В голосах людей, звонивших в службу спасения, все отчетливее звучало отчаяние. «Когда вы приедете? Здесь уже пожар, а внутри есть люди», — сказала женщина в разговоре с диспетчером пожарной службы. Спустя несколько минут звонившие уже описывали, как люди прыгали с верхних этажей горящего здания.

«Вы с ума сошли? — кричал один мужчина срывающимся голосом. — В здании женщины и дети!»

2 мая 2014 года в портовом городе Одесса в ходе одного из самых кровавых эпизодов 2014 года, когда на Украине произошла смена власти, 48 человек погибли и сотни получили ранения. Уличные столкновения привели к пожару в здании Дома профсоюзов, построенном еще в советскую эпоху, где забаррикадировались сотни пророссийских активистов.

Несмотря на приближение годовщины этой трагедии, множество начатых расследований так и не смогли до конца пролить свет на события того дня. До сих пор нет даже официального списка погибших, и ни один проукраинский активист, причастный к тому пожару, так и не предстал перед судом. Многие считают, что следователи намеренно затягивают дело по политическим причинам, возможно, чтобы скрыть тот факт, что к этой трагедии были причастны представители верхних эшелонов власти. По крайней мере, один фигурант этого дела, обвиняемый в убийстве и преднамеренном убийстве, до сих пор остается на свободе в ожидании суда.

События в Одессе, произошедшие год назад, сыграли ключевую роль в распространении конфликта на восток страны, где поддерживаемые Россией сепаратисты выступили против украинских властей. Российские государственные СМИ назвали события того дня кровавой расправой, организованной «фашистами» в Киеве — и эта версия получила широкое распространение. 

Ходят слухи, что в том пожаре погибло больше людей, чем официально заявлено, что тогда против людей был применен отравляющий газ и что проукраинские фанатики даже задушили беременную женщину. Российские чиновники сравнили те события с военными преступлениями нацистов, и многие россияне, воюющие против Киева на востоке Украины, называют события в Одессе главной причиной, заставившей их вступить в ряды сепаратистов.

С другой стороны, некоторые в Киеве считают 2 мая 2014 года «победой» проукраинского движения, помешавшей одесситам сформировать сепаратистское государство при поддержке России, и считают тех, кто бросал камни и даже стрелял, настоящими героями.

Рассказы очевидцев и любительские видеоролики, снятые в тот день, создают совершенно иную картину событий. Хотя до сих пор остаются вопросы относительно решений, принятых высокопоставленными чиновниками, события того дня складываются во вполне связную версию. Большая часть известной нам информации была собрана благодаря усилиям «Группы 2 мая», организации, в которую вошли 13 местных экспертов, занявшихся расследованием событий на добровольной основе.

«Обе стороны продемонстрировали героизм и жестокость», — сказала глава группы Татьяна Герасимова.

Больше всего людей погибло в одесском Доме профсоюзов, пятиэтажном здании, расположенном в центре города, которое удерживали пророссийские активисты и которое было атаковано сотнями проукраинских протестующих.

Но уличные столкновения начались за несколько часов до пожара в здании Дома профсоюзов. Они возникли, когда группа пророссийских активистов в масках предположительно под руководством Сергея Долженкова, бывшего офицера полиции, известного как «Капитан Какао», напали на участников проукраинского марша, большинство из которых были футбольными фанатами. Пророссийские активисты были вооружены дубинками, петардами, самодельными гранатами и огнестрельным оружием.

Первой жертвой в тот день стал 27-летний Игорь Иванов, член проукраинской ультранационалистической организации «Правый сектор». Его застрелили на главной улице Одессы, где расположено множество кафе, ресторанов и баров и где любят гулять туристы.

Глава местного проукраинского отряда самообороны Майдана Дмитрий Гуменюк вспоминал о том, как действовали самодельные гранаты, сделанные из петард, к которым привязывались болты и гвозди. «Одного из наших очень тяжело ранило. Они бросили дымовую шашку, и он стал задыхаться, нарушив при этом строй. Когда он опустил щит, они бросили гранату, которая взорвалась под его пуленепробиваемым жилетом, и четыре гвоздя пробили ему легкие», — рассказал он.

На одном из видеороликов видно, как пророссийский активист, прикрываемый милиционерами, стрелял из модифицированного автомата АК-47, что стало одним из доказательств причастности милиции к трагедии того дня. Дмитрий Фучеджи, заместитель начальника одесской милиции, который, по слухам, среди пророссийских активистов получил кличку «Дядя Дима», по некоторым сообщениям, был замечен в тот момент, когда он общался со стрелявшими.

Во время своего апрельского визита в Одессу президент Украины Петр Порошенко обвинил Фучеджи в том, что тот снабжал оружием обе стороны конфликта. Фучеджи, который, по слухам, скрывается в пророссийском сепаратистском регионе Приднестровье, утверждает, что Киев попросту сделал из него козла отпущения.

Одесская милиция долгое время сотрудничала с пророссийскими активистами, если верить местному журналисту Олегу Константинову, который получил ранение, освещая события 2 мая. По его оценке, около 80% сотрудников одесской милиции склоняются на сторону России. «Они хорошо понимают, что Россия — это полицейское государство», — объяснил он.

Подталкиваемая слухами о том, что милиция поддерживает пророссийских активистов, проукраинская сторона быстро собрала своих сторонников, и столкновения ужесточились. Четверо пророссийских активистов были застрелены представителями проукраинской стороны.

Проукраинский активист Сергей Ходяк, у которого русые волосы и который в тот день, по словам очевидцев, был одет в синий джемпер, официально обвиняется в убийстве, хотя он до сих пор не арестован. На одном из видеороликов видно, как человек в таком же джемпере, как у Ходяка, стреляет из охотничьего ружья в группу пророссийских активистов. Ходяк, который в ходе одного из интервью заявил о своей невиновности, сказал, что такие джемперы есть, по крайней мере, у пятерых его знакомых.

«Я видел множество людей, которые стреляли, и они стреляли из настоящего оружия… Тогда у половины города было оружие», — сказал он.

Столкновения в центре города продолжались в течение нескольких часов, пока активисты играли в кошки-мышки, пытаясь оттеснить друг друга. В конце концов, пророссийские активисты начали отступать, и через некоторое время они ушли из центра города, устремившись к площади у здания Дома профсоюзов, где уже несколько месяцев стоял палаточный городок пророссийских активистов.

В непрекращающихся стычках активисты с обеих сторон бросали коктейли Молотова, один из которых попал в самодельную баррикаду в фойе Дома профсоюзов. Огонь быстро охватил кучи деревянных досок, генератор и другое оборудование, принесенное сюда из пророссийского палаточного городка. Дым и пламя перекинулись на главную лестницу из-за того, что на верхних этажах в окнах были выбиты стекла.

«Дым был такой густой, что я ничего не видела, — вспоминала 60-летняя Нина Кочановская, пророссийская активистка, попавшая в огненную ловушку на втором этаже. — Я оказалась между огнем и дымом… Я встала на подоконник и поняла, что у меня нет иного выхода, кроме как прыгнуть». В последний момент человек, стоявший у здания, жестами показал ей, что ей нужно переместиться в другое помещение, где было меньше дыма. «Тот коридор был адом, все было черным-черно… Если бы кто-то не открыл дверь, я бы ни за что не нашла это помещение», — добавила она.

Сначала люди стояли на лестничных площадках между этажами, где можно было сделать глоток свежего воздуха, открыв окна. Но незадолго до 8 вечера пожар внезапно усилился, и пламя охватило главную лестницу вплоть до четвертого этажа. Это привело к резкому росту температуры, и лестничные пролеты заполнились густыми клубами черного дыма и ядовитых паров.

Воздушные мешки исчезли, и многие люди умерли прямо рядом с окнами, ставшими совершенно бесполезными. По крайней мере, восемь человек, в том числе 17-летний молодой человек, выпрыгнули из окон в попытке спастись от удушья. На любительских видеороликах, снятых очевидцами с улицы, видно, как с верхних этажей один за другим падают люди. 15 человек на пятом этаже погибли в облаке угарного газа, образовавшегося в результате пожара.

Свидетели вспоминают то, с какой скоростью относительно маленький пожар вдруг превратился в настоящий ад. «Всего за несколько секунд коридор полностью заполнился черным дымом… Было нечем дышать, и я ничего не видела», — вспоминает Елена, врач пункта первой помощи, располагавшегося на втором этаже.

Ситуация усугубилась еще больше, когда группы вооруженных проукраинских активистов попытались взять здание штурмом через боковые входы. В коридорах и на лестницах здания велись ожесточенные схватки.

Из нескольких сотен людей, которые укрылись внутри здания Дома профсоюзов, 42 человека погибли. Остальных удалось эвакуировать. Десятки людей пытались укрыться в помещениях, не охваченных огнем, а некоторые спасались от огня на крыше.

Хотя многие проукраинские активисты помогали спасать людей из пожара, другие продолжали избивать тех, кому удавалось выбраться из горящего здания. «На внутреннем дворе все было залито кровью и водой, — рассказала Елена, которой удалось спастись, спустившись по пожарной лестнице. — Они кричали: “На колени, на колени!”»

Во время пожара вокруг здания собралось множество сотрудников местных подразделений милиции особого назначения, однако они в основном старались не вмешиваться.

Представители «Группы 2 мая» предложили следующую версию развития событий. Цитируя множество источников, они утверждают, что между милицией и активистами обеих сторон был заключен неофициальный договор. Согласно его условиям, футбольным фанатам разрешалось сжечь палатки, поставленные пророссийскими активистами у здания Дома профсоюзов.

Милиция, местные чиновники и проукраинские активисты считали, что снос этого палаточного лагеря улучшит ситуацию с безопасностью в Одессе, тогда как пророссийские активисты рассчитывали на то, что такое столкновение повысит их репутацию.

По словам Герасимовой из «Группы 2 мая», такая версия вполне согласуется с историей этого города на черноморском побережье и традициями местных колоритных мафиозных структур. «Была предпринята попытка разрешить этот конфликт путем знаменитой одесской сделки», — добавила она.

Пророссийские активисты указывают на то, что одним из главных итогов событий того дня стало полное уничтожение пророссийского политического движения Одессы.

Долженков, который, по слухам, возглавил атаку в центре города, в настоящее время находится под следствием вместе с 19 другими фигурантами дела по обвинению в организации массовых беспорядков. Другие лидеры этого движения бежали в Приднестровье или в Россию. Некоторые сейчас находятся в Крыму, который в прошлом году Россия аннексировала. По слухам, около тысячи жителей Одессы вступили в ряды ополченцев на востоке Украины.

В преддверии годовщины событий 2 мая 12 человек, связанных с пророссийскими группами, были арестованы в ходе антитеррористической операции, состоявшейся в среду, 29 апреля, как сообщили представители служб безопасности Украины. Среди задержанных, если верить сообщениям, оказалась мать лидеров пророссийского движения Артема и Антона Давидченко, которые покинули территорию Украины в прошлом году, а также местный пророссийский журналист.

Между тем, против проукраинских активистов не было возбуждено ни одного уголовного дела в связи с событиями, которые привели к трагедии в Доме профсоюзов. Медленно продвигающееся расследование и некомпетентность следователей, вероятно, обусловлены всеобщим чувством вины, а также желанием прикрыть влиятельных киевских чиновников, как говорит журналист Константинов.

По его словам, свидетелей допрашивали при помощи стандартных форм, и ему пришлось надавить на следователей, чтобы они приняли к рассмотрению уникальные фото- и видеоматериалы, собранные журналистами новостного сайта, на который он работает. «Суды находятся под колоссальным давлением с обеих сторон», — добавил он.

Все 48 погибших были из Одессы или Одесской области, и то, что 2 мая одесситы совершили жестокое преступление против одесситов, является неоспоримым фактом. Активисты обеих сторон признают, что жители этого портового города до сих пор делятся на два примерно одинаковых лагеря — на тех, кто предпочитает укрепление связей с Россией, и тех, кто верен киевскому правительству.

С лета 2014 года вероятность пророссийского переворота в Одессе снизилась, однако в городе сохраняется заметная напряженность в связи с серией взрывов в центре города, направленных против проукраинских организаций, а также волнами арестов радикалов, предположительно стремящихся наладить более тесные связи с Москвой.

«Это зверство накапливалось годами, — считает журналист Константинов. — Большинство участников тех событий были одесситами, которые просто ненавидели друг друга».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.