: у России бы появилась технология, позволяющая избирательно убирать опасный для государства иностранный контент без риска нанесения сопутствующего ущерба всему обществу. Российские цензоры считают, что они усвоили уроки после катастрофической попытки запретить приложение Telegram в 2018 году, что привело к остановке работы 16 миллионов не связанных с этим конфликтом сайтов. Напомним, что сам Telegram тогда устоял и продолжает быть доступным. Он даже увеличил свою аудиторию с 10 миллионов до 30 миллионов.

Ограничения в отношении Twitter — это первое значительное использование суверенного интернета с помощью технологии, получившей название «глубокая инспекция пакетов» (deep packet inspection), которая, в теории, предоставляет цензорам возможность фильтровать отдельные страницы, не затрагивая одновременно тысячи других страниц.

«Это шаг вперед для государства, стремящегося к установлению контроля над всей интернет-инфраструктурой, даже если полный контроль пока невозможен. Это технология целевого контроля контента на основе вдруг возникшей (ad hoc) необходимости. И одновременно это послание в адрес интернет-компаний следующего содержания: «Не могли бы вы, пожалуйста, блокировать этот веб-сайт. Теперь у них есть такой рычаг для контроля», — подчеркнула Алена Епифанова (Alena Epifanova), научный сотрудник расположенного в Берлине Немецкого общества по внешней политике (German Council on Foreign Relations).

Первоначальные результаты показывают, что эта система может давать сбои. Введенное замедление затронуло работу нескольких веб-сайтов с расширением «t.co». Эти сайты также используют Twitter для сокращенных веб-адресов.

«Они пока еще не могут контролировать все серверы компании Twitter, поскольку эта социальная сеть использует различные серверы для своей сети поставки контента, расположенные по всему миру», — отметила Епифанова.

Угроза полного запрета этой социальной сети — как и в случае, когда Москва объявила вне закона сеть LinkedIn — не заставила гигантов Кремниевой долины выполнять российские законы. Крупные иностранные компании отказываются выполнять предписания российских властей относительно локализации данных и запрещенного контента.

Компании поменьше вдохновляются тем, что Facebook и Google тоже не являются уязвимыми для того рода давления со стороны России, которое она использует против местных технологических компаний. Российский интернет-поисковик Яндекс передал Кремлю право использования вето в отношении управления компанией в том случае, если находящиеся в Соединенных Штатах инвесторы попытаются установить свой контроль. Как стало известно, стриминговая платформа ivi отказалась от своих планов по поводу первичного размещения акций, а произошло это после того, как законодатели стали предпринимать такого же рода шаги, направленные на ограничение иностранного финансирования онлайновых развлекательных сайтов.

Российские законодатели не могут получить плацдарм на таких платформах, как YouTube, где у Навального имеется на миллионы больше подписчиков, чем у государственных телевизионных сетей. Поэтому они выступают за запрет тех сайтов, которые «ставят в невыгодное положение» прокремлевские средства массовой информации.

«Западные медиа и общества пытаются представить это дело в весьма искаженном и политизированное виде, как будто мы хотим все блокировать. Но на самом деле, мы сами здесь являемся жертвами, — отметил в ходе интервью Антон Горелкин, депутат Госдумы, который занимается подготовкой общего законопроекта относительно регулирования работы иностранных технологических компаний. — Западные компании здесь работают, зарабатывают миллионы, но не платят налоги и не отвечают на наши совершенно разумные требования».

Россия надеется на то, что угроза запрета, основанного на ее новых технологиях, в конечном итоге, заставит Кремниевую долину соблюдать местные законы.

Горелкин указал на готовность компании Apple выполнять положения нового закона (он является одним из его авторов), в соответствии с которым производители смартфонов должны теперь предустанавливать целый ряд российских приложений. Среди них — программы Яндекса, имеющий наглость составлять конкуренцию почтовым сервисам и облачному хранению Google. А также такие давно забытые мессенджеры, как ICQ.

«У нас очень конкурентный рынок. Если какая-то крупная западная компания решает уйти с нашего рынка, то ничего страшного не происходит, — подчеркнул Горелкин. — Эта часть рынка будет поделена между нашими игроками».

Хотя Россия является одной из немногих стран, имеющих сильные компании, способные конкурировать с представителями Кремниевой долины, в том числе поисковик Яндекс и социальные сети Mail.ru, они продолжают оставаться исключениями на этом рынке, где доминирующее положение занимают западные компании.

Однако, если суверенный интернет значительно затрудняет доступ к западным веб-сайтам, то нужный эффект хоть в чем-то достигается, считает Сергей Санович (Sergei Sanovich), имеющий ученую степень научный сотрудник Центра информационной и технологической политики (Center for Information and Technology Policy) Принстонского университета.

«Есть один рыночный принцип, который уважает российское правительство, и он состоит в том, что потребитель всегда прав. Именно такой подход отличает современных российских руководителей от их советских предшественников и делает их больше похожими на китайских коллег», — отметил Санович.

«Они интерпретируют ситуацию самым циничным образом: только обычные, средние потребители имеют значение. А они будут потреблять все то, что им предлагается, пока этот продукт будет достаточно развлекательным и доступным», — добавил он.

«Они правильно считают, что при переизбытке информации даже очень низкие барьеры на пути к свободной западной платформе могут оказать огромную поддержку альтернативной российской платформе, которую они контролируют», — добавил он.

В подготовке этой статьи принял участие Сиддхарт Венкатарамакришнан (Siddharth Venkataramakrishnan).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.