Лондон. «Никто не будет в безопасности, пока не будут в безопасности все» — определяющая мантра эпохи covid-19. В ней — фундаментальная истина. Столкнувшись с вирусом, который не признает границ, ни одна страна не является островом — и альтернативы международной солидарности не существует.

Июньский саммит G7 в Великобритании предоставляет политическим лидерам самых богатых стран мира возможность продемонстрировать эту солидарность. Им следует воспользоваться ею и согласовать финансовый план действий в поддержку борьбы человечества с covid-19, и начинать нужно с равного доступа к вакцинам.

Разработка безопасных и эффективных вакцин против covid-19 стала научным триумфом. Новые партнерства с участием правительств, бизнеса, филантропов и многосторонних организаций протестировали, доставили и начали применять вакцины в рекордно короткие сроки. Access to covid-19 Tools Accelerator (ACT-A, ускоритель доступа к средствам от covid-19), уникальное партнерство между Всемирной организацией здравоохранения и другими организациями, обеспечивает многостороннюю основу для сотрудничества в области диагностики, лечения и вакцинирования. Центр глобального доступа к вакцинам против covid-19 (COVAX), ключевой элемент этого партнерства, на сегодняшний день предоставил в общей сложности 40 миллионов доз в более чем 100 стран.

Несмотря на эти достижения, неравенство в доступе к вакцинам увеличивается с каждым днем. На страны с высоким уровнем доходов, где проживает 16% населения мира, приходится более половины подтвержденных заказов на вакцины, или около 4,6 миллиарда доз, что в некоторых случаях превышает необходимое для полной вакцинации населения количество в несколько раз. На долю беднейших развивающихся стран, где населения в два раза больше, приходится более чем вдвое меньше подтвержденных заказов. Текущие поставки в страны Африки к югу от Сахары охватывают менее 1% населения. В то время как богатые страны проводят иммунизацию более молодых и более здоровых групп граждан, медицинские работники в Мозамбике, Непале и Боливии борются с пандемией без защиты, в результате чего гибнут люди.

Разрыв в распределении вакцин подчеркивает вопиющую несправедливость. В то время как страны «Большой семерки» находятся на пути к достижению 70% охвата к концу 2021 года, некоторые из беднейших стран при нынешних тенденциях не достигнут этого уровня до 2024 года. Это зловеще напоминает первоначальную реакцию на кризис ВИЧ/СПИДа, когда Африка и другие развивающиеся регионы оказались в конце очереди за антиретровирусными препаратами, которые были широко доступны в богатых странах. Задержка в доставке унесла жизни около 12 миллионов человек.

Оставить бедные страны мира позади в гонке за вакцинацию от covid-19 — это катастрофический моральный провал. Кроме того, это акт разрушительного самоповреждения. Поскольку коронавирус распространяется и мутирует среди неиммунизированных групп населения, он будет представлять угрозу общественному здоровью людей во всем мире, в том числе в самых богатых странах. Более того, сбой на рынке, вызванный низкими показателями иммунизации в развивающихся странах, может стоить мировой экономике 9,2 триллиона долларов, причем половина потерь придется на страны с развитой экономикой.

Короче говоря, у необходимости безотлагательных коллективных действий по достижению справедливости в отношении распределения вакцин существует огромное этическое, эпидемиологическое и экономическое обоснование. Чем решительнее мы будем действовать в качестве единого человеческого сообщества, тем больше будет спасено жизней и тем быстрее мы добьемся восстановления экономики.

Задача состоит в том, чтобы обеспечить доступность и разумную цену вакцинации для всех стран. Мы не сможем решить эту проблему только за счет добровольных пожертвований, двусторонних сделок вне COVAX и безудержного вакцинного национализма, который до сих пор характеризовал ответные меры богатых стран.

Пришло время для смелых действий. Страны G7 должны в срочном порядке расширить свою поддержку ACT-A, продолжая при этом поддерживать усилия по обеспечению достаточного снабжения вакцинами развивающихся стран. Чтобы создать эффективную глобальную защиту от covid-19 и будущих угроз пандемии, нам нужен равноправный обмен вакцинами и открытый обмен ноу-хау, информацией и технологиями для развития сложных производственных мощностей там, где они необходимы. Отказ от прав интеллектуальной собственности на время пандемии поможет облегчить совместное использование, увеличить производство и снизить цены. Народный альянс за вакцины мобилизует поддержку за отказ от этих прав, а правительства Южной Африки и Индии представили соответствующие предложения во Всемирную торговую организацию.

Чего не хватает, так это плана финансирования, который можно запустить на фундаменте, созданном ACT-A. Саммит G7 может сыграть здесь решающую роль. Политические лидеры должны согласиться профинансировать глобальный план, направленный на достижение целей всех стран в отношении вакцинации к концу этого года, с привлечением всех, кто хочет добиться иммунизации населения к концу 2022 года. Африканские центры по контролю и профилактике заболеваний поставили перед собой цель добиться 60% охвата региона к этой дате.

Для достижения этой цели от G7 требуются обязательства в размере около 30 миллиардов долларов в год в течение следующих двух лет, а также более обширные меры по поддержке самообеспечения вакцинами. Это также поможет закрыть текущий дефицит финансирования ACT-A в этом году в размере около 22 миллиардов долларов. Президент Южной Африки Рамафоса и премьер-министр Норвегии Эрна Сольберг написали правительствам письма с предложением создать глобальную договоренность о распределении финансового бремени на основе относительного экономического веса стран. Мы поддерживаем этот подход — и один из нас (Браун) предложил его принять на саммите G7.

Могут ли страны G7 позволить себе составленный нами план? Мы предлагаем лидерам перевернуть этот вопрос с ног на голову: могут ли они позволить себе не вкладываться в решение этой проблемы? Требуемое финансирование примерно сопоставимо с расходами, которые страны «Большой семерки» могут позволить себе в течение каждых двух недель в связи с нарушениями в торговле, вызванные ограниченным доступом к вакцинам. Кроме того, справедливое распределение вакцин обязательно окупится. По оценкам Международного Валютного Фонда, страны с развитой экономикой могут получить более 1 триллиона долларов дополнительных доходов от ускорения экономического восстановления за счет ускоренной глобальной вакцинации — 16 долларов прибыли на каждый вложенный доллар.

В распоряжении правительств G7 имеются несколько готовых механизмов финансирования. Они могли бы согласиться выпустить через Международный финансовый фонд иммунизации облигации на вакцину против covid-19 на сумму 10-15 миллиардов долларов. Еще одним вариантом является страхование гарантий риска для финансирования covid-19, предоставляемого через Всемирный банк и другие многосторонние финансовые учреждения. Имея защищенный кредитный рейтинг «три-А», Всемирный банк мог бы мобилизовать 4-5 долларов на каждый доллар, предоставленный в виде гарантий.

Правительства Большой семерки могли бы воспользоваться своим статусом ключевых акционеров в МВФ и Всемирном банке и внедрить для обоих институтов более амбициозный подход к использованию ресурсов для реагирования на covid-19. Страны с низкими доходами, столкнувшиеся со смертельной комбинацией замедленного роста, неприемлемого уровня долга и ограниченного бюджетного пространства, срочно нуждаются в финансовой поддержке. По недавним оценкам МВФ, для сдерживания пандемии потребуются дополнительные 200 миллиардов долларов, включая финансирование систем здравоохранения и программ вакцинации.

Поскольку Соединенные Штаты в принципе согласились на новую эмиссию специальных прав заимствования на 650 миллиардов долларов (СДР, резервный актив МВФ), которые по сути являются новыми международными деньгами, это дает возможность повысить ликвидность и сократить дефицит финансирования. Правительства стран «Большой семерки» могут согласиться удвоить объем СДР для стран с низким уровнем дохода, что принесет борьбе с пандемией дополнительные 42 миллиарда долларов. Они также могут задаться вопросом, почему более 40 бедных стран по-прежнему тратят на обслуживание долга больше, чем на здравоохранение, и обеспечить перевод невыплаченных долговых обязательств в вакцины, которые спасают жизни.

Разумеется, финансы составляют лишь часть уравнения. Управление играет не менее важную роль. Мы должны проследить за тем, чтобы все правительства и представители гражданского общества имели право голоса в формировании международного сотрудничества. Всемирная ассамблея здравоохранения предлагает многостороннюю платформу для реализации этого права — и она играет ключевую роль в достижении справедливости в отношении распределения вакцин.

Бенджамин Франклин предупреждал авторов Декларации независимости Америки об опасности разделения перед лицом могущественного врага. «Нам действительно необходимо держаться вместе, — утверждал он, — иначе нас перевешают по отдельности». Столкнувшись с этой смертоносной пандемией, лидеры G7 должны проявить глобальную солидарность. От этого зависят безопасность их граждан и надежды всего мира.

Гордон Браун — бывший премьер-министр и канцлер казначейства Соединенного Королевства, является Специальным посланником ООН по глобальному образованию и председателем Международной комиссии по финансированию глобальных возможностей в области образования. Он возглавляет Консультативный совет Фонда Катализатора.

Винни Бьянима — исполнительный директор ЮНЭЙДС.

Тедрос Адханом Гебрейесус — бывший министр иностранных дел Эфиопии, является генеральным директором Всемирной организации здравоохранения.

Граса Машель — основатель траста «Граса Мечел».

Кен Офори-Атта — министр финансов Ганы.

Мэри Робинсон — бывший президент Ирландии и Верховный комиссар ООН по правам человека, является председателем Совета старейшин.

Кевин Уоткинс — генеральный директор Save the Children UK.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.