«Каждый второй арбуз собран рабом» — показывая на очередную горку полосатых ягод у дороги, говорит херсонский фермер Юрий Кравченко.

«Страна» уже писала, как используется рабский труд при сборе урожая арбузов в южных областях Украины. Но с тех пор ситуация только усугубилась.

В начале каждого арбузно-дынного сезона в Херсонской, Николаевской и Запорожской областях на поля выезжают артели сборщиков урожая. Каждая вторая из них — рабская.

Задолго до сбора урожая посредники договариваются с фермерами о поставках рабочих бригад для сбора урожая.

По словам фермеров, с которыми пообщалась «Страна», посредники особо не скрывают, что арбузы и дыни будут собирать подневольные люди. В свою очередь, фермеров интересует лишь цена сбора урожая. Платят за количество собранных тонн сладких ягод. Вопросы проживания и питания рабочих решают сами бригадиры артелей.

«Для владельцев бахчевых самостоятельно подыскивать сборщиков арбузов лишняя головная боль. Есть контакты посредников, которые рекрутируют сельхозрабочих, фермеры лишь ставят фронт работ и договариваются об оплате за каждый центнер собранного урожая. Кто и как работает на полях, никого волнует — это проблемы рекрутеров и старших бригад. Часть наемных рабочих бригад работает за нормальные деньги, это сезонные артели. Но часть сборщиков арбузов рабы. В рабских бригадах работают только за еду и жилье. Рабские бригады стоят в разы дешевле, чем услуги обычных сезонных сборщиков» — рассказал фермер Юрий Кравченко.

Организаторы рабских артелей обычно не выкладывают свои телефоны в интернет, предпочитая договариваться с фермерами напрямую. Рабские артели сколачивают за считанные дни, возле мест, где собираются деклассированные люди, летом дежурят вербовщики. Которые предлагают всем желающим «срубить» по-быстрому деньги на легких полевых работах в Херсонской и Николаевской областях, обещая хорошие заработки, проживание и питание.

Однако уже по приезду на место обещанный рай оборачивается адом.

Одессит Владимир Шаклевич осенью прошлого года был освобожден полицейскими из рабской артели. По его словам, он был завербован в артель сборщиков лука знакомым, с которым вместе когда-то отбывал наказание в исправительной колонии.

"Вышел из тюрьмы, где топтал срок за кражу, оказалось, что хату давно отжали какие-то люди. Бомжевал полгода, потом встретил знакомого, с которым вместе на зоне был. Он предложил поехать в Николаевскую область собирать арбузы, сказал, что платят хорошие деньги — по 500 гривен за день, причем платят ежедневно. Знакомый и отвез в артель. Когда приехал, со мной очень ласково поначалу говорили. На базе было человек пятнадцать, женщин человек пять. Несколько наркоманов, почти все раньше в тюрьмах бывали. Жилье было в хижинах в лесопосадке рядом с полем, а еда была еще хуже — утром чай и хлеб, в обед то ли похлебка, то ли баланда из рыбных скелетов. Раз в неделю выдавали по стакану водки паленой. Мрак начался на следующий день после приезда. Вывезли в поле, все на карачках собирают арбузы. Норма триста арбузов за день. Это вообще нереально, очень трудно под палящим солнцем. Нужно нести тяжеленные кавуны к горкам, после аккуратно грузить их в машины. За каждый разбитый арбуз штраф. В первый день собрал сто пятьдесят арбузов, вечером попросил дать зарплату, сказав, что мне не нравится такая работа и буду уезжать домой. Мне сказали, что я не выполнил норму, подставил старших артели и поэтому денег мне не положено. Более того, я еще должен остался — за еду и ночлег. Когда возмутился, накинулись втроем, потоптали, сломали ребра. Бросили избитого в загородку из досок с колючей проволокой, связали на ночь. Утром еще раз побили. Вышел в поле работать, попытался сбежать. Догнали на машине, затащили и отвезли на базу. После этого сидел на цепи почти неделю, избивали постоянно по утрам, а других заставляли смотреть на это. Били пока старшим не надоело. Через месяц сбежал еще один. Говорят, добежал до полиции и рассказал о беспределе. Но сами менты его и выдали старшим артели. Били его вообще насмерть, а потом он пропал. Может, умер, и его закопали. Освободили нас полицейские только через четыре месяца. Но старшим артели ничего не было, знаю, что по-прежнему вербуют в рабы людей и держат артели», — рассказал одессит, попавший в рабство.

Также по словам сельскохозяйственных невольников, сбежавших ищут целые группы охранников с удостоверениями неких «активистов» и внештатных помощников полиции.

Интересно, что при раскрытиях случаев использования рабского труда люди, которых рекрутеры обманом и угрозами заманивали в такие артели, часто отказываются от подачи заявлений в полицию.

«Большая часть таких рабов из сезонных артелей — это наркоманы, алкоголики, бомжи, многие с тюремным прошлым. Они либо уже заранее сломлены психологически, либо их ломают уже во время работы. Эти артели похожи на фашистские концлагеря. Есть штатные надсмотрщики, есть старшие, наподобие „капо" в нацистских лагерях. Причем надсмотрщики часто сами бывшие рабы — старшие артелей выбирают из завербованных тех, кто посильней и понаглей. Повышают их статус — дают процент от собранного и дубинку. И те уже избивают своих бывших товарищей по несчастью. Методики ломки людей в артелях также похожи на нацистские. Сначала обманом вербуют людей, которые попали в тяжелое положение и хотят подработать. Потом привозят на базы, замаскированные под сельхозбазы. Сразу отбирают телефоны, документы под предлогом сохранности, мол, могут украсть, пока работаешь в поле. Затем вывозят в поле и дают норму выработки. Если не собрал норму, жестоко избивают. При попытках побегов избивают и бросают в карцер, привязывают цепями и даже садят в клетки. Я участвовал в нескольких десятках раскрытий таких преступлений. И в каждой артели мы находили специальные карцеры и людей доведенных до состояния животных. Но когда мы просили освобожденных рабов написать заявления на их мучителей, почти все отказывались. Поэтому многие производства по ст. 149 буксуют еще на досудебном следствии — нет заявителей. А на судах потом организаторы рабских артелей не стесняясь говорят о том, что пострадавших нет. Значит нет и доказательств. С 2014 года в Херсонской и Николаевской областях многие рабские артели и их хозяева контролируются охранными фирмами, близкими к националистическим общественным организациям», — рассказал Стране полицейский Михаил В.

После 2014 года украинские рабовладельцы уловили веяние времени и начали маскировать рабские артели под гражданские организации.

Например, в судебном приговоре рабовладельцы зарегистрировали гражданскую организацию под названием «Доброе сердце» и организовали несколько «реабилитационных» центров для нарко- и алкозависимых людей, которым обещали излечение бесплатно. В реальности попавшие в такие центры больные вместо лечения и психологической реабилитации попадали под жестокий прессинг и «лечение» наркотиками, от которых больные пытались избавиться. После обработки украинцев заставляли «отрабатывать» долги за «лечение», жилье и еду на полях и стройках. Зарплату забирали себе, а за неповиновение избивали и помещали в карцер.

Интересно, что по словам украинцев, попавших в арбузное рабство, как правило, невольнические артели контролируют и охраняют охранники на хороших машинах и при оружии.

За последние шесть лет в Украине произошел настоящий бум преступлений, связанных с торговлей людьми. Говоря попросту, работорговли.

Судя по статистике прокуратуры лишь за 2020 год по ст.149 УК Украины — торговля людьми — было открыто 205 уголовных производств. А всего с января по июнь 2021 года по этой статье открыто уже 134 уголовных производства. В свою очередь, в реестре судебных решений содержится всего 58 приговоров по ст. 149 УК Украины.

Во всех учебниках по криминалистике отмечается, что официальные цифры зафиксированных преступлений в десятки раз ниже их реального количества. То есть большая часть таких случаев в статистику правоохранителей не попадает, и это лишь надводная часть огромного айсберга.

Стоит отметить, что без негласной помощи полицейских ни одна рабовладельческая артель не смогла бы работать. «Страна» пообщалась с несколькими людьми, побывавшими в роли рабов, все они подтвердили, что хозяева таких сообществ напрямую общаются и платят полицейским и «активистам» за крышу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.