Уже девятый месяц продолжается кризис на Украине, но он до сих пор далек от своего завершения и время от времени разгорается с новой силой. После заключения Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-III) в 2010 году кремлевское руководство добилось существенного прогресса в плане стратегического сотрудничества с представителями Белого Дома, однако, похоже, в некоторых областях это взаимодействие уже прекратило свое существование и расплачиваться за это пришлось жителям Украины.

Спустя девять месяцев с начала украинского кризиса нет никаких признаков его разрешения, напротив, ситуация в этой стране становится все более напряженной. Как видно, он превратился в настоящий фронт, где Запад во главе с Соединенными Штатами противостоит России, и при этом ни одна из противоборствующих сторон не готова оставлять свои позиции или, по крайней мере, вступать в дипломатические переговоры. Конечно, теперь на смену военному пришло экономическое и политическое соперничество, а на международной арене появились новые мировые игроки, что еще более осложнило глобальные процессы. Все это ставит под сомнение возможность начала новой холодной войны. Доказательством данной точки зрения может служить соглашение СНВ-III, подписанное между Москвой и Вашингтоном в 2010 году. И действительно, сейчас мы являемся свидетелями того, что хотя в некоторых областях стороны не готовы проявлять умеренность и каким-то образом сдерживать собственные амбиции, в стратегическом плане давние соперники имеют схожие взгляды.

В прошлом десятилетии Запад, содрогаясь от распада «Восточной Империи» (Советского Союза), медленно, но верно объединил под своими знаменами почти всех западных соседей России. Свергнув пророссийские режимы в Ираке и Ливии, он поставил эту страну в весьма невыгодные условия. Пытаясь ввести Россию в собственную политическую и экономическую систему, Запад расчищал дорогу для мирового триумфа либерализма. Однако в ответ на это Путин с самого начала своего правления, с одной стороны, начал проводить политику сотрудничества с Западом ради улучшения экономического положения и восстановления международного престижа своей страны, а с другой — предпринял попытку прямого сопротивления волюнтаризму Соединенных Штатов. На практике такая позиция воплотилась в демонстрации Россией своей военной мощи в Грузии в 2008 году, политической и военной поддержке правительства Башара Асада в Сирии и наложении вето на две антисирийские резолюции в Совете Безопасности ООН, предоставлении убежища сотруднику ЦРУ Эдварду Сноудену, а также в сотрудничестве с другими государствами в сферах экономики и безопасности, итогом которого стало образование «Шанхайской организации сотрудничества» и группы БРИКС. Все это привело к триумфу России на международной арене и серьезным геополитическим победам с ее стороны.

В настоящий момент самым главным местом столкновения интересов стала Украина. Разыгрывая партию на этой доске, оба игрока совершают различные комбинации, используя политику, экономику и армию, чтобы объявить шах и мат своему противнику. Конечно, начало новой холодной войны — крайне маловероятный сценарий, однако налицо формирование нового вида стратегического соперничества, и Украина как важнейший бастион играет определяющую роль в победе той или иной стороны.

После получения государственного суверенитета Украина отказалась от ядерного вооружения и передала его России. При этом она надеялась остаться в стороне от соперничества великих держав, чтобы остаться мирной и независимой страной и развивать свои отношения со свободным миром ради собственного процветания. Тем не менее ее географическое расположение на стыке между Россией и Западом и культурные, экономические и религиозные связи с восточным соседом сделали эту цель практически недостижимой, поэтому с момента получения независимости и вплоть до наших дней власть на Украине постоянно делили между собой пророссийские и прозападные политики.

Сейчас, когда кризис в этой стране разрастается с каждым днем, она обречена оставаться заложницей в соперничестве между Россией и Западом. Если события продолжат развиваться по тому же сценарию, то Украина фактически вступит в опосредованную войну с Москвой.

В начале украинского кризиса Россия, вполне трезво оценивая сложившуюся международную ситуацию, не желала вступать в открытое военное противостояние. Используя общепринятые механизмы, такие как право народа на самоопределение и проведение референдума, она вознамерилась присоединить Крым к своей территории и предприняла попытку аналогичным образом подготовить почву для отделения от Украины Донецкой и Луганской областей. Отправив свои военные силы на общую границу с Украиной и организовав там военные учения, Россия воодушевила местных сепаратистов. Вслед за этим на украинскую территорию вошли бронированные колонны российской армии, которые оказали прямую поддержку пророссийским формированиям, терпевшим до этого поражение от украинской Национальной гвардии.

Кроме того, Москва направила в восточные районы Украины караван гуманитарной помощи, который, по некотором данным, перевозил и оружие. Одновременно с этим, почувствовав угрозу, правительство Петра Порошенко, сообщило о представлении парламенту проекта о вхождении страны в НАТО и выступило с просьбой оказания ему военной помощи для противостояния российской агрессии. Эта просьба нашла поддержку генерального секретаря Североатлантического альянса Андерса Фог Расмуссена, потребовавшего немедленно начать военные поставки Киеву, но, учитывая всю сложность ситуации и несогласие ряда членов НАТО, таких как Германия, в ближайшей или даже среднесрочной перспективе украинские власти вряд ли могут рассчитывать на какую-либо помощь в этом вопросе.

В действительности в плане оказания действительной помощи Украине Запад не желает и не может присоединить ее к НАТО. Причина здесь в том, что западные страны опасаются повторения того же сценария, что и с Грузией, когда та еще в 2008 году просила включить ее в состав Североатлантического альянса. Напомним, что тогда это привело к началу шестидневной войны, в ходе которой российские части подошли к самому Тбилиси. Закончилось все выходом из состава Грузии Абхазии и Северной Осетии, объявивших о своей независимости, что вызвало тогда массу споров. В итоге, начиная с июля этого года Запад стал оказывать на Россию в основном экономическое давление, исключив ее из «большой восьмерки» экономически развитых стран и приняв ряд санкций в экономической, финансовой, нефтяной и военной сферах. Тем самым Западом было инициировано прямое противостояние с этой страной. Между тем среди самих членов Евросоюза нет согласия даже по вопросу срока действия этих санкций и каждый из них, к примеру Словакия, действует исходя из собственных национальных интересов. Фактически сложилась ситуация, при которой западноевропейские страны не горят желанием посылать на смерть собственных солдат ради защиты украинского народа.

Россия, в свою очередь, также обладает весьма значительными экономическими рычагами и может не только предпринять ответные финансовые санкции, но и повлиять на экспорт газа в Европу. До этого в 2006 и 2009 годах Москва уже использовала газовые поставки в качестве инструмента политического давления. Учитывая тот факт, что Россия на 76% обеспечивает потребность Европы в энергии и маршрут транспортировки энергоресурсов проходит в том числе и через Украину, существует вероятность того, что с наступлением холодного времени года европейцы начнут мерзнуть точно так же, как в позапрошлом и прошлом столетиях солдаты армий Наполеона Бонапарта и Адольфа Гитлера, вторгшиеся на территорию России. Хотя Запад хотел бы сохранить без изменений свои связи с Россией в газовой сфере, в ближайшей и среднесрочной перспективе это сделать вряд ли получится. В ответ на введенные Западом санкции Россия подписала с Китаем газовый контракт на 30 лет на сумму в 400 миллиардов долларов. Благодаря этому соглашению она открыла для себя огромный рынок и с 2018 года будет получать от него колоссальные прибыли.

В теоретической литературе по политологии отмечается, что одним из преимуществ авторитарных режимов является оперативное принятие решений государственной важности: все зависит от одного лица. Сейчас, когда в демократических обществах столь велик разброс мнений, какие-либо решения принимаются тяжело и долго. Этот принцип четко прослеживается на примере украинского кризиса и конфронтации России и Запада. Так, в лагере Запада существуют разногласия по поводу общей поддержки Украины и противостояния Москве. Параллельно с этим российское руководство четко управляет этим кризисом и легко проводит на Украине свою политику, устанавливая в регионе некий выгодный для себя режим. Однако следует помнить, что за соперничество великих держав приходится расплачиваться человеческими жизнями и материальными потерями одному лишь украинскому народу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.