Российскому обществу активно навязывают мнение, что участники многочисленных оппозиционных митингов в разных городах России – жертвы иностранных провокаторов, профинансированных спецслужбами геополитического врага.

7 февраля креативный директор украинской группы компаний Escape Dіgіtal Marketіng Group Алексей Новиков сообщил, что шеф-редактор программы «Специальный корреспондент» телеканала «Россия» предлагал ему дать комментарий для программы на «заказную» тему «Опасный Интернет». Во время эфира Новиков должен был рассказать о том, что он был участником Оранжевой революции на Украине, а ныне работает за деньги в социальных сетях, агитируя против Владимира Путина...

Российскому обществу активно навязывают мнение, что участники многочисленных оппозиционных митингов в разных городах России – жертвы иностранных провокаторов, профинансированных спецслужбами геополитического врага. Такой вот усовершенствованный римейк на тему «наколотых апельсинов» и «американских валенок».

Параллельно в информационном пространстве усилилась кампания по дискредитации Украины, современные проблемы которой прямо или опосредованно связывают с последствиями «оранжевого хаоса» и нежелания вернуться на единственно правильный путь развития братских славянских/постсоветских народов, который сегодня реализуется в пределах инициированных Путиным интеграционных образований вроде Таможенного союза, ЕЭП и в перспективе Евразийского союза. Например, в агитационной открытке «101 вопрос», разработанной штабом кандидата в президенты РФ Владимира Путина утверждается, что когда украинский гарант Виктор Янукович откажется от вступления Украины в Евразийский союз, это будет означать для него «начало конца» и угрозу «оранжевого реванша». Кроме того, утверждается, что столь вопиющая «историческая несправедливость относительно русского народа», как пребывание Крыма и Севастополя в составе Украины, может быть компенсирована лишь тесным союзом последней с Россией. В ином случае - сплошная дестабилизация.

Вместе с тем за последнюю неделю приобрела новый размах газово-торговая война против Киева. Ее лейтмотивом стали уже позабытые обвинения в адрес Украины, «которая сидит на трубе», в отборе газа, предназначенного для европейских потребителей, а украинских производителей - в низком качестве, даже опасности их продукции. Причем из плоскости угроз Москва перешла в плоскость введения и расширения санкций. Украине уже выставлен счет за неиспользованный, но предусмотренный контрактами объем газа, который должен был быть закуплен у Газпрома в январе. С 7 февраля «Роспотребнадзор», если верить публичному заявлению его начальника Геннадия Онищенко, ввел запрет на экспорт в Россию сыров нескольких украинских сыроварен. Правда, в Госфитослужбе Украины до сих пор официальной информации по этому поводу от российских коллег не получили. Кроме сыров в немилость к контрольным органам РФ попали и украинские вагоны. 31 января в Амурской области сошел с рельсов поезд, который перевозил нефть, - виновным назвали украинского производителя вагонов Азовэлектросталь (Мариуполь). После чего РЖД сразу же приостановила эксплуатацию изготовленных украинским предприятием 25 тысяч вагонов. 2 февраля российская железная дорога распространила соответствующий запрет и на вагоны Кременчугского сталелитейного завода, вследствие чего общее количество забракованных украинских вагонов достигло 80 тысяч единиц.

Некоторые политологи убеждены, что последняя волна обвинений в адрес Украины в российском информационном пространстве кроме традиционного затягивания в Азиопу имеет целью  мобилизацию провластного электората накануне президентских выборов «на фоне угрозы импорта оранжевого хаоса».

В реакции официального Киева на усиление давления Москвы сейчас преобладают лоббисты восточного вектора. В частности, главный промоутер идеи вступления Украины в Таможенный союз, уполномоченный правительства по сотрудничеству с СНГ и ЕВРАЗЭС, заместитель министра экономики Валерий Мунтиян заявил, что выходом из ситуации является интеграция Украины в ТС и ЕЭП. Дескать, даже «если страны ВТО выставят нам компенсации, страны Таможенного союза готовы взять на себя это бремя и распределить. Речь идет о компенсации в $1,9 миллиарда».

Перевод: Антон Ефремов