После того как судья предоставил отцу Бритни Спирс практически неограниченный контроль над ее жизнью и финансами, взволнованные фанаты не раз задавались вопросом о том, как суд мог видеть в певице человека, неспособного защищать и заботиться о себе, хотя она продолжала работать и давать концерты.

Ее отец и другие люди, участвовавшие в опеке над ней, утверждали, что это была отлаженная машина, позволившая в какой-то момент спасти Спирс от погружения на самое дно и принесшая ей массу пользы, и что певица могла в любой момент положить конец этой опеке.

Между тем сама Спирс долгое время не делала никаких публичных заявлений по этому поводу.

Но теперь, когда в руки репортеров New York Times попали конфиденциальные судебные материалы, выяснилось, что 39-летняя Спирс ранее не раз выражала несогласие с условиями опеки над ней и делала это гораздо чаще, чем многие полагали. Согласно новым данным, условия опекунства над ней ограничивали ее во всех сферах жизни, начиная с того, с кем она могла встречаться, заканчивая тем, какого цвета будут фасады ее кухонного гарнитура.

В своем отчете от 2016 года судебный следователь написал, что, по словам Спирс, «опекунство стало инструментом подавления и контроля, которое применяется против нее». В отчете говорилось, что в беседе со следователем Спирс призналась, что условия опекунства над ней предполагают «слишком много контроля».

Спирс сообщила следователю, что она хочет положить конец опекунству как можно скорее. «Она устала от того, что ей пользуются. Она сказала, что она единственная, кто работает и зарабатывает деньги, но все вокруг нее пользуются этими деньгами», — написал следователь в своем отчете.

В 2019 году Спирс сообщила суду, что в соответствии с условиями опеки ее принуждали оставаться в психиатрической больнице и выступать с концертами против ее воли.

Большую часть времени жизнью и финансами певицы распоряжался ее отец Джеймс Спирс (James P. Spears). Его назначили опекуном Бритни в 2008 году вскоре после того, как она дважды попала в больницу для принудительного психиатрического освидетельствования после целой серии публичных выходок на фоне злоупотребления алкоголем и наркотиками.

Согласно судебным материалам, полученным изданием New York Times, Спирс пыталась оспорить пригодность ее отца на роль опекуна. Еще в 2014 году в ходе закрытого слушания назначенный судом адвокат Спирс — Сэмюэл Ингэм (Samuel D. Ingham) — заявил, что она хочет лишить своего отца статуса опекуна, ссылаясь помимо прочего на его пристрастие к алкоголю.

В 2020 году Ингэм сообщил судье, что Спирс «боялась своего отца», который продолжает распоряжаться ее состоянием, достигающем почти 60 миллионов долларов.

В среду, 23 июня, Спирс должна будет обратиться напрямую к суду Лос-Анджелеса — она попросила организовать это в ускоренном порядке. Пока неизвестно, будет ли ее заявление обнародовано, однако ожидается, что главной темой ее обращения к суду станут ее отношения с отцом.

Представители 68-летнего Джеймса Спирса отказались дать комментарии, сославшись на незавершенность судебного процесса. Однако ранее они заявляли, что опекунство над Спирс необходимо, чтобы защитить ее от возможных злоупотреблений ее состоянием и что Джейми Спирс является ответственным отцом, которым движет любовь к дочери.

«В любой момент, когда Бритни захочет положить конец опеке над ней, она может попросить своего адвоката подать соответствующее прощение. У нее действительно есть такое право, однако за 13 лет она ни разу им не воспользовалась, — подчеркнула Вивиан Ли Торин (Vivian Lee Thoreen), адвокат Джеймса Спирса, в интервью журналу People ранее в этом году. — Бритни знает, что отец ее любит и что он всегда будет рядом, когда и если ей это потребуется, — как это всегда было, независимо от условий опеки».

Отношения Бритни с отцом всегда были сложными и неблагополучными, о чем свидетельствуют судебные материалы и рассказы множества людей, знакомых с их семьей. Однако эта динамика приобрела еще более мрачный окрас после того, как Джеймс Спирс — который лечился от алкоголизма и не раз сталкивался с обвинениями в физическом и вербальном насилии, — решил взять на себя главную роль в борьбе с демонами своей взрослой дочери.

Бритни утверждала, что отец «помешался» на ней и хотел контролировать все аспекты ее жизни, о чем свидетельствует отчет следователя. Она даже не могла заводить друзей без его разрешения.

Несмотря на то, что Бритни заработала миллионы на своей успешной резиденции в Лас-Вегасе, сама она получала на личные расходы лишь 2000 долларов в неделю.

По словам Спирс, любые ее ошибки оборачивались «очень серьезными» последствиями. Она призналась, что опекунство над ней «связано с огромным количеством страха».

В 2016 году после бесед с самой Спирс, с ее опекунами и врачами специально назначенный следователь пришел к выводу, что сохранение режима опекунства отвечает лучшим интересам певицы — в силу ее подверженности ненадлежащему влиянию и «периодически случающихся» злоупотреблений запрещенными веществами. Однако в отчете следователя все же содержался призыв к тому, чтобы найти «путь к независимости и, в конечном счете, к прекращению опеки».

Эти судебные материалы представляют собой лишь краткое описание состояния Бритни Спирс и развития событий в рамках этой 13-летней саги. Тем не менее в них очень подробно отражено недовольство Спирс режимом опеки над ней, а также тем, что ее тревоги касательно поведения отца не рассматривались должным образом.

По словам экспертов, условия опеки должны быть основаны в первую очередь на желаниях лица, которое находится под опекой, и быть направлены на то, чтобы в итоге этот человек мог вновь обрести независимость. Предполагается, что назначение опеки — это последнее средство помощи тем людям, которые не могут самостоятельно о себе позаботиться, то есть людям с инвалидностью или пожилым людям, страдающим старческим слабоумием. Между тем Бритни Спирс более десяти лет выступала на сцене и зарабатывала деньги.

Джеймс и Бритни

Судебные материалы свидетельствуют о том, что в основе борьбы за опекунство лежит очень непростая история семьи.

Дебби Сандерс Кросс (Debbie Sanders Cross), первая супруга Джеймса Спирса, которая поддерживает с ним дружеские отношения, сказала, что его собственное «очень тяжелое детство» повлияло на его взгляды и убеждения. «Я считаю, что именно поэтому он пытается так активно заботиться о Бритни», — сказала она.

Джеймс Спирс провел большую часть жизни в Кенвуде, небольшом городке в Луизиане, где он был многообещающим квотербеком. Его отец, мастер по ремонту котлов, был чрезвычайно жестким и требовательным. «Его отец был очень суров с ним, но Джеймс его любил и уважал», — вспоминает бывший тренер Джейми Элтон Шоу (Elton Shaw).

В юности Джеймс Спирс пережил трагедию: его мать покончила с собой на могиле своего маленького сына, когда Джеймсу было 13 лет. Кроме того, через четыре года он попал в аварию, в которой погиб его товарищ по команде. Когда ему было 22 года, его арестовали за вождение автомобиля в нетрезвом виде, о чем свидетельствуют материалы прессы.

Когда Линн Спирс (Lynne Spears), вторая супруга Джеймса и мать Бритни, подала на развод в 1980 году, она попросила суд выписать постановление о временных ограничительных мерах, потому что боялась, что он «разозлится, когда ему вручат эти бумаги» и может напасть на нее и причинить вред, «особенно если он употребляет алкогольные напитки, как он делал ранее».

Позже супруги помирились, но нестабильность Джейми преследовала Бритни все ее детство. В своих мемуарах 2008 года Линн написала о годах «словесных оскорблений, несдержанности» и «неустойчивого поведения».

Семья испытывала финансовые трудности, и в 1998 году, всего за несколько месяцев до релиза первого альбома Бритни Спирс, семья объявила себя банкротом. Супруги развелись в 2002 году. Позже Бритни сказала, что это было «лучшее, что произошло с нашей семьей».

Джеймс Спирс присутствовал в жизни своей дочери в период ее превращения в поп-звезду лишь эпизодически. В 2004 году, согласно материалам дела, он по настоянию дочери попал в реабилитационный центр, где лечился от алкоголизма.

Но к 2007 году уже сама Бритни столкнулась с серьезными проблемами. Унижения, которые она была вынуждена терпеть от прессы, преследования папарацци, разговоры о ее психическом состоянии и злоупотреблениях запрещенным веществами, а также борьба за опеку над двумя малолетними сыновьями довели Бритни до срыва.

И в тот момент появился Джеймс Спирс, изъявивший желание прийти на помощь дочери.

Линн написала в своих мемуарах, что Джеймс вместе со своей управляющей Луис Тейлор (Louise M. Taylor) сначала молился и постился, а затем подал в суд прощение установить временную опеку над Бритни. Позже Тейлор стала управляющей имуществом Бритни и организовала ее возвращение на сцену.

Певица заявляла о том, что она не хочет видеть отца в роли своего опекуна, о чем рассказал адвокат, с которым она консультировалась в то время. Но судья Рева Гетц (Reva Goetz), занимавшаяся этим делом, решила, что Бритни не в состоянии самостоятельно найти себе адвоката, и назначила Ингэма — адвоката, который представляет Бритни до сих пор.

В феврале 2008 года, согласно материалам дела, судья Гетц решила, что Джеймс Спирс подходит на роль опекуна, и предоставила ему широкий контроль над жизнью дочери, а также — вместе со вторым опекуном — над ее финансами.

«Все, что он делает, он делает в лучших интересах своей дочери и его семьи», — сказал Митч Ковингтон (Mitch Covington), друг Джеймса Спирса.

Бритни быстро вернулась к работе. В течение года, когда она считалась неспособной позаботиться о себе самостоятельно, она выступила в качестве приглашенного гостя на национальном телевидении, выпустила успешный альбом и начала готовиться к мировому турне, в ходе которого она должна была дать почти 100 концертов по всему миру.

Помимо своей зарплаты опекуна — сейчас она составляет примерно 16 тысяч долларов плюс 2 тысячи долларов на аренду офиса, — суд разрешил Спирсу получать процент от контрактов, подписанных от имени его дочери.

В 2011 году Спирс получил комиссию в размере 2,95% за свою работу в рамках успешного тура Бритни «Femme Fatale». А в 2014 году ему досталось 1,5% от прибыли от выступлений Бритни и продажи различных продуктов, связанных с ее резиденцией в Лас-Вегасе — Piece of Me, — когда почти за 250 выступлений Бритни заработала 138 миллионов долларов.

Двойная роль Джейми Спирса — он должен был следить за соблюдением интересов своей дочери, и при этом он получал все больше доходов каждый раз, когда она давала концерт, — была «пропитана конфликтом» интересов, как сказал Майкл Хенсли (Michael Hensley), юрист из Калифорнии, который не принимает участия в деле Спирс.

Попытки лишить отца статуса опекуна

Согласно конфиденциальным материалам дела, Бритни Спирс считала, что ее отец не подходит на роль человека, способного диктовать правила и управлять ее жизнью.

Первое турне Бритни Спирс после назначения опекуна — The Circus Starring Britney Spears — должно было стать абсолютно «трезвым»: труппе и персоналу было запрещено пить спиртные напитки и энергетики рядом с Бритни, о чем рассказали несколько человек, работавших с певицей.

Бывшая няня и домработница Бритни рассказала, что в тот период времени Джеймс Спирс часто опускался до «словесных оскорблений, нападок, вел себя неподобающим образом и употреблял спиртное», о чем говорится в официальном письме от 2010 года, в котором женщина угрожала подать в суд.

В 2014 году Ингэм сообщил суду, что Бритни убеждена, что ее отец пьет, о чем свидетельствует расшифровка закрытого слушания. Адвокаты, представлявшие сторону опекуна, сообщили, что Джеймс Спирс добровольно согласился регулярно проходить тесты на алкоголь и ни разу не допустил промаха. Но адвокат Джеймса заявил, что он сдал этот тест всего один раз, а потом отказался сдавать тесты повторно, назвав это требование неуместным.

«Совершенно неуместно, — ответил судья. — И кто она такая, чтобы требовать этого от других?»

Ингэм сообщил суду, что его клиентка расстроена тем, что ее мнение не принимается в расчет. «Давая мне этот список требований, она сказала, что она предчувствует, что суд, как это бывало раньше, снова проигнорирует его и закроет глаза на негативные выводы касательно поведения Джеймса Спирса», — сказал Ингэм.

Тогда же Ингэм поднял вопрос о том, что Бритни Спирс хочет выйти из-под опеки своего отца. Она даже упомянула о том, что она может полностью изменить стиль жизни и уйти со сцены, однако добавила, что опекунство мешает ей это сделать.

Судья ответила, что она рассмотрит возможность снятия опеки в том случае, если Бритни Спирс наладит здоровые отношения с терапевтом и в течение года будет успешно проходить тесты на наркотики. Но судья не дала никаких гарантий.

Те, кто присутствовал на слушании, включая судью и адвокатов обеих сторон, высказали предположение, что недовольство в Бритни Спирс разжигал ее бойфренд.

За закрытыми дверями

В 2016 году Бритни Спирс выпустила свой девятый студийный альбом и более 50 раз выступила в Лас-Вегасе. Но за закрытыми дверями она снова протестовала против опекунства, согласно отчету, написанному следователем. (В Калифорнии в делах об опекунстве назначенный судом следователь проводит периодические проверки для судьи.)

Бритни Спирс сообщила следователю, что она «очень зла» на то, как управляют ее жизнью, и рассказала о круглосуточной системе безопасности вокруг нее. В отчете говорится, что ее проверяли на наркотики по несколько раз в неделю, а ее кредитная карта находилась у ее службы безопасности или помощника и она могла пользоваться ей только с их разрешения.

Бритни рассказала следователю, что она хотела сделать косметический ремонт в своем доме, в частности отремонтировать кухонные шкафы, но ее отец запретил ей, объяснив тем, что будет потрачено слишком много денег.

Публичный образ жизни Бритни Спирс мало отражал те переживания, которые она испытывала в своей личной жизни. В своей ленте в Инстаграме она выглядела веселой и дружелюбной. Новая программа в Лас-Вегасе должна была начаться в феврале 2019 года.

Но за месяц до премьеры Бритни Спирс сообщила о «бессрочном перерыве в работе», отменив всю серию своих выступлений. В официальном заявлении сообщалось, что Джеймс Спирс «чуть было не умер» из-за проблем с кишечником и что у отца с дочерью «совершенно особенные отношения».

Весной того года Бритни Спирс появилась на закрытом заседании суда и зачитала свое заявление. Согласно расшифровке, она заявила, что ее поместили в психиатрическую лечебницу против ее воли, не имея на то достаточно веских оснований. По ее словам, это было наказание за то, что она осмелилась постоять за себя и высказывать возражения во время репетиции.

Бритни также заявила, что ее заставляли выступать во время болезни, когда у нее была высокая температура, назвав это одним из самых страшных моментов в ее жизни.

Бритни перечислила все свои недавние достижения, включая турне и релизы новых альбомов. Она заявила, что с ней все в порядке.

Расшифровку того слушания по ошибке обнародовали, и ее фрагменты первым опубликовало издание TMZ.

Лето того года принесло новые проблемы. В августе Джеймс Спирс якобы избил 13-летнего сына Бритни. Никаких исков в суд подано не было, однако отец мальчика Кевин Федерлайн (Kevin Federline) получил постановление суда, запрещающее Джеймсу Спирсу видеться с детьми.

Спустя две недели Джеймс, сославшись на проблемы со здоровьем, временно сложил с себя полномочия опекуна самой Бритни, и его место занял квалифицированный профессионал. Однако Джеймс продолжает контролировать финансы Бритни.

К сентябрю 2020 года всплеск активности в зале суда возвестил о том, что что-то изменилось. Ингэм подал документы, где говорилось, что Бритни «решительно возражает против попыток ее отца скрыть ее борьбу в суде от всеобщих глаз».

Затем Ингэм подал жалобы на то, как Джеймс Спирс управляет финансами Бритни, заявив, что отец певицы заплатил невероятно высокие комиссионные — более 300 тысяч долларов — компании Луис Тейлор. (В суде Джеймс Спирс назвал эту сумму разумной.)

Борьба в суде продолжается, и счета за услуги юристов растут. Ирония состоит в том, что из-за условий режима опекунства Бритни Спирс приходится оплачивать услуги адвокатов обеих сторон, включая адвокатов, которые выступают в суде против ее интересов. В недавнем счете на сумму 890 тысяч долларов, полученном от одной команды адвокатов Джеймса Спирса и покрывающем работу примерно за четыре месяца, был пункт о расходах на разработку стратегии взаимодействия со СМИ с целью аргументировать необходимость сохранения опеки.

На публичном слушании в суде в ноябре мать Бритни поддержала дочь в ее стремлении избавиться от опеки. Через адвоката она охарактеризовала отношения дочери и отца как «токсичные» и заявила, что «пришло время начать все сначала». Линн добавила, что Джеймс Спирс однажды назвал свою дочь «скаковой лошадью, с которой нужно обращаться соответствующим образом».

В тот день судья Бренда Пенни (Brenda Penny), которая заменила судью Гетц в этом деле, отказалась удовлетворить прошение Ингэма немедленно лишить Джеймса статуса опекуна, однако она оставила возможность для того, чтобы сделать это в дальнейшем. Судья Пенни назначила фирму по управлению состояниями ответственной за управление финансами Бритни наряду с Джеймсом Спирсом.

Ингэм пока не подавал прошение об окончательном отстранении Спирса.

Недавно Джеймс Спирс съездил в родной Кентвуд, где он побывал в известном в городе баре. Однако большую часть он держится особняком. «Он все тот же старый Джеймс», — сказал его бывший тренер по футболу.

Недавно Джеймс продал дом, в котором Бритни выросла. Он остановился в самом конце извилистой проселочной дороги на окраине города, в автофургоне, припаркованном у склада, где хранятся упакованные в коробки остатки звездной карьеры его дочери.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.