Находясь в прошлом месяце в Москве по поручению президента Ирака Саддама Хуссейна, министр иностранных дел этой страны Тарик Азиз воспользовался случаем, чтобы высказать по национальному телевидению то, что, возможно, уже долгое время хотели бы сказать России многие из стран бывшего советского блока.

"Последние 10 лет в российском правительстве некоторые посты занимают люди, не знакомые с историей взаимоотношений с нами, друзьями России с советских времен, - заявил г-н Азиз. - Многие из этих людей рассматривают Запад как единственный путь решения проблем России".

"Но при Президенте Владимире Путине положение дел начинает меняться, - продолжал г-н Азиз. - Сегодня российские власти снова почувствовали вкус многовековых традиций добрых отношений с Востоком, в частности, с Ираком, другими странами арабского мира, Индией и Китаем".

Он мог бы добавить в этот список также Корею, Иран, Ливию, Анголу и с этой недели Кубу, где в среду должен приземлиться личный самолет Владимира Путина - первого с момента развала СССР осенью 1991 года российского руководителя, посещающего страну, которая создает так много напряженных моментов в духе "холодной войны" и для русских, и для американцев.

Всего через 9 месяцев после своего вступления в должность 48-летний Президент России сделал заявку на значительно более широкие, чем при его предшественнике, отношения России с остальным миром. Он восстанавливает связи Москвы с традиционными странами-сателлитами советской эпохи, в том числе и с некоторыми так называемыми "странами-изгоями", которые обвиняют в пособничестве терроризму либо в стремлении иметь собственное оружие массового поражения, или в том и в другом сразу.

Но г-н Путин делает существенное отступление от советской практики и, стремясь активизировать российскую внешнюю политику, лично отправляется полюбоваться пейзажами бывшей советской империи, где во множестве выросли демократические государства с рыночной экономикой, и в то же время остается немало стран - Куба в их числе, - еще не осуществивших переход к новой экономике с момента, когда десятилетие назад они перестали получать пособия от СССР.

В этих давно знакомых россиянам странах г-н Путин ищет новые возможности как для реанимации находящейся в плачевном состоянии российской промышленности, так и для проведения более активной российской внешней политики, которая одновременно более конструктивна в решении проблем войны и мира, но также и более напориста, когда речь идет о безопасности России и ее торговых интересах.

"Внешняя политика России при г-не Путине напоминает мне коктейль "Красная Звезда", - сказал Андрей Козырев, министр иностранных дел в правительстве Бориса Ельцина. - Это все тот же старый антиамериканизм, но сдобренный поддержкой дестабилизирующих мировую обстановку режимов, от Слободана Милошевича до Саддама Хуссейна, с добавлением весьма узко понимаемого коммерческого интереса". Однако г-н Козырев возлагает большие надежды на г-на Путина. Он утверждает, что российский руководитель пытается удовлетворить интересы весьма широкого спектра российских избирателей, с одной стороны, обнимаясь со старыми диктаторами, а с другой - сближаясь с Западом.

"Поддержание этого баланса абсолютно необходимо для продолжения рыночных реформ, и здесь я должен его поздравить", - сказал г-н Козырев, высказав при этом также опасение, что, балансируя в угоду внутренним группировкам, г-н Путин не сумеет донести до остальных членов мирового сообщества свое целостное мироощущение. "Налицо амбициозное стремление к независимости и самоутверждению, но нет общей стратегии, - сказал он. - Отсюда неуклюжие шаги, которые заставляют Россию казаться иной только лишь ради того, чтобы чем-то отличаться от остальных. Вполне возможно, что в этом проявляется наш национальный комплекс неполноценности".

"Каковы бы ни были его мотивации, но г-н Путин изменил динамику американо-российских отношений", - сказал Майкл Макфол из Московского центра Карнеги, когда в прошлом месяце обсуждал внешнюю политику Владимира Путина с некоторыми официальными представителями Кремля. "Многие годы при г-не Ельцине мы всегда приходили к нему со списком того, что считали необходимым сделать, и всякий раз приходилось долго убеждать его пойти нам навстречу, - сказал г-н Макфол. - Г-н Путин изменил эту динамику: внезапно мы оказались в положении, когда должны реагировать на его инициативы, и некоторым, откровенно говоря, это совсем не по душе".

По мнению экспертов, дипломатия г-на Путина является по большей части прагматичной и конструктивной, как в случае, когда, находясь нынешним летом в Северной Корее, руководитель России предупредил руководителя этой страны Ким Чен Ира, что программа разработки северокорейской баллистической ракеты представляет угрозу стабильности в Азии. На Ближнем Востоке г-н Путин использовал любую возможность, чтобы не затормозить процесс мирного урегулирования и подавить вспышку насилия. Он даже организовал телефонный разговор между израильским премьер-министром Эхудом Бараком и палестинским лидером Ясиром Арафатом, когда последний был в Кремле в прошлом месяце.

Но г-н Путин также отверг предложение Вашингтона о создании национальных систем противоракетной обороны и вместо этого предложил альтернативный выход, который позволил бы распространить защиту от баллистических ракет на Европу и сохранить важный Договор об ограничении систем противоракетной обороны от 1972 года, который запрещает разработку систем противоракетной обороны территории страны.

Когда в марте прошлого года г-н Путин был избран Президентом, аналитики предсказывали, что он станет заниматься преимущественно внутренней политикой. Но он ездит по всему миру, чтобы восстановить дружбу с бывшими союзниками России и вновь открыть их рынки для российского сырья и товаров - нефти, оружия, продуктов металлургии и атомной энергетики, - а также попытаться получить многие миллиарды долларов США, которые страны бывшего советского блока задолжали с советских времен.

Россия подписала соглашения о строительстве атомных электростанций в Китае, Индии и Иране. Ожидается, что на этой неделе г-н Путин обсудит с Фиделем Кастро вопрос, не смогли бы два прежних союзника возобновить прекращенные в 1992 году работы по строительству атомной электростанции на Кубе. Возможно, оба руководителя затронут также тему об инвестициях России в разработку мощных запасов кубинского никеля.

Осенью нынешнего года г-н Путин побывал в Нью-Дели (первый визит российского руководителя в Индию за последние 8 лет) и подписал соглашения на многие миллиарды долларов США, по которым Россия обязуется поставить сверхзвуковые истребители, танки и другие системы оружия для индийских вооруженных сил. В Индии и в Китае Россия стремится отвоевать свою долю международного рынка оружия.

А в Анголе, где когда-то советские и кубинские войска совместно воевали против поддерживаемых Западом сил, Москва пытается прибрать к рукам добычу нефти и алмазов. Москва, возможно, также имеет намерение продать кое-какие системы оружия правительственным войскам, которые пытаются подавить продолжающееся вот уже 25 лет восстание Джонаса Савимби.

Делая эти шаги, г-н Путин соединяет интересы России с интересами советского прошлого, но без идеологической подоплеки. Лучшее из того, что мог заявить г-н Путин о г-не Кастро перед своим визитом на Кубу, это "Куба наш традиционный партнер" и "Куба исключительно важна для нас потому, что она всегда занимала независимую позицию". Эти его замечания не очень-то похожи на восторженную риторику старых времен.

Этой осенью г-н Путин расторг соглашение о прекращении продажи российского оружия Ирану, подписанное в 1995 году вице-президентом США Элом Гором и тогдашним премьер-министром России Виктором Черномырдиным. Хотя некоторые российские специалисты по международным вопросам не согласны с г-ном Путиным, они оправдывают этот его шаг. "Как Россия не считает врагом США, так не считает врагом и Иран, а он платит нам за оружие твердой валютой", - сказал либеральный депутат, член думского комитета по обороне Алексей Арбатов.

Бывший министр иностранных дел г-н Козырев осуждает г-на Путина за сближение с Ираном, однако признает, что некоторые вопросы безопасности России могут быть решены только с помощью Ирана. "Давайте не забывать, что Иран служит противовесом движению "Талибан" в Афганистане", - сказал он, но при этом добавил, что Иран, тем не менее, никогда не сможет компенсировать важные для России поставки западных технологий и западные финансовые вливания в ее экономику.

Г-н Путин, очевидно, это понимает и стремится привязать российскую внешнюю политику к Европе, а также обеспечить России постоянное место среди представителей промышленно развитых стран и в мировой системе торговли. "Он ориентируется прежде всего на Европу, - сказал о Путине представитель Московского центра Карнеги г-н Макфол. - Он предвидит, что в конце концов для будущего России важнее всего быть интегрированной в Европейское сообщество".

Перевод: Виктор Федотов

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.