Власть прибегла к дискредитация предпринимателей… «Мы должны осуществить мирную революцию». Потолкавшись пару дней на Майдане, я получала не только приглашение обедать, но и выступить на сцене…

Майдан всегда добивался того, что хотел. В 1990 году власть удовлетворила все требования голодающих студентов, но, пообещав их выполнить, позже нивелировала практически все. В 2004 Майдан получил своего президента. Но те, кто стоял там, обманулись в своих ожиданиях. Что будет теперь с Майданом, на котором собрались протестующие против Налогового кодекса предприниматели? Напомним, акция протеста представителей малого и среднего бизнеса против нового Налогового кодекса началась 22 ноября на Майдане. С этого дня здесь стоят палатки, сюда приезжают предприниматели на всеукраинские акции. И размах акций как для нашей апатичной, уставшей страны поражает. Палаточный городок живет своей жизнью. Акции становятся массовыми после обеда или к вечеру, когда закрываются рынки и сюда приходят торговцы. Всеукраинские акции протеста - это то, что организаторы называют выведением акции на пик. Тогда митинги становятся многотысячными.

Трижды для предпринимателей открывались двери властных коридоров. На прошлые выходные на Майдане побывали президент и премьер-министр. Визиты глав правительства и государства, как оказалось (или как кажется?), были не только высочайшим выпусканием пара. Вечером после посещения Майдана на прошлых выходных, президент сказал, что если будет нужно, то кодекс ветируем, а премьер-министр Николай Азаров выступил с интервью на телеканалах, где признался, что он и не подозревал, что кодекс настолько недоработан и что, узнав о налоговом прессе, он даже позвонил главе налоговой и пожурил его. А вчера президент, находившийся в раздумьях, сделал то, что обещал – ветировал кодекс.

Анатомия Майдана: ястребы, голуби и крысы?

Высшим органом акции является Координационный совет, в который входит восемь человек и который собирается на Банковой, в доме писателя. В чем его «высшесть»? В том, что его члены делегированы их организациями, в том, что они держат ниточки управления региональными организациями, в том, что они наиболее репрезентативны и, наконец, в том, что именно с ними власть вступает в диалог. В координационный совет вошли те, кто 22 ноября вышел на Майдан. А именно – представители организаций «Коалиция участников Помаранчевой революции», «Видсич», независимые профсоюзы (две разные организации, которые возглавляют Михаил Волынец и Вячеслав Рой) и Ассамблея представителей малого и среднего бизнеса (включает более 136 бизнес-ассоциаций). Именно Коалиция участников Помаранчевой революции (КУПР) и несколько других молодежных организаций поставили на Майдане палатки, обеспечили сцену и озвучку, «Видсич» пошла по киевским рынкам, мобилизуя на протесты рыночных торговцев. Ассамблея репрезентовала непосредственно предпринимателей. Охрану «периметра» (так называют сам городок) обеспечивала организация «Тризуб» (патриотически-боевой отряд национально патриотического движения) и какая-то офицерская организация «Свои», о которой ничего не известно. Был создан координационный совет акции.

Параллельно к акции стали стихийно присоединяться самые разные молодежные, протестные организации. Тогда в первые дни со сцены Майдана журналисты слышали каждый голос, каждый мог назвать себя организатором и координатором акции и выдвинуть любые требования, каждый мог очень просто стать официальным ньюсмейкером и глашатаем акции. Не поверите, но, потолкавшись пару дней на Майдане, я получала от организаторов не только приглашение обедать, но и выступить на сцене.

Таким вот образом там появился Александр Данилюк, который вскоре назовет себя генеральным координатором акции. Именно от него во второй день акции прозвучала фраза, что предприниматели будут стоять на Майдане, независимо от того, будет ли вето, добиваясь роспуска Верховной Рады, и заявлял об организации референдума о недоверии президенту и даже о краже денег на Майдане.

Бывая в лагере, я слышала, что Данилюка за провокативно-силовую позицию называют совсем не ястребом, а совсем другим, более обидным словом. Его внешнеполитическую активность, типа встреч с Венецианской комиссией, многие организаторы акции на одобряют. Так или иначе, бывший то ли ястреб, то ли не-ястреб выведен из Координационного совета. Хотя доля анархизма, хоть и не критическая для акции, присутствует тут и на сегодня. И сейчас заметно то, что спикеры координационного совета говорят одно, так называемые модераторы Майдана – другое, отдельные активисты, которые утверждают, что они были тут самые первые, третье.

«Я не знаю, чью позицию выражают люди, которые вносят деструктивизм, – сказал в комментарии УНИАН комендант палаточного городка, руководитель КУПРа Сергей Мельниченко, – наверное, позицию власти, которая действует по принципу разделяй и властвуй. Эти люди не наделены никакими полномочиями и не могут выступать от имени Майдана».

Четкого оформленного списка требований, кроме вето, плана действий и распределения полномочий в первые дни акции не было. Когда я говорила с членами оргкомитета от предпринимателей, их позиция была железной: пока только вето. Только в понедельник произошло официальное оформление требований протестующих (напомним, это вето, выборы в парламент в следующем году и отставка правительства), но политизация Майдана оформилась не вчера. В самые первые дни, среди организаторов были и те, кто считал, что вопрос вето не решит проблемы, и надо требовать выборов в парламент и отставки если не всего правительства, то хотя бы составителей кодекса. Были те, кто говорил, что единственным требованием должно оставаться вето на кодекс. Была свидетелем, когда после заявления Данилюка, о необходимости референдума по недоверию президенту, уже на следующий день в палатку штаба стали приходить митингующие, готовые собирать подписи за антипрезидентский референдум. Но другие члены координационного совета (представители бизнеса) тут же опровергали это требование, заявляя, что это юридически безграмотно и технически невозможно. На наши прямые вопросы представителям киевских рынков, уйдут ли они с Майдана после вето, я слышала в ответ: решим, когда будет вето. Вчера на Майдане объявили о создании политической партии, которая будет бороться за права малого и среднего бизнеса. Ничего плохого, но она будет одной из полутора десятков уже существующих партий такого толка.

Было бы наивно думать, что народные депутаты не захотят поддержать акцию, и тем более не захотят свою поддержку сделать публичной. На Майдане, предостерегая силовой разгон, депутаты повесили на палатки таблички «собственность народного депутата». На сцене появлялось множество народных избранников, кто там только ни выступал. О своем опыте рыночного торговца в голодные 90-е рассказал даже Арсений Яценюк, который обычно не приоткрывает таких вот покровов.

Сегодня все палатки являются собственностью народных депутатов оппозиционных фракций. Заседает координационная рада, напомню, в доме писателей (председателем союза писателя является Владимир Яворивский, член БЮТ).

Должен же их кто-то финансировать…

Эта фраза нынешней первой леди Людмилы Янукович, сказанной во времена Помаранчевой революции, стала крылатой. «Золотой голос» Партии регионов Михаил Чечетов сказал, что на Майдане стоят только те, у кого в кармане что-то шелестит. Еще ему приписывают слова, что якобы на Майдана стоят за деньги. Это обвинение не прижилось. Журналисты, имея свободный доступ в штаб, всегда видели, как активно туда сдают деньги предприниматели. А общаясь с участниками митингов, которые приезжали вопреки всем преградам, могла убедиться в искренности участников и озабоченности их своей судьбой. По словам Сергея Мельниченко, председателя КУПРа и коменданта палаточного городка, в день на Майдан приносят 20-30 тысяч гривен, был день, когда принесли 50 тысяч. По слухам, политики таки доплачивают отдельным координаторам акции за то, чтобы они включали в список требование отставки тех или иных персон из правительства.

Слышала совсем невероятные вещи. Говорили, что отдельным координаторам платит Фирташ, который якобы обиделся на Азарова за то, что тот медлит с выплатой денег по долгам РУЕ. (Азаров говорит, что не может, так как нет бюджета). Слышала, что отдельным координаторам платит Тимошенко, именно поэтому якобы появилось требование выборов в парламент 2011 года. Даже приходилось слышать, что акцию «подогревает» Клюев, чтобы снять Азарова. Может, врут. Но в любом случае, в окружении президента имеются люди, заинтересованные снять Азарова, и не исключаю, что они могли попытаться приложиться к акциям протеста. А в недрах АП появилась информация об отставке Михаила Бродского, что также было частью требований предпринимателей.Но все эти слухи в равной степени могут оказаться как правдой, так и технологией дискредитации предпринимательского Майдана. Власть неслабо расстаралась, чтобы, где можно, дискредитировать, а где можно, нейтрализовать Майдан.

Сначала МВД, ГАИ и Минтранс останавливали автобусы с предпринимателями в регионах, когда те ехали в Киев. Транспортникам грозили отъемом лицензий, против предпринимателей открывали уголовные дела. Это не помогло.

Еще одна тема - так называемые «сепаратные переговоры». Из визита Оксаны Продан на встречу с правительством получилась целая история. Возможно, согласие председателя комитета по предпринимательству оппозиционного правительства Оксаны Продан 23 ноября встретиться с первым вице-премьером Андреем Клюевым (он возглавил группу по доработке кодекса) диктовалось самыми светлыми намерениями, и там она всего лишь объяснила, почему представители малого бизнеса настаивают именно на вето.

Но издания, контролируемые властью, сообщили, что группа вице-премьера Андрея Клюева вступила в переговоры с предпринимателями. Они даже подробно перечислили список поправок к кодексу, на которые готова идти власть. На последней встрече с министром финансов Федором Ярошенко она была в числе тех, кто остался обсуждать с министром, как улучшить кодекс. Все это дало основания для слухов и темы «сепаратных переговоров» и говорить о доработке кодекса вместо его ветирования.

Третий способ: включение «довольных». Роль почитателей нового кодекса выполнял легкопром. Мы не будем сейчас обсуждать условия работы, заложенные кодексом для тех и других. Но факт в том, что именно представители легкопрома выступали на пресс-конференциях и телеэфирах, призывая малый бизнес выполнять кодекс.

Также власть прибегла к дискредитация предпринимателей и сталкиванию их лбами с бюджетниками, рассказывая, что предприниматели не хотят платить в Пенсионный фонд, оставляя голодными пенсионеров.

Жизнь после вето: акция продолжается


Итак, президент ветировал кодекс. Предпринимателям нужно решить, как действовать дальше.

Мы попросили прокомментировать ситуацию официального представителя координационного совета, который представляет в совете бизнес-ассоциации.

Игорь Гурняк, представитель координационного совета от Ассамблеи предпринимателей:

«Все бизнес-ассоциации, представленные в ассамблее, считают, что акции, несмотря на вето президента, нужно продолжать. Наработанные непонятно кем правки в Налоговый кодекс, могут легко приняться парламентским большинством. В то время как есть четкая единогласная позиция. Кодекс невозможно поправить профессионально за два дня. Мы определились с тем, что этот кодекс не подлежит корректировке. У него явно фискальный характер, а не характер развития. Мы за то, чтобы писать с чистого листа, привлекая экспертов, в том числе и международных. Любой переговорный процесс по кодексу был нелегитимным.

Координационная рада вчера оставила неизменными требования власти: вето, отставка правительства, выборы в парламент 2011 года и непринятие Трудового кодекса. (Ранее непринятие Трудового кодекса не выставляли в списке обязательных требований, хотя говорили, что они готовы поддержать в будущем независимые профсоюзы, которые сейчас протянули ему руку). Я хочу подчеркнуть, что в рядах предпринимателей нет разночтений. Наши требования едины. Мы собрались на Майдане, чтобы добиться условий для бизнеса, потом к нам присоединилась конфедерация профсоюзов, ассоциация ветеранов, другие общественные организации. Мы должны осуществить мирную революцию».

Но успех и сила акции во многом зависит от того, будут ли дальше предприниматели в холод приезжать из регионов в Киев и выходить на акции, оставляя базары. Первые жертвы в виде отставки Бродского принесены. Если кодекс будет ветирован без изъятий и ограничений, то аргументов на подъем предпринимателей у организаторов акции будет все меньше. Особенно если налоговая перестанет наведываться на базары, а люди, которые и так уже долго сидят «без почина», вернуться на рынки. Впрочем, ничего нельзя загадывать. Предприниматели почувствовали, что они – сила. А в украинской политике случаются самые невероятные вещи.