На этой неделе начинает свою работу ежегодная сессия Генеральной Ассамблеи ООН, в повестке которой множество глобальных вопросов, начиная с изменений климата и ядерного оружия и кончая вакциной от коронавируса и восстановлением экономики после пандемии.

Есть один вопрос, по которому в ООН уже давно сложилось единодушное мнение, — необходимость борьбы с эпидемией ВИЧ/СПИДа. Но когда в июне проходила встреча Генеральной Ассамблеи ООН по ВИЧ/СПИДу, Россия отказалась поддержать не вызывавшую возражений декларацию о преодолении эпидемии, и настояла на проведении голосования по этому вопросу.

Что такой поворот в сторону политизации вопроса сулит борьбе с ВИЧ/СПИДом и международной политике? И есть ли ответы на вопросы о том, как бороться с другими кризисами в сфере здравоохранения? Вот что надо знать об этом.

России покончила с прецедентом в ООН

Около 80% резолюций Генеральной Ассамблеи принимаются на основе консенсуса, а не голосованием. Консенсус требует, чтобы все стороны рассмотрели и учли все точки зрения. Он предполагает переговоры и компромиссы. В частности, в системе ООН уже давно сложилась традиция принимать решения по глобальным проблемам здравоохранения в порядке консенсуса.

Но настояв в июне на проведении голосования, Россия и еще три страны — Белоруссия, Никарагуа и Сирия — нарушили прецедент переговоров по мерам борьбы с ВИЧ/СПИД. Этот шаг в целом серьезно отличается от того, как ООН стремится решать возникающие проблемы.

После двухмесячных переговоров Россия в июне застала делегации врасплох, предложив в последний момент поправки к итоговой политической декларации. Сделала она это уже после того, как 73 других российских возражения были учтены.

Камнем преткновения для России стало включение положения о борьбе против ВИЧ/СПИДа «на основе равноправия». Среди прочего там была формулировка, обязывающая страны «устранить травлю и дискриминацию, связанную с ВИЧ» и «пересмотреть и изменить» законы и решения, предусматривающие уголовное наказание и поощряющие дискриминацию против людей, живущих с ВИЧ или рискующих им заразиться. Такие законы, в частности, устанавливают уголовное наказание за однополые отношения, работу в секс-индустрии и употребление наркотиков.

Россия также выступила против поддержки в тексте декларации программ по уменьшению вреда, которые предусматривают доступность стерильных игл и замену незаконных опиатов рецептурными лекарственными средствами. Она также против помощи находящимся в зоне риска группам населения. Россия и ее союзники называют такую поддержку и помощь оскорблением культурных и семейных ценностей.

38 миллионов человек живут с ВИЧ

Специальное заседание по ВИЧ состоялось в 40-ю годовщину с момента регистрации первых случаев ВИЧ/СПИДа. На сегодняшний день от болезней, вызванных синдромом приобретенного иммунодефицита, умерло примерно 33 миллиона человек. Еще 38 миллионов человек живут с ВИЧ.

Когда Генеральная Ассамблея ООН в 2001 году провела свое первое специальное заседание по ВИЧ/СПИДу, главной проблемой была недоступность жизненно важных лекарств от ВИЧ в развивающихся странах. Научные достижения, активная публичная защита и большие объемы донорского финансирования, осуществляемого через такие новые инициативы, как Глобальный фонд борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией, и Чрезвычайный план президента США по противодействию СПИДу многое сделали для того, чтобы решить эту проблему.

Свыше 80% живущих с ВИЧ людей знают о своем заболевании, а более двух третей проходят лечение. Но эти успехи не соответствуют глобальным целям, поставленным Генеральной Ассамблеей на 2020 год.

Самая большая проблема сегодня состоит в том, что прогресс в борьбе с ВИЧ/СПИДом неравномерный и отличается неравноправием. Миллионы людей из ключевых групп населения — а это мужчины, занимающиеся сексом с мужчинами, работники секс-индустрии, трансгендеры, люди, употребляющие наркотики, заключенные и другие лица с ограничением свободы, выведены за рамки этой борьбы. Также с препятствиями сталкиваются женщины, девушки и молодежь в целом. У представителей этих групп больше шансов заразиться ВИЧ и столкнуться с насилием, дискриминацией, общественным осуждением и предусмотренными законом ограничениями доступа к медицинским услугам. Чтобы достичь поставленной ООН цели и покончить к 2030 году со СПИДом как с угрозой для здоровья населения, необходимо решить эти проблемы неравенства, о чем говорят аналитики.

Стратегия ЮНЭЙДС объединяет науку и политику

Политики и правозащитники, решающие связанные со СПИДом проблемы, обычно сосредотачивают усилия на медицинском вмешательстве, чтобы сдержать распространение инфекции и сделать лечение доступным для нуждающихся. Но социальные и политические факторы тоже отражаются на распространении болезни и на доступности лечения.

Наши исследования показывают, что в тех странах, где однополые сексуальные отношения, секс-индустрия и наркомания уголовно наказуемы, результаты борьбы с ВИЧ хуже. И напротив, те страны, где законы и политика защищают людей от дискриминации и насилия по гендерному признаку, добиваются больших успехов в преодолении СПИДа.

У Объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИДу (ЮНЭЙДС) есть новая глобальная стратегия борьбы со СПИДом на период с 2021 по 2026 год, в которой излагается набор показателей, добиваться которых ООН намерена за счет основанных на политических мерах «социальных катализаторов». Цель стратегии — уменьшить число стран с карательными законами и политикой, ослабить враждебное отношение в обществе, дискриминацию и насилие, а также установить медицинские целевые показатели по проверке на ВИЧ и лечению. По оценке ЮНЭЙДС, если эти цели на основе социальных катализаторов будут достигнуты, к 2030 году это позволит предотвратить 2,5 миллиона заражений ВИЧ и 1,7 миллиона смертей от СПИДа.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.