Время баррикад ушло, и теперь пламя восстания несут вперед хэштеги. В Твиттере постоянно обличают, осуждают и призывают к бойкоту. В 2018 году американские консерваторы нанесли удар по Netflix с помощью #boycottNetflix. Тем самым они хотели выразить протест против поворота платформы в сторону «синих» (демократов), произошедшего за последние годы. Причинами стали выражение президентом компании Ридо Хастингсом симпатий в адрес Демократической партии и его критика Дональда Трампа, сбор директором по контенту Тедом Сарандосом средств для Барака Обамы в ходе его второй избирательной кампании, контракт на большую сумму с семьей Обамы для съемок материалов о ней, появление в совете директоров бывшей советницы прошлого президента США.

Правые консерваторы засыпали руководство Netflix вопросами в соцсетях и написали десятки тысяч возмущенных твитов в надежде на то, что пользователи начнут отменять подписку, но… все их усилия ни к чему не привели. Netflix продолжил головокружительный взлет и лишь обновил рекорд в 2020 году: 204 миллиона подписчиков по всему миру (+37 миллионов за год), оборот в 6,6 миллиарда долларов и 542 миллиона долларов прибыли.

Системный расизм, борьба с патриархатом и интерсекционный феминизм

В целом, создаваемый платформой контент вызывает раздражение консервативно настроенной части населения. Сериалы и фильмы, как ей кажется, со слащавой благожелательностью представляют модные среди части левых идеи вроде интерсекционного феминизма. Netflix пытается средствами кинорепертуара вносить свою лепту в борьбу против «системного расизма». Некоторая часть его контента явно норовит  «разрушить партриархат» (то есть втоптать в грязь мужчин во имя якобы достижимых таким образом равных прав с ними у женщин). Это касается, например, продвигавшегося в начале февраля фильма «Бунтарка», истории о скромной 16-летней девушке, которая анонимно обличает сексизм в своей школе.

Что стоит за протестом против такого тренда? Или это — выходки ярых реакционеров, которым повсюду мерещатся «происки левых»? Или же мир в представлении Netflix действительно несет на себе отпечаток прогрессивизма? В любом случае, любители контента с открыто прогрессисткой тематикой явно получают за потраченные на подписку деньги деньги желанный продукт, а вот о консерваторах этого не скажешь. Обращают на это внимание и СМИ.

Так, бельгийский женский журнал L'Officiel составил список «шести сериалов для просвещения/борьбы с системным расизмом». Buzzfeed отметил «16 сериалов Netflix, которые стоит посмотреть, когда вас тошнит от патриархата». A Konbini выделил «десять сериалов для понимания системного расизма» (идея о том, что расизм неразрывно связан с западным обществом). В числе последних, кстати, оказался сериал «Поза», который как нельзя лучше отражает доминирующую идеологию в левом крыле Демократической партии США. События разворачиваются в Нью-Йорке 1980-х годов и повествуют о множественной дискриминации, с которой сталкивались работницы секс-индустрии, транссексуалки и чернокожие секс-работницы. И вся-то их ошибка была в том, что они напрасно пытались интегрироваться в «гетеронормативное и цисгендерное общество», как утверждает Konbini. «Поза» говорит нам одну очень важную вещь: жизнь черных трансов имеет значение«, — гласит заключение. После просмотра сериала алгоритм перенаправляет зрителя на похожий контент вроде документального фильма о «транс-идентичности» или сериала «Дорогие белые». Краткое содержание: афроамериканская студентка Саманта Уайт берет слово на университетском радио, чтобы осудить расистское поведение в вузе, где ее товарищи не чураются «блекфейса» (грим под черного), и вызывает тем самым злобу и ненависть белых. Критикам Netflix, наверное, можно ответить, что компания ломится в открытую дверь: подобное поведение и так давно уже все осуждают.

Идентичность — вопрос номер один для Запада

Что касается контента собственного производства Netflix, баланс между прогрессизмом и «антипрогрессизмом» определенно не выдержан и явно складывается в пользу первого с риском того, что все это может броситься в глаза. Разумеется, приведенные примеры не отражают весь каталог платформы. Если поискать, в Netflix можно найти фильмы, которые некоторые обвинили бы в продвижении традиционных идей. Например, «Американская ода» Рона Ховарда описывает судьбу забытых многими жителей периферии США. Что касается сериалов, стоит посмотреть израильские, которые снискали успех по всему миру. Залог их успеха в том, что они поднимают тему возвращения религии и вопрос идентичности, который сейчас очень остро стоит во всех западных обществах (Паскаль Брюкнер и Ален Финкелькраут регулярно отражают это в своих работах).

Вышедший в 2014 году «Мекими» представляет историю девушки левых взглядов из Тель-Авива, которая была блестящей телеведущей, но отказалась от телекамер, чтобы вести жизнь ортодоксальной иудейки вместе с любимым мужчиной. В 2020 году драма «Неортодоксальная» рассказала об эмансипации и бегстве в Берлин молодой ортодоксальной американской еврейки. Немалый успех снискал также «Штисель». Перипетии третьего сезона (скрытая беременность, фиктивный брак, несчастная любовь) достойны любовного романа, но сила сериала в том, что он представляет быт ультраортодоксальных иудеев.

Поляризация умов

Означает ли это, что заядлый любитель Netflix превратится в избирателя Бенуа Амона во Франции и примется в США расклеивать на стенах постеры Александрии Окасио-Кортес, депутата Конгресса от Демократической партии и настоящей иконы среди левых? Нет. Причина тому — машинное обучение, то есть алгоритм, который внимательно анализирует поведение пользователя. Алгоритм будет привлекать его внимание к тому или иному видео с помощью специально отобранных кадров и предлагает тем, кто не ищет прогрессистский контент, другие материалы, более подходящие их ценностям и взглядам на мир. Все это напоминает Фейсбук c его пузырем алгоритмов, из-за которого у вас может сложиться впечатление, что большинство людей в мире придерживаются того же мнения, что и вы. В результате каждый лишь укрепляется в вере в собственную правоту. В своей книге Жером Фурке справедливо отмечал «архипелагизацию» общества. Мы пришли к этому, и Netflix не остается в стороне.

 

Комментарии читателей

debout les morts

Ваша статья подтверждает существование проблемы. Netflix пересматривает историю, как это прекрасно умеют делать энтропические «прогрессисты».

MacadamBumper

Статья появилась как нельзя кстати: я задумываюсь о том, продлевать подписку или нет… Складывается впечатление, что нас хотят заставить принять определенные концепции без права на несогласие или нюансы. Netflix продвигает свои политические взгляды под видом общечеловеческих.

anonyme

Жду не дождусь, когда появится сериал о черном Наполеоне-трансгендере.

Intégralité

Для меня главный критерий отбора — дата съемок. Я избегаю всего, что было выпущено за последние годы, из-за безудержной прогрессистской пропаганды. Если поискать, в Netflix можно найти весьма интересные вещи. За последнее время я посмотрел корейский исторический сериал, фильмы с Филиппом Нуаре, Томом Хэнксом и т.д.

Просто нужно искать и не останавливаться на выдвигаемой вперед пропаганде.

francois41

Кредо Netflix: Я — женщина, значит я угнетена и страдаю. Я — меньшинство, значит я угнетено и страдаю. Я — мужчина, значит я угнетаю и заставляю страдать. Повторять перед просмотром сериала.

saint Pat

В идеологии Netflix нет ничего оригинального. Это идеология интернет-гигантов, 99% СМИ, 99,99% мира культуры и т.д. Эта идеология продвигает глобализацию, массовую иммиграцию, направленный против белых расизм. Иначе говоря, это тоталитарная идеология, чья цель — уничтожение Запада.

Hérétique

Так называемая «идеология» Netflix — всего лишь погоня за прибылью и новыми подписчиками.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.