Россия — один из крупнейших в мире производителей природного газа, который она с большим успехом экспортирует. Но в российской глубинке многим семьям все еще приходится ждать газификации. Например, в Псковской области на западе России газом обеспечены меньше половины хозяйств.

Торошино — село с 800 жителями совсем рядом с городом Псковом на западе России. Асфальтированная дорога вьется по сонному селу, где все окрашено в серые тона: простые деревянные дома, советские кирпичные здания и пришедший в упадок дом культуры. Единственное, что выделяется на этом фоне, — ярко-желтый фасад магазина.

Сюда, в Торошино, газовые трубы так и не провели, и людям приходится топить дровами. Но когда в апреле президент Путин обращался к нации, он пообещал, что не позднее 2030 года все хозяйства будут обеспечены газом.

«Я в этом селе живу с 1976 года, и все только хуже становится, — с иронией отвечает пенсионерка Нина Михайлова, которой мы напомнили об обещании президента. — У нас в селе все выживают как могут. Это только по телевизору показывают, что народу хорошо живется, посмотришь, так ощущение, что газ есть повсюду. Но только не здесь».

Старые обещания

Скамья у магазина помогает Нине Михайловой вести собственный маленький бизнес. Полгода она тут сидит и торгует овощами с собственного огорода. Сезон уже приближается, так что сегодня она пришла сюда немного прибрать.

В Псковской области лишь у 44% хозяйств есть доступ к газу. По всей стране эта доля выше: в среднем 70%.

Еще в 2005 году президент Путин пообещал, что всю страну быстро газифицируют, но, хотя начало было хорошим, процесс очень скоро забуксовал — во многом из-за российской бюрократии и коррупции.

Вместо этого путинская Россия делает ставку на экспорт газа на мировой рынок. Нина Михайлова живет в советском кирпичном доме неподалеку. Возле двери лежит большая груда дров.

«Весь дом топится дровами, — рассказывает она. — А на кухне у меня установлен 40-литровый баллон газа. Но это ужасно дорого, и газ все время еще дорожает. Наша страна становится богаче, но во всяком случае здесь этого не видно».

«Конечно, я хочу, чтобы сюда провели газ, хочу жить по-человечески, — продолжает она. — Но за эту трубу сначала надо заплатить, а это рискованно. Потому что порядка в этой стране нет».

Нина Михайлова категорически не хочет фотографироваться, потому что «в нынешние времена все мы под неусыпным контролем».

Вовсе не бесплатно

Единственная достопримечательность села — советский дом культуры, построенный в стиле сталинского ампира. Здание заброшено и заколочено, и сейчас оно дожидается лучших времен.

Поблизости от дома есть водозаборная колонка, откуда местные жители носят в ведрах питьевую воду. Трубы старой сельской водонапорной башни проржавели, насос постоянно ломается. Внезапно появляется почтальон на красно-белом велосипеде. Она останавливается у деревянного дома, чтобы оставить почту.

«Откуда я возьму деньги, чтобы провести эту газовую трубу в свой дом?— задается вопросом почтальон Надежда. — Она сама очень дорогая, да еще к ней нужна куча оборудования. А у меня зарплата всего 11 000 рублей, при том, что вся система обойдется минимум в 150 000. И у других сельчан таких денег тоже нет».

Обещание бесплатного газа от президента Путина — это лишь полуправда.

Потребитель должен сам заплатить за фрагмент трубы, который пройдет по его собственному участку. И эта сумма для большей части жителей российской глубинки просто астрономическая.

У Надежды собственный дом в селе, и она тоже топит дровами.

«Ясное дело, в принципе я хочу газ, ужасно устала возиться с дровами, — говорит она. — Но это слишком дорого. Да и все остальное постоянно дорожает. Единственное, что неизменно, — это моя зарплата. За последние шесть лет ее ни разу не поднимали».

Сельская активистка

У магазина Зоя Балук привязывает коробку с кошачьим кормом к багажнику велосипеда. Балук лет 60, и именно она активнее всех занимается в селе вопросом газа.

«Я звоню Путину каждый год и требую провести сюда газ, — говорит она решительно. — Путин, конечно, замечательный президент, но все портят местные бюрократы».

За последние годы Балук написала бесчисленное количество писем властям. Она проводила в селе собрания, чтобы обсудить газовый вопрос. Но все напрасно.

«Местные бюрократы обманули народ, сказав, что это будет так дорого. Вот люди и начали сомневаться. Но на самом деле это не так. Если все жители села будут участвовать, получится значительно дешевле».

«Но эти чиновники пальцем о палец ударить не хотят, поэтому распускают всякое вранье, — продолжает Балук. — Газ — это будущее. Не будет газа, вымрет и село».

Недавно государственная газовая компания Газпром пообещала в ближайшие пять лет обеспечить газом жалких 28 населенных пунктов Псковской области. Торошина в этом списке нет.

Балук садится на велосипед и уезжает, но вдруг тормозит и оборачивается.

«Они просто бросили народ в этом селе, — говорит она. — Страна же кучу газа экспортирует. А как же мы? Может быть, люди наши не заслужили такого?! Но народ очень пассивный. Очень жаль, что так».

«Честно говоря, я понять не могу, почему мы по-прежнему живем так бедно», — говорит она и укатывает прочь.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.