Многочисленные сложности марафона, которым является пандемия коронавируса, скрывают за собой простую гипотезу: если коронавирус оказывается среди уязвимого населения, и эти люди свободно перемещаются, то среди них будет происходить существенное контактное заражение. В 2020 и 2021 гг. мы наблюдали это по всему миру, включая недавнюю вспышку в Индии.

Можем ли мы ожидать в будущем ситуации, напоминающие индийскую, — с быстрым ростом заболеваемости и перегрузкой системы здравоохранения? Если ответить кратко — к сожалению, да.

В мае 2021 года в мире наблюдается вдохновляющий спад суточного числа случаев, но, несмотря на это, уровень активных случаев остается очень высоким. Общемировая статистика маскирует огромную разницу между странами и регионами. Развертывание глобальной вакцинации прогрессирует медленно, поэтому большая часть мира остается уязвимой к covid-19. Эти факторы означают, что есть потенциал для дальнейших вспышек, напоминающих индийскую.

Взглянув на Непал, мы можем увидеть развитие похожего сценария. Есть и другие страны, в которых существенно растет число случаев. Многие тревожно следят за событиями в Латинской Америке, Юго-Восточной Азии и в некоторых островных государствах.

Кто еще в зоне риска?

По данным сайта Our World in Data на 19 мая, самый большой рост числа случаев наблюдается в Тиморе, Лаосе, Таиланде, Камбодже, Фиджи и Монголии — там число случаев выросло в два раза за короткий период времени (от 16 до 23 дней. Для сравнения: перед второй волной в Индии число случаев удвоилось за 43 дня). Число смертей удвоилось наиболее быстро в Тиморе, Таиланде, Монголии, Камбодже и Уругвае (от 4 до 31 дней).

Для таких стран, как Лаос, Таиланд, Камбоджа и Вьетнам (который пока хвалят), основная проблема — это уязвимость к covid-19. У них было зафиксировано мало случаев в прошлом, поэтому немногие обладают естественным иммунитетом. Сейчас они столкнулись со вспышками, при этом, не имея возможности обеспечить достаточную поставку вакцин. В Таиланде и Вьетнаме первую дозу вакцины получили лишь 2% и 1% населения соответственно.

В других странах основной проблемой является перемещение населения. Например, Япония скоро будет проводить у себя Олимпийские игры, на которые приедут спортсмены, тренеры, почетные гости и СМИ со всех уголков мира. Несмотря на более интенсивное распределение вакцин в прошлом месяце, программа остается медленной — пока первую дозу получили лишь 4% населения. На мой взгляд, в этом году не стоит проводить Олимпиаду.

Латинская Америка продолжает тяжело страдать от covid-19, поэтому остается в зоне риска. Аргентина, Уругвай, Коста-Рика и Колумбия остаются в первом десятке стран с самым высоким числом заболевших за сутки на 1 миллион человек. С другой стороны, Африка к югу от Сахары, на первый взгляд, (кроме некоторых исключений) справляется с пандемией относительно неплохо. Ранний и жесткий ответ ее стран на пандемию оценивают высоко — они выучили урок западноафриканской вспышки Эболы в 2013-2016 гг.

Работая с неточными данными

Конечно, выводы нужно делать аккуратно. Фиксировать качественные данные в режиме реального времени во время чрезвычайной ситуации в области здравоохранения сложно. К тому же данные эти отрывочные, и из большинства уголков мира они приходят медленно. Насколько быстро передается заболевание в лагерях для беженцев и горячих точках совершенно неизвестно. Некоторые уязвимые места могут оказаться незамеченными.

На сообщение данных может влиять и местная политика. Некоторые страны, например, Танзания, решили скрыть тяжесть ситуации. Бывший президент Танзании, Джон Магуфули умер в марте 2021 года. СМИ предполагают, что он умер от covid-19, так как сообщалось о неконтролируемых вспышках заболевания в стране и резком росте числа смертей. Но, по официальным данным, Танзания мало пострадала от covid-19.

Похожая ситуация наблюдается в Беларуси, которая отказалась воспринимать вирус как серьезную угрозу. Она сообщает о небольшом коэффициенте смертности (27,8 на 100 тысяч). Но Институт показателей и оценки здоровья смоделировал настоящий коэффициент смертности в стране, и он оказался одним из самых больших в Европе — 472,2 на 100 тысяч человек. Согласно этой модели, список возглавляет Азербайджан с коэффициентом смертности в 672,7. По официальным же данным — 46,3 на 100 тысяч.

Политика и перемещение

Период выборов и слабость политической власти могут тоже быть интересными факторами, на которые можно взглянуть, пытаясь спрогнозировать вспышку. Политические массовые мероприятия в Индии, вероятно, сыграли свою роль в столь масштабном заражении. Премьер-министр и министр здравоохранения страны побуждали людей приходить, надеясь, что весной Индия уже оказалась на финальной стадии пандемии.

В других странах тоже наблюдались подобные случаи: предвыборная кампания Дональда Трампа в США стала причиной целого ряда случаев масштабного заражения, а в Мьянме зафиксировали нарушения протоколов по covid-19 в ходе предвыборной агитации и массовых скоплений людей. Выборы, состоявшиеся в Мьянме в октябре 2020 года, были встречены самой большой вспышкой этого заболевания в стране. Вскоре после выборов приняли более строгие меры, и число случаев уменьшилось. Страны, поступающие подобным образом, — или как Индия, объявляющие об успехе слишком рано, — могут стать следующими горячими точками пандемии.

Конечно, следующую вспышку может быть трудно определить. Мало кто из нас способен быстро найти Тимор на карте. Но эта нехватка знаний влияет на наше восприятие ситуаций в таких местах и на то, насколько об этих странах говорят в новостях. Сравните Непал и Тимор с Бразилией и Индией — какие из этих стран чаще упоминались в СМИ? К тому же некоторые страны могут делиться некачественными данными — Беларусь, Азербайджан и Россия могут страдать от covid-19 гораздо больше, чем об этом известно.

Появление следующей большой вспышки будет зависеть от «идеального шторма» — совпадения нескольких факторов. Его основой будет слишком медленное развертывание вакцинации и свободное перемещение уязвимых групп населения. Политические мероприятия, крупные фестивали и протесты — это примеры тех скоплений людей, которые могут стать причиной новых вспышек и ускорить заражение, которое быстро перегрузит систему здравоохранения. Но в зависимости от того, где это произойдет, мы можем этого даже не заметить.

Майкл Хэд — старший научный сотрудник кафедры глобального здравоохранения Саутгемптонского университета

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.